Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Магаданская область: итоги - 2015, тенденции - 2016

Жизнь в долг и ставка на золото

Как и в большинстве других регионов Дальнего Востока, тенденции социально-экономического развития Магаданской области остаются неоднозначными, есть здесь как свои взлеты, так и трудности. Причем прошлый год продемонстрировал по разным направлениям просто крайние результаты, как лучшие, так и худшие. При этом регион вновь начал делать ставку на одну из главных отраслей своей специализации – золотодобывающую промышленность. В прошлом году как раз в этой сфере начались новые положительные сдвиги, которые позволяют прогнозировать успешный рост золотодобычи на Колыме на стратегическую перспективу.

Магаданская область: итоги - 2015, тенденции - 2016

Ростислав Туровский

Доктор политических наук, профессор НИУ ВШЭ, научный редактор East Russia

Золотой век Колымы

Во-первых, одним из главных событий прошлого года в Магаданской области стало начало добычи на месторождении Павлик в Тенькинском районе. Столичная группа «Арлан», которой принадлежит актив, вошла в число ключевых инвесторов Магаданской области и запустила свой первый крупный проект в золотодобывающей отрасли (золото не было изначальной специализацией этой группы, но в последние годы она переключилась на него, сделав при этом ставку на Магаданскую область). Деятельность «Арлана» будет теперь, вероятно, способствовать росту показателей добычи золота в регионе в целом, причем компания имеет намерения быстро войти в десятку ведущих производителей золота в России. При этом существует перспектива постепенного ввода в строй все новых месторождений золота, хотя на данном этапе рано еще утверждать, когда это произойдет, и в каких масштабах будет развиваться эта добыча. Но, так или иначе, вслед за Павликом могут заработать и остальные месторождения группы «Арлан», такие как Бурхалинское, Шахское, Утинское, Родионовское.

Во-вторых, после долгих согласований и даже конфликтов сдвинулся, наконец, с мертвой точки процесс освоения Наталкинского месторождения, которое относится к числу крупнейших в России. Причем в течение прошлого года еще нельзя было уверенно утверждать, что проект состоится. Более того, со стороны высокопоставленных чиновников, в т. ч. губернатора Магаданской области Владимира Печеного звучали предложения отозвать у компании «Полюс Золото» лицензию. Как известно, в связи с приостановкой проекта возникла и угроза увольнения его сотрудников, которая тоже взволновала региональные власти. Однако в конечном итоге лоббистские усилия компании и семьи сенатора Сулеймана Керимова, которая ее контролирует, на федеральном уровне оказались крайне успешными. Тем самым Сулейман Керимов вновь продемонстрировал свое влияние. Федеральное правительство в самом конце прошлого года согласилось принять участие в финансировании инфраструктурной составляющей месторождения, что собственно и стимулировало весь процесс. Проект получит государственную инфраструктурную поддержку из федерального бюджета по линии Минвостокразвития в рекордном для этого механизма размере 9,9 млрд рублей, также рассматривается софинансирование проекта со стороны Фонда развития Дальнего Востока.

Таким образом, вслед за месторождением Павлик может начать работу и Наталкинское месторождение, расположенное, кстати, в том же Тенькинском округе Магаданской области. Причем и группа «Арлан», и «Полюс Золото» продемонстрировали свое умение сотрудничать с властями и согласовывать с ними свои интересы. Этот процесс позволяет говорить о весьма радужных перспективах традиционной отрасли Колымы.

На этом фоне региональные власти постарались внести свой вклад в развитие золотодобычи. Владимир Печеный начал активно выступать за разработку российского законодательства, позволяющего легально включиться в добычу золота индивидуальным предпринимателям. Колыма имеет давние традиции старательства, но сейчас правовая база отсутствует. Предполагается, что новый закон позволит стимулировать пусть небольшую, но тоже значимую добычу россыпного золота (на уровне 250-300 кг в год), а также создать на этой основе успешный малый бизнес (и с ним до 2 тыс. рабочих мест), в чем регион тоже заинтересован. Инициативы Владимира Печеного вызвали позитивную реакцию в общественном мнении, нашли поддержку Юрия Трутнева, Александра Галушки, Минприроды, но пока окончательно «пробить» собственно законодательную инициативу не удалось. В любом случае у региона есть запас прочности, связанный с разработкой крупных месторождений влиятельными компаниями, о которых речь шла выше.

