Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Ловить или резать

Нужна ли Дальнему Востоку рыбопереработка на берегу, выясняла EastRussia

Росрыболовство предполагает с момента распределения инвестиционных квот, которые должны поощрить рыбаков, вкладывающихся в отечественное судостроение и переработку, начать создавать Дальневосточный рыбоперерабатывающий кластер (РПК). EastRussia опросила представителей ключевых рыбодобывающих субъектов Дальнего Востока и экспертов, что отрасли нужнее: больше ловить, много перерабатывать или проще увозить готовую продукцию.

Ловить или резать
Фото: Дмитрий Щербаков

Добавить мощностей 

В текущем году в случае принятия поправок в Федеральный закон «О рыболовстве»  должна начаться заявочная кампания на распределение квот на инвестиционные цели. Росрыболовство, напомним, предлагает распределять 20% от общего объема квот на добычу биоресурсов среди тех субъектов отрасли, кто готов заказывать суда в России и строить рыбоперерабатывающие фабрики. Квоты в случае одобрения такого механизма начнут выделяться с 2019 года, когда стартует новый распределительный период. Именно после этого, уточняет EastRussia руководитель пресс-службы Федерального агентства по рыболовству Ксения Тимакова, должна заработать концепция рыбопромышленного кластера (РПК) на Дальнем Востоке. 

В рамках ее реализации Росрыболовство предлагает создавать за счет частных инвестиций дополнительные добывающие, перерабатывающие, логистические и научно-исследовательские мощностей в Приморье, на Камчатке, Сахалине и Курилах. Главная цель — взамен продажи рыбы за рубеж наладить производство продукции с высокой добавленной стоимостью и увеличить ее поставки с Дальнего Востока на внутренний рынок по доступным ценам. Сама идея РПК, отметим, далеко не нова. Ранее проект аналогичного объекта разрабатывала администрация Приморья. Но представители отрасли встретили концепцию прохладно, а Росрыболовство забраковало проект как слишком нацеленный на логистику, а не на переработку, и чересчур локальный. 

Тем не менее, Приморье по новой концепции остается ядром РПК: оно имеет выход через незамерзающие порты и Транссиб на центральную Россию и развитые рыбную и смежные отрасли. Здесь в рамках создания кластера могут появиться оптово-распределительный центр на 50 тыс. тонн единовременного хранения, завод по выпуску 200 тыс. тонн в год филе минтая, многоцелевой рыбоперерабатывающий комплекс, предприятие по выпуску 30 тыс. тонн замороженных полуфабрикатов и инновационно-научный парк. Камчатскому краю Росрыболовство отводит роль ремонтной базы для промыслового флота и центра по переработке лососевых, а также одного из основных пунктов перевалки и хранения рыбопродукции, в том числе по Севморпути. На Сахалине предлагается развивать переработку лососевых, минтая, иваси и скумбрии. 

Справка EastRussia. По данным Росрыболовства, в 2016 году дальневосточные рыбаки добыли почти 3,12 млн тонн морских биоресурсов — это на 8% больше, чем в 2015 году. Вылов минтая на Дальнем Востоке составил 1,74 млн тонн, сельди — 398,9 тыс. тонн, трески — 87,7 тыс. тонн, крабов — 57 тысяч тонн. Крупнейшим рыбодобывающим субъектом страны остается Камчатка — за 2016 год вылов здесь составил 1,06 млн тонн. Суммарный объем вылова в России, по предварительным данным,— 4,75 млн тонн (на 5,5% больше рекордного уровня 2015 года). 


Перерабатывающая уместность 

Между тем, у позиции Росрыболовства о необходимости обязательного развития береговой рыбопереработки по всему Дальнему Востоку есть и критики. Так, начальник отдела министерства рыбного хозяйства Камчатского края Владимир Давыдов говорит EastRussia, что рыбакам, по его мнению, «нужно прежде всего позволить больше ловить». «Я всегда говорил, что задача рыболовства сначала — брать сырец. Это тот же путь, что и у других добытчиков: никто не говорит, что всю нефть нужно перегонять в бензин, а газ — запечатывать в зажигалки. И газопроводы строятся, и торговля на экспорт идет нормально. А почему рыбой-сырцом нельзя торговать? На первоначальной стадии рыбак это и делает — ловит, быстро морозит и продает, получая валютную выручку, не отвлекаясь на колоссальные затраты по строительству фабрик и холодильников. Буквально „поймал—продал“, занимая нишу в море: кто ничего не ловит, того быстро вытесняют»,— говорит он. 

