Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Эскимосы: дружба через океан

Дмитрий Опарин о том, чем отличаются представители одного народа на Чукотке и Аляске

Эскимосы населяют четыре страны, четыре части огромного циркумполярного мира. Они живут в Гренландии, Канаде, на Аляске и Чукотке. В России их численность составляет всего 1 700 человек, в основном сосредоточенных в трех «национальных» селах юго-восточной части Чукотского полуострова. Их родственники живут в 60 километрах, на острове Святого Лаврентия, который видно с берега в хорошую погоду. Впрочем, они уже граждане другой страны. О дружбе одного народа и двух государств рассказывает EastRussia кандидат исторических наук, антрополог с богатым экспедиционным опытом и специалист по эскимосам России и Канады Дмитрий Опарин.

Эскимосы: дружба через океан
Фото: Фото: Дмитрий Опарин
— Один народ, но два соседних государства. Как в такой ситуации не потерять контакт? 
— Прежде всего, надо понимать, что на острове Святого Лаврентия проживают прямые родственники эскимосов Чукотки — тети, дяди, племянники. Их общение и взаимодействие длится уже несколько сотен лет. Оно закончилось только с началом "холодной войны". До 1948 года эскимосы постоянно контактировали друг с другом, ездили друг к другу в гости, женились, обменивались товарами. Основное время для поездок приходилось на май и июнь, когда нет штормов и уже отошел лед. Более того, в середине XIX века на острове был сильный голод, от которого вымерло две трети населения острова Святого Лаврентия, и чукотские эскимосы после этого события вновь начали заселять ту местность. В итоге населением острова стали потомки чукотских эскимосов. В целом же взаимодействие российских эскимосов и прибрежных чукчей с США до 20-х годов XX века было гораздо более интенсивным и тесным, чем с русской администрацией, православной миссией или казаками. К примеру, они служили гарпунерами на американских китобойных суднах. Из европейских языков эскимосы знали английский.

— Как это повлияло на эскимосов Аляски и Чукотки?
— В результате сформировалась интересная социокультурная ситуация, обретшая форму под большим влиянием протестантизма, английского языка, американской культуры и западной экономики – так называемое контактно-традиционное обществе. В нем сочетаются два главных фактора: с одной стороны, люди контактируют с индустриальным миром, находясь в некоторой зависимости от продуктов цивилизации – сахара, табака, граммофонов, виски и пороха, а с другой стороны, продолжают заниматься традиционным природопользованием. При этом структура общества остается традиционной, как и религиозные представления. Такая ситуация сохранялась до 1920-30-х годов, когда советское присутствие на Чукотке становилось все заметнее.

— Есть ли какие-нибудь свидетельства из того периода, которые характеризуют данный тип организации эскимосского социума?
— Существуют воспоминания аляскинских и наших эскимосов, которые еще в 1930-е годы ездили в гости друг к другу. Я брал много интервью у пожилых людей, которые помнят такие приезды. Они рассказывают, что когда аляскинские эскимосы приезжали на азиатский берег, наши эскимосы проводили ритуал – делали вид, что бросают камни в приближающиеся лодки, чтобы оставить духов гостей в море и не пустить на берег. Когда гости выходили на берег, они должны были переступить через костер для своеобразной мистической дезинфекции. Во время таких визитов устраивались праздники, обмены и застолья. 

Я читал воспоминания одного американского эскимоса, который приехал в Советскую Чукотку. Он вспоминал вежливых пограничников, хорошее медицинское обслуживание и визит в кино. Одно из самых сильных переживаний этого эскимоса случилось во время визита в районный центр Провидение. Там он испугался огромной собаки, которая гналась за ним через все село. Выкрикивая просьбы о помощи, герой рассказа вломился в дом к местным жителям, которым пришлось долго его успокаивать. Как выяснилось, большая собака оказалась лошадью, с которой еще не было знакомо население острова Святого Лаврентия.