Правда, избежать одного негативного события в золотодобывающей отрасли Магаданской области все-таки не удалось. Закрылся первый и единственный на Колыме аффинажный завод, запуск которого был в свое время одним из важнейших проектов и предметом гордости ныне покойного губернатора В. Цветкова. Но завод не смог стать конкурентоспособным, и производители золота в регионе так и не сделали на него ставку, сдавая продукцию на заводы в других регионах страны.

 

Просторы без ТОРов

Подготовка в освоению новых месторождений, как в Магаданской области, так и на Чукотке, все больше подталкивает к созданию в этих регионах объединенной энергосистемы. Интересным образом намечается новый этап интеграции двух регионов, которые когда-то составляли одно целое в политико-административном пространстве, поскольку Чукотский АО являлся частью Магаданской области. Тем самым назревает реализация не только локального инфраструктурного проекта Наталкинского месторождения, но и масштабного энергомоста, призванного соединить два региона и обеспечить электроэнергией западные районы Чукотки, в которых предполагается разработка ряда крупных месторождений меди, золота и др. По этому вопросу велись консультации с федеральным правительством, в итоге было подписано соглашение. Однако говорить о быстрой и гарантированной реализации проекта энергомоста пока еще рано. Несмотря на развитие электроэнергетики и строительство новой Усть-Среднеканской ГЭС, Магаданская область вряд ли будет обладать столь большими объемами избыточной электроэнергии. Актуален вопрос, за счет каких средств будет финансироваться строительство энергомоста, и окупит ли себя этот проект. Таким образом, превращение Магаданской области в энергетического «донора» остается под вопросом.

Одним из успехов Магаданской области стало продление срока действия особой экономической зоны до 2025 года, в соответствии с федеральным законом, принятым еще в 2014 г. В то же время, как это часто бывает в российской практике, принятие закона еще не означает, что все связанные с ним расчеты и надежды сразу начинают реализовываться. Прошлый год ушел на согласование различных деталей. Например, постановление правительства по ОЭЗ было подписано в августе, а программа развития особой экономической зоны принята только в конце декабря. С 1 января 2016 г. заработал закон о новых особенностях налогового режима в ОЭЗ (он предполагает понижение ставки налога на прибыль в той части, которая идет в бюджет региона). Поэтому о реальных результатах не просто продления срока действия ОЭЗ, но и улучшения условий для инвесторов, в т.ч. в надежде стимулировать с их помощью реальный сектор, говорить можно будет только по итогам 2016 г., если не позже. Несмотря на то, что режим ОЭЗ действует в Магадане с 1999 г., очевидного влияния на экономическое развитие региона он так и не оказал (в отличие от аналогичного случая Калининградской области, где были достигнуты реальные результаты в виде роста производства автомобилей, мебели, электротехники и пр.). Поэтому продление срока ОЭЗ надо рассматривать не просто как инерцию и ситуативный успех региона, но скорее как «второе рождение» проекта, с расчетом на то, что он будет, наконец, стимулировать развитие территории.

Тем временем на фоне небыстрого продолжения очередных попыток превратить магаданскую ОЭЗ в драйвер экономического роста, регион так и не смог добиться поддержки правительства с целью запуска территории опережающего развития (ТОР). В итоге, располагая ОЭЗ, Магаданская область осталась единственным регионом Дальнего Востока, где нет, и пока не предполагается своей ТОР. При этом регион не раз предлагал свои варианты, но остался ни с чем. В последнее время расчет был сделан на ТОР в Омсукчанском округе, где предполагалось начать добычу угля, а также построить 140-километровую автомобильную дорогу к морю и небольшой портовый терминал в бухте Пестрая Дресва. Бенефициаром этого процесса виделась Восточная горнорудная компания, вполне влиятельный игрок, занимающийся добычей угля на Сахалине (ВГК – совместный проект группы ИСТ, имеющей крепкие позиции в Магаданской области, и владельцев сахалинской угольной промышленности во главе с Олегом Мисеврой). Однако было решено создавать угольную ТОР на Чукотке, а магаданский проект ТОР показался федеральному правительству недостаточно перспективным. Альтернативные и более «заманчивые» варианты ТОР в Магаданской области остаются неразработанными.

После того, как начал работу Свободный порт Владивосток, власти Магаданской области, как и ряда других регионов, заинтересовались и подобной перспективой. Прозвучали предложения о создании Свободного порта в Магадане. Однако Магаданская область не попала в проект закона «О Свободном порте Дальнего Востока», подготовленный Минвостокразвития, да и в условиях периферийного положения Магадана, учитывая в этой связи и неоднозначный опыт магаданской ОЭЗ, перспективы Свободного порта видятся сомнительными.