Модернизация рыбной отрасли нужна, согласен Владимир Давыдов. Но она должна начинаться с добывающих мощностей, и лишь при условии 100-процентного освоения квот рыбаку следует думать, как «выжимать из своего сырца все — и добавочную стоимость, и готовую продукцию». Процесс создания перерабатывающих производств на Камчатке так и шел — исходя из потребностей бизнеса, напоминает он. Но сейчас, по его словам, в регионе наблюдается переизбыток перерабатывающих мощностей: «За последние годы рыбаки построили более 17 заводов — это те, о которых мы хорошо знаем, поскольку регион частично возмещал им затраты. И еще есть те, что строились без господдержки. Но заводы работают до половины времени — у них нет ресурса для полной загрузки». 

Кроме того, обращает внимание Владимир Давыдов, перерабатывать рыбу в северных субъектах ДФО — это значит везти сюда из центральной части России или из Владивостока морем буквально все: «баночку, соль, специи, этикетку»,— а затем еще и везти запакованную рыбу обратно. Для российского рынка, даже для Приморья и Сахалина, эта продукция с учетом более высоких затрат на ее производство будет неконкурентоспособна, подчеркивает он, а местный уже и так заполнен. Перерабатывающие производства выгоднее ставить близ центров потребления, например, в Подмосковье, подчеркивает Владимир Давыдов. 

В то же время, в Приморье по-прежнему больше нацелены на развитие логистики. По информации и.о. директора Департамента рыбного хозяйства и водных биологических ресурсов Приморского края Сергея Наставшева, в проекты по строительству холодильных мощностей для хранения рыбы и рыбопродукции в регионе собираются вложиться сразу несколько компаний: «Владивостокский рыбный терминал», «Находкинский морской рыбный порт», «Диомидовский рыбный порт», «Преображенская база тралового флота», «Красный вымпел» и «Комплексные решения». Впрочем, рыбопереработка в планах  также присутствует. Например, холодильно-складской объект «Комплексных решений» на острове Русский должен включать цех по переработке. Производственный комплекс ГК «Диомидовский рыбный порт» — также цех по переработке минтая и его отходов мощностью до 50 тыс. тонн в год. 


Придет ли инвестор 

Но директор Дальневосточного центра региональных исследований Александр Тимофеев полагает, что принятие поправок в законодательство не заставит отечественный бизнес массово вкладываться в рыбопромышленный кластер на Дальнем Востоке, а иностранцам это будет выгодно «только при условии гарантированных экспортных поставок продуктов переработки в свои страны». «Но тогда подвисает главная цель создания РПК — обеспечение продукцией российского потребителя. Мы, поменяв рыбу на рыбный кластер, можем обнаружить, что для нас самих этой рыбы уже не осталось»,— говорит Александр Тимофеев. 

Более категорично настроен приморский экономист Николай Матвиенко. «Развитие рыбной отрасли — это развитие рынков сбыта, технологии продаж, системы контрактации, доступ к дешевым кредитам. Про это в концепции РПК от Росрыболовства нет ни слова»,— считает он. По мнению эксперта, инвестиции в очередные стройки — «последнее, что необходимо для оздоровления рыбного сектора дальневосточной экономики». «Давайте называть вещи своими именами: рыбный промысел — последний вид собирательства, оставшийся в человеческом хозяйстве со времен палеолита. Издержки промысла год от года лишь растут, ресурсы дорожают. Кому нужны будут различные „инновационные заводы по выпуску филе минтая“, если дороговизна сырья сделает сроки окупаемости всех этих заводов чуть более чем бесконечность?». 

Однако говорить, чем обернется реализация концепции РПК на Дальнем Востоке, еще рано, дипломатичен президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов. «Вероятно, созданный в конце концов рыбный кластер вберет в себя элементы двух основных подходов. Первый — надо строить новые мощности по хранению и переработке. Второй — надо развивать уже существующие. Мое мнение: и новые надо строить, и старые развивать»,— говорит он.