Таким образом, СССР не препятствовал на первых порах активному трансграничному сообщению с Аляской? 
— В 1948 году границы были закрыты и открылись только в 1989 году. Советские эскимосы скрывали наличие родственников на Аляске, но по-видимому иногда встречались с ними на лодках в пограничных водах. В 1989 году, в конце перестройки границы открыли, началось тесное взаимодействие Чукотки и Аляски – экономическое, гуманитарное, культурное. В 1990-е годы на Чукотке был кризис, и она жила хуже всех регионов России, за исключением военной Чечни. 2/3 населения покинуло регион. Были случаи, когда наши  эскимосы уезжали на Аляску. Во-первых, она помогала — предоставляла лекарства, еду, гуманитарную помощь, так что в настоящее время на Аляске есть наши соотечественники.

В 90-е годы россияне часто ездили на остров Святого Лаврентия на лодках. Такой метод передвижения был основным до того, как утонули 8 пассажиров одной лодки, и власти запретили использование лодок. С тех пор туда летают маленькие самолеты частной американской компании BeringAir, которые осуществляют чартерное сообщение. Впрочем, контакты облегчает то, что коренным народам Чукотки не нужна виза на остров Святого Лаврентия. Год назад лодочное сообщение было восстановлено, так что российские и американские эскимосы возобновили активное взаимодействие.

— Эскимосы общаются только в рамках пограничных территорий, как на Чукотке и Аляске, или у них есть какие-то объединения, ассоциации?
Существует ICC – Inuit Circumpolar Conference, главная ассоциация эскимосов, объединяющая жителей Гренландии, Канады, России и США. Она имеет скорее политический, нежели практический смысл. Если ты хочешь, чтобы глобализированный евроамериканский мир знал о тебе и твоих интересах – следует играть по его правилам, создавать ассоциацию и проводить какие-то мероприятия. Конечно, эскимосы огромного циркумполярного региона общаются друг с другом, обмениваются опытом и пытаются сообща решать свои вопросы. Но практической пользы, по крайней мере, для простых эскимосов Чукотки и Аляски, от ICC не наблюдается.

— Как живут эскимосы Чукотки и Аляски? Есть ли различия в их экономической деятельности, культуре и религиозных представлениях?
Азиатские или сибирские, или чукотские эскимосы в основном живут в трех так называемых «национальных» селах – Новое Чаплино, Сиреники и Уэлькаль. Некоторые проживают в районном центре Провидения, селе Лаврентия, в столице региона Анадыре. Многие учатся в Петербурге, кто–то живет в центральной России – к примеру, в Воронеже. Эскимосы, живущие на побережье Чукотки, занимаются традиционным природопользованием, в частности – охотой на морских млекопитающих: моржей, лахтаков, нерпу и кита. У них есть квоты на отстрел животных. Хотя в России для охоты требуется быть членом артели, получить много лицензий и справок. На острове Святого Лаврентия с этим проще – охотиться может каждый, добывая себе пропитание. Также они занимаются собирательством.

— Была ли организована в новейшее время какая-то промышленность на Чукотке и Аляске? Есть ли какие-то изменения в модели занятости населения?
— Раньше на чукотском побережье были жирцеха, зверофермы, где работали люди. Сейчас основным источником заработка стали государственные, бюджетные организации – школы, ЖКХ и т.п. Отсюда безработица и отток молодого населения, которое смогло получить образование. На острове Святого Лаврентия похожая ситуация. Молодые люди уезжают «на материк» в США в поисках лучшей доли.

— Какова религиозная картина верований эскимосов?
— Российские эскимосы сохранили традиционные верования и анимистические представления о мире – они «кормят духов», соблюдают множество различных правил, но среди них есть православные и протестанты – особенно представители харизматических евангелистских течений, баптисты и пятидесятники. На острове Святого Лаврентия подавляющее большинство эскимосов – протестанты. На этой почве иногда возникают религиозные противоречия.

— Эскимосский язык сохранился в современности? Есть ли какие-то программы по его поддержке или ревитализации?
— Большая проблема в России образовалась в области эскимосского языка, поскольку его носителей осталось очень мало. Чукотские эскимосы – это преимущественно метисы, дети межэтнических браков, которые живут в смешанных чукотско-эскимосско-русских поселениях. На острове Святого Лаврентия ситуация более здоровая, чем в России, так как там эскимосы практически изолированы от внешнего мира, и сохраняют дистанцию от глобальной культуры. В этом им помогла география и особенности исторического развития Америки и Аляски. На острове Святого Лаврентия есть два поселения, в которых живут только эскимосы – там почти все говорят на эскимосском языке, есть языковая среда. Более того, издают компьютерные игры на эскимосском языке для детей, снимают кино и печатают книги. У нас таких программ нет – только частные и зачастую слабые инициативы. Одно время в Новом Чаплино в школе даже не преподавался язык – не было ресурсов и специалистов.