Обращает на себя внимание неудачное продвижение регионом своих интересов в рыбной отрасли. В течение года областные власти не раз демонстрировали свое беспокойство и состоянием рыбозаводов, и розничными ценами на рыбу. В отношениях с центром напряжение вызвала инициатива по передаче контрольных полномочий в Хабаровск с последующим закрытием Охотского территориального управления Росрыболовства (в результате терруправление Федерального агентства осталось в Магадане). Также Магаданская область не вошла в проект рыбопромышленного кластера, который появился в начале 2016 г.

Таким образом, пока можно говорить лишь о том, что Магаданская область пытается развиваться с опорой на свои старые ресурсы. Возникли новые перспективы в золотодобыче, предпринимаются попытки оживить работу ОЭЗ. Но вот по менее «традиционным» направлениям прогресса нет, незаметны ни инициативы региональных властей, ни решения центра. Ни угольная, ни рыбная промышленность не получили стимулов для роста. Разведка нефти на шельфе тоже не дает прорывов (хотя не только «Роснефть», но и норвежская Statoil подтвердили свое участие в проекте), тогда как региону приходится по-прежнему сталкиваться с более прозаической проблемой дороговизны ГСМ. Региональные власти в целях отладки отношений с поставщиками ГСМ заключили соглашения о сотрудничестве и с «Роснефтью» (основной поставщик ГСМ), и с «Газпром нефтью». Как уже сказано, область остается без ТОР, что выделяет ее в худшую сторону на фоне остальных территорий ДФО.

 

Дефицит 14% – не приговор

В результате Магаданская область осталась в сложной финансовой ситуации, которая в 2015 г. не улучшилась. Причем регион и здесь сильно «подвёл» федеральный центр, сокративший Магаданской области дотации. Так, безвозмездные перечисления из других бюджетов, т.е., по сути, федеральные трансферты, оказались в прошлом году в консолидированном бюджете области на 22% меньше, чем в 2014 г. Особенно резко упали дотации (на 27,1%), включая их основной вид – дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности (на 24,2%). Причем по спаду объема дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности Магаданская область показала антирекорд среди всех дотационных регионов Дальнего Востока и заняла второе место с конца по России в целом. Выглядело это очень странно, поскольку Магаданская область отнюдь не стала процветающим регионом со сбалансированным бюджетом, чтобы так сокращать ей финансовую помощь. На соседней Камчатке, где потребность в дотациях тоже очень велика, ничего подобного не случилось. Правда, центр немного нарастил субсидии (на 4,9%) и сохранил на прежнем уровне субвенции (спад на 0,6%), но в общей сложности это региональному бюджету не помогло.

Таким образом, бюджет региона стал испытывать явные перегрузки. Позитивным фактором стал рост собственных доходов бюджета (на 19%), свидетельствовавший об успехах крупных региональных налогоплательщиков (главным образом – производителей золота и серебра). Например, рост по налогу на прибыль составил фантастические 68,3%, собственно и обеспечив рост доходов региона. Подчеркивая позитивные тренды в горнодобывающей отрасли, резко выросли и поступления от налога на добычу полезных ископаемых (на 45%). С зарплатами и, соответственно, подоходным налогом ситуация была хуже, и поступления от подоходного налога почти не изменились (спад на 0,3%). Из значимых для регионального бюджета налогов отмечался спад по налогу на имущество организаций (на 9,1%).

Таким образом, регион, за счет своих крупных налогоплательщиков, смог компенсировать резкое сокращение федеральных дотаций. Это позволило ему обеспечить небольшой общий рост доходной части бюджета на 1,85%. Однако, отсутствие финансового провала (т.е. замещение снизившихся дотаций собственными доходами) трудно признать позитивным трендом. Региональные власти не смогли (или не захотели) оптимизировать свои расходы, которые выросли больше, чем доходы (а именно – на 5,1%). Результатом стал огромный, 14-процентный дефицит бюджета. Магаданская область стала также слишком уж активно наращивать долговые обязательства. Ее государственный долг вырос за год на 89,3%, что стало рекордом в ДФО и вторым показателем негативной динамики по стране в целом. Долги по бюджетным кредитам выросли на 51%, но особенно бросается в глаза тот факт, что регион нарастил и долги банкам, что нетипично для многих других субъектов федерации (рост на 94,1%, четвертое место по динамике в стране и первое в ДФО). Долг наращивала область, чтобы выделить муниципальным образованиям средства на балансировку бюджета: муниципальный долг вырос только на 7%. Итоговое отношение государственного и муниципального долга к собственным доходам консолидированного бюджета области достигло 77,5%. Это не рекорд на Дальнем Востоке (и, кстати, объем государственного долга Магаданской области пока уступает Чукотке), но весьма опасный уровень показателя, учитывая слишком резкую динамику. Тем самым проявились все признаки несбалансированной бюджетной ситуации.

В условиях осложнившейся («благодаря», в данном случае, центру) финансовой ситуации регион предпочел сохранить и даже нарастить свои расходные обязательства. Были сохранены расходы на наиболее крупные статьи – ЖКХ (рост на 1,7%) и образование (спад на 0,3%). По здравоохранению достигнут рост на 4,3%, а по социальной политике на 7,4%. Еще более значительная позитивная динамика отмечалась в дорожном хозяйстве – увеличение расходов на 12,5%. Регион не снизил расходы на общегосударственные вопросы (рост на 3,4%), но это отчасти было связано с проведением региональных и муниципальных выборов, поскольку расходы непосредственно на деятельность органов власти были снижены.

Таким образом, Магаданская область в своей финансовой политике повела себя так, словно никакого кризиса в стране нет. Безусловно, в регионе в течение последних лет растут собственные доходы регионального бюджета при снижении федеральных дотаций. Но обратной стороной этого процесса оказались и бюджетный дефицит, и наращивание долгов. Стоит также заметить, что регион все равно подвергался критике – со стороны ОНФ, на его федеральном форуме по здравоохранению (в вину ставилось недостаточное развитие службы «скорой помощи»). Этот вопрос был впоследствии поставлен перед губернатором и Владимиром Путиным. Затем ОНФ критиковал уже закупки региональными властями специальных машин «скорой помощи». Однако острого конфликта между губернатором и ОНФ все-таки не было, и критике на федеральном уровне Владимир Печеный почти не подвергался. Тот же ОНФ, например, включил Магаданскую область в число российских лидеров по доступности социальных объектов для инвалидов.

 

А почувствовали ли жители?

Кроме того, в регионе возник разрыв между динамикой социальной и экономической ситуации. В экономике все было очень даже хорошо. Отличные показатели Магаданская область продемонстрировала в инвестиционной сфере: рост в январе-ноябре 2015 г. составил 49,6%,  и больше ни один из регионов ДФО не показал столь позитивной динамики. Это совпало с запуском того же месторождения Павлик и др. Хотя интересно, что объемы строительных работ в регионе опять упали (на 7,1% за год). Промышленность в регионе выросла за год на 6,5% (второй показатель роста в ДФО), а сельское хозяйство и вовсе на 16% (хотя, конечно, при небольших его оборотах в целом). В аграрном секторе ДФО Магаданская область вообще была единственным регионом, где происходил рост.

В то же время Магаданская область оказалась ярким примером того, когда «абстрактные» (для населения) финансовые и экономические показатели не обязательно сразу конвертируются в повышение уровня жизни граждан. Напротив, в ДФО она отличилась на фоне всех успехов своего производственного сектора слабой социальной динамикой. Так, реальные денежные доходы населения упали в январе-ноябре 2015 г. на 8,2%, а оборот розничной торговли за год снизился на 6,1% (один из худших результатов, вместе с Амурской областью). Область, во многом по вине своего периферийного положения, отличилась и заметным ростом цен, особенно на продовольственные товары (на 16,5% по состоянию на декабрь 2015 г. в отношении к декабрю 2014 г.). В результате простые жители региона не смогли стать бенефициарами его экономического роста и не испытали на себе его преимущества.

Нежелание областных властей оптимизировать расходы было, вероятно, связано с проведением масштабной избирательной кампании, включавшей выборы в областную думу, городскую думу Магадана и представительные собрания остальных муниципалитетов. В связи со слабостью оппозиции, снижением уровня внутриэлитных противоречий и умелой публичной политикой региональных властей выборы имели весьма благоприятный результат и стали новым шагом на пути к укреплению позиций Владимира Печеного.