— Пытаются ли решить проблему с эскимосским языком в России?
Попытки есть, но на фоне международного опыта они выглядят неуверенно. Есть группа в What’s up, где объединены в одном чате эскимосы Чукотки и острова Святого Лаврентия, всего около 200 человек. Там они постоянно переписываются в равной пропорции на русском и эскимосском языках. Благодаря интернету создается виртуальное пространство для коммуникации. Положительным примером развития эскимосского языка и культуры служит остров Святого Лаврентия, где нет страха перед новациями, и есть база для развития аборигенной культуры. На Аляске и в Канаде эскимосы активно используют современные возможности медиа-пространства для сохранения своей идентичности. Ведется здоровая и правильная работа, которая развивает эскимосскую культуру, адаптируя её к современному миру с использованием информационных технологий .В России же наоборот редко используют виртуальные технологии для помощи коренным народам, стараются изолировать их культуру от влияния внешнего мира. Как показывает практика, законсервировать народы нельзя – они тоже хотят иметь красивую одежду, смартфоны и блага цивилизации. Им надо помогать адаптироваться самим и приспосабливать свою культуру под реалии современности, что только помогает сохранению идентичности, языка и культуры.

— Насколько распространен алкоголизм на Чукотке и среди эскимосов Аляски? Во времена СССР в тех районах бытовал суровый «сухой закон». Он сохранился?
— Ограничение спирта и спиртного – крайне важная мера для этих регионов. Алкоголизм является большой проблемой любого аборигенного населения, неважно, сибирского или североамериканского. В национальные села Чукотки до сих пор запрещен бесконтрольный ввоз спирта и водки, но запрещенные продукты проходят к эскимосам. Есть коррупционные схемы, некоторые частные предприниматели круглосуточно продают спирт и развозят его по охотничьим базам. Алкоголизм среди эскимосов достигает безумных, чудовищных масштабов. На Чукотке он становится причиной насильственных смертей, несчастных случаев, суицидов, ранних беременностей и т.д. На Аляске процент алкоголиков ниже, но там другая беда – наркотики, которых нет на Чукотке, поскольку это более дорогой объект зависимости. На острове Святого Лаврентия тоже действует сухой закон – если ты хочешь выпить спиртного, то едешь в город, в Ном.

— У эскимосов есть особые привилегии, права, как у коренного малочисленного народа?
— Да, безусловно. В первую очередь это квоты – они имеют право охотиться на кита и убивать от 3 до 5 особей в год. Есть квоты на отстрел моржей, нерп, лахтаков и т.д. Эскимосам предоставляется бесплатная дорога до материка, до Москвы, раз в два года, причем в обе стороны. В бюджетной сфере им платят довольно высокие зарплаты благодаря надбавкам, существуют квоты на поступление в некоторые петербуржские ВУЗы. Многие люди, только на четверть эскимосы или чукчи, записываются в коренное население ради получения привилегий. В случае беременности или болезни, каждый житель отдаленного села может вызвать санитарный рейс и его или ее отвезут на вертолете в районный центр. Конечно, эта услуга действует не только на эскимосов, но они ей активно пользуются. Каждый вертолет, на котором я летал, перевозил хотя бы одну беременную девушку.

— Что бы вы как специалист посоветовали государству или частным активистам, желающим помочь российским эскимосам?
— Во-первых, я считаю, что нет исключительно «эскимосских» проблем. Надо создавать рабочие места, чтобы люди не спивались и не уезжали на материк — развивать традиционное природопользование, формировать рынок сбыта, развивать туризм, косторезное искусство. Во-вторых, необходимо вкладывать деньги в сохранение языка – делать компьютерные игры на эскимосском, выпускать новые учебник и другие образовательные материалы. В-третьих, в каждом селе должны быть группы анонимных алкоголиков, штатные наркологи и штатные психологи, которые бы не наездами работали с населением, а помогали бы людям круглый год.

Эскимосы Чукотки. Фото Дмитрий Опарин