Основная кампания – выборы в областную думу – завершились ростом электоральных рейтингов «Единой России» (с 50% до 57,7%, в сравнении для областных выборов 2010 и 2015 гг.) и «Справедливой России» (с 11,2% до 13,5%), вышедшей на второе место, в то время как КПРФ и ЛДПР  снизили уровень поддержки (КПРФ с 16% до 11,4%, ЛДПР с 13,7% до 10%). Партия «РПР-ПАРНАС» не прошла регистрацию и не смогла принять участие в выборах, но и вряд ли могла претендовать на значительную поддержку. Это привело к небольшому перераспределению мест в областной думе: КПРФ потеряла один мандат, оставшись с одним-единственным депутатом, а «Справедливая Россия» приобрела, и ее представителей стало двое. У ЛДПР как был, так и остался один депутат. Фракция «Единой России» оказалась с тем же числом депутатов – 17 из 21, и полностью доминирует в законодательном органе власти.

Динамика городских выборов в Магадане была сложнее, поскольку вместо полностью мажоритарной системы здесь ввели смешанную, и половина депутатского корпуса избиралась по спискам. Интересно, что число депутатов в городе (28) по-прежнему больше, чем на областном уровне (21). Результатом перехода на смешанную систему стало ожидаемое появление в городской думе единичных представителей других партий – по два от КПРФ и «Справедливой России», один от ЛДПР. В городе КПРФ вышла на второе место по числу голосов (14,1%), опередив «Справедливую Россию» (13,8%) и ЛДПР (8,9%). Но «Единая Россия» сохранила свое полное доминирование, получив 23 мандата (в прошлом созыве в состав фракции входили 19 депутатов, но остальные избрались, как самовыдвиженцы, и представителей оппозиционных партий не было). Ее электоральный рейтинг на городских выборах составил неплохие 52,3% голосов, немного меньше, чем по области в целом.

Таким образом, ни одна из оппозиционных партий не смогла стать явным лидером на протестном поле. КПРФ, добивавшаяся временами в Магаданской области неплохих результатов, провела последнюю кампанию неудачно. На этом фоне «Единая Россия» закрепила свое доминирование, а на персональном уровне губернатору удалось повысить уровень своего влияния над другими властными органами. Так, выходец из его «городской» команды С.Абрамов занял позицию спикера областной думы и главы ключевого комитета по экономическому развитию, бюджету и налогам (прежний спикер, опытнейший депутат А.Александров больше не баллотировался). Непосредственно в городе спикером остался А.Попов, занимающий этот пост с 2005 г., а главой города и его администрации, вместо С.Абрамова, окончательно утвержден Ю.Гришан (согласно уставу Магадана, как это позволил с недавних пор федеральный закон, глава муниципального образования одновременно является главой администрации и при этом назначается депутатами, а не избирается гражданами). Среди тех, кто усиливает свои позиции в региональной власти, также выделяется О.Бондарь: в 2014 г., после ухода в Совет Федерации А.Широкова она уже стала главой фракции «Единой России» в областной думе, руководителем комитета по региональным вопросам и местному самоуправлению и первым вице-спикером, и сохранила свои позиции после выборов. На городском уровне пошел вверх владелец транспортного бизнеса С.Смирнов, занявший позицию первого вице-спикера городской думы (ранее – простой депутат). Что касается областной исполнительной власти, то здесь можно отметить появление значимого игрока в лице нового первого заместителя губернатора Б.Журавлева, имеющего богатый опыт работы в бизнес-структурах.

В целом к настоящему времени в области завершена реформа местного самоуправления. Она привела к почти полной отмене прямых выборов муниципальных глав: в прошлом году прошли только выборы главы Омсукчанского городского округа, но выборный глава О.Егоркин является там руководителем представительного органа власти, а не администрации, как прежде (администрацию возглавляет бывший глава упраздненного Омсукчанского района С.Кучеренко). Но еще интереснее тот факт, что в Магаданской области, по причине крайне малого числа сельских жителей, ликвидирована двухуровневая система местного самоуправления. На месте прежних муниципальных районов созданы городские округа, являющиеся едиными муниципальными образованиями, хотя они могут занимать огромные территории. В прошлом году состоялись выборы в представительные органы власти всех городских округов, которые сами по себе не сопровождались какими-либо большими сюрпризами и всплесками протестов.

Таким образом, политическая сфера региона очень успешно реорганизована и находится под контролем губернатора Владимира Печеного. Это облегчает властям задачу по сдерживанию протестных настроений, основания для которых стали усиливаться, несмотря на экономические успехи региона. Регион обрел некоторые новые перспективы в экономике, но ему недостает комплексности в развитии и тем более – экономической диверсификации. Поддержка региона центром тоже носит фрагментарный характер, и по целому ряду позиций отмечалось ее снижение, По сути правильно, но в разрез тому, что мы говорим об активной поддержке ДВ и МО федеральным центром что требует интенсификации лоббистских усилий.