Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Миллион гектаров серого

Как и зачем Курилы попали в зону «нельзя» программы «дальневосточного гектара»

С конца февраля территория Курильских островов неожиданно оказалась закрыта «серой зоной» в Федеральной информационной системе (ФИС) выдачи бесплатного «дальневосточного гектара» — подать заявку на оформление в пользование участка земли на гряде стало невозможно. Почему стратегически важные острова, ради развития которых Россия финансирует многомиллиардную целевую программу, оказались исключены из-под действия одного из механизмов развития Дальнего Востока, разбиралось EastRussia.

Миллион гектаров серого
Фото: shutterstock.com
Внезапно потерянные острова

22 февраля, как уже сообщало EastRussia, в ФИС надальнийвосток.рф территория Курильских островов, занимающая около 10,5 тыс. кв. км (или чуть более 1 млн га) неожиданно оказалась в «серой зоне» предоставления бесплатного «дальневосточного гектара». Так на кадастровой карте обозначается зона «нельзя», оформить заявку на выдачу земли в которой запрещено. Основания для закрытия территорий от оформления на них «гектаров» определены законодательством. Они логичны: не выдаются гражданам в пользование земли на особо охраняемых природных территориях, в защитных лесах, над участками недр, содержащих полезные ископаемые, на участках, занятых объектами Минобороны.

Но до конца февраля заявки на предоставление участков по программе «дальневосточного гектара» на Курильских островах системой принимались, и россияне успели подать чуть более 700 таких запросов.

В масштабах всей Сахалинской области это, казалось бы, немного — по данным Минвостокразвития, по всему региону подано более 8,6 тыс. заявок. В ведомстве в ответе на запрос EastRussia по поводу закрытия от выдачи «гектара» Курил уточнили, что на острова подано лишь 8% от общего количества сахалинских заявок, а по всему Сахалину для получения бесплатной земли по-прежнему доступно целых 40 тыс. кв. км земли.

Курилы, напомним,— это 10,5 тыс. кв. км.

Но остроту ситуации придает не только это, а и еще два нюанса.

Во-первых, население Курильских островов, по данным Росстата, на 1 января 2016 года — это всего 19169 человек. Население Курильского городского округа (с центром в городе Курильск) составляло 5934 человека, Северо-Курильского — 2501 человек, Южно-Курильского — 10734 человека. Запомним эти цифры.

Во-вторых, по данным на начало марта, Курильские острова пользовались повышенной популярностью среди заявителей из других субъектов РФ, пожелавших взять участки на Сахалине. Из поступивших на тот момент из иных регионов 750 заявлений на сахалинские «гектары» почти треть, 276 заявлений, пришлась на земли именно Южно-Курильского городского округа — острова Кунашир и Шикотан.

Выходит, почти три сотни жителей других субъектов РФ захотели осваивать Курильскую землю, и еще около 400 жителей Сахалина захотели взять «гектары» у себя на родине — чтобы развиваться, закрепляться и оставаться. Заявки на «дальневосточные гектары» на островах, как несложно посчитать, подали люди в количестве, составляющем эквивалент 6,5% от постоянного населения Южно-Курильского округа и 3,5% — от населения всех Курил.

И сколько их было бы еще, никто пока не узнает.

По крайней мере, до того момента, как Курилы не откроют для выдачи «гектара» вновь.

Миллиарды для десятков тысяч

Примечательно, что Россия уже не первое десятилетие развивает инфраструктуру Курильских островов через соответствующую федеральную целевую программу. Действующая редакция ФЦП рассчитана до 2025 года, объем вложений по ней — 69,6 млрд руб. Программа предусматривает финансирование строительства судов и вертолетов для обеспечения сообщения с Курилами, объектов социальной и энергетической инфраструктуры, связи, дорог и современного жилья. Фактически ФЦП должна удвоить местную экономику: предполагается, что объем налоговых сборов муниципальных бюджетов на Курилах вырастет с 990 млн руб. в 2016 году до 1,8 млрд руб. в 2025-м.

Но главное, планируют власти, на Курилы в ближайшие годы должны потянуться люди. В 1989 году на островах гряды проживало максимальное за их историю население — 29,5 тыс. человек. Реализация ФЦП развития Курил должна увеличить численность постоянного населения к 2025 году до 24390 — на 27% от уровня прошлого года.

700 заявителей на курильские «гектары» могли бы выполнить часть этой задачи и без государственных миллиардов. Но судьба их заявок — под вопросом.

Нельзя не отметить, что на пути освоения Курил встает лишь одна большая проблема: Япония не признает суверенитет России над четырьмя южными островами гряды — это Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи общей площадью 5,1 тыс. кв. км. Дипломатические тонкости обоснований прав России и Японии на эти земли уводят в трактат 1855 года и последующие войны. Но именно из-за неурегулированности статуса островов многие из них по-прежнему — пограничная зона с усиленным контролем при въезде и выезде, а Минобороны лишь наращивает свое присутствие на Курилах.

В 2017 году военное ведомство пообещало разместить на островах целую дивизию в дополнение к уже имеющимся частям, вооруженным береговыми ракетными комплексами «Бастион» и «Бал» — они способны отразить атаку корабельных и авианосных ударных группировок. Впрочем, кто и зачем будет атаковать Курилы, пока не очень понятно. Зато острова остаются ограниченно доступными для обычных россиян — туда летают самолеты и ходят морские суда, но маршруты воздушного транспорта приходится дотировать из областного бюджета, а стоящие на линии пароходы настолько устарели, что власти Сахалина решили заказывать новые в Хабаровском крае.

Вразумительно объяснить, что происходит с «дальневосточным гектаром» на Курилах, власти пока не могут. «Что касается Курильских островов, то там предстоит разобраться с территориями Министерства обороны, это запретные территории, но в остальном у нас ограничений нет»,— сказал в конце февраля во время посещения Сахалина вице-премьер Юрий Трутнев. А сахалинский губернатор Олег Кожемяко признал: «люди имеют желание строиться» на Курилах. «Мы сейчас рассматриваем эти заявки вместе с Министерством обороны, чтобы выбранные участки не нарушали их границы, некоторые из выбранных участков придется подкорректировать»,— сказал глава региона.

Неопределенность, ведущая к эксклюзивности

В Минвостокразвития пояснили EastRussia, что зона Курильских островов, в которой участки предоставляться не будут, еще уточняется. В частности, рассматривается вопрос об открытии территории 13 населенных пунктов Курил для выдачи «гектара». Каждая заявка, поданная на Курильские острова, находится на контроле, и после определения точной зоны запрета будет рассматриваться отдельно, заверяют в министерстве.

В департаменте информационной политики аппарата губернатора и правительства Сахалинской области на запрос EastRussia ответили, что «в настоящее время предоставить комментарии региональных властей по обозначенным вопросам не представляется возможным». А в администрации Южно-Курильского округа заверили EastRussia, что «угрозы для ухудшения деятельности на оформляемых и оформленных гектарах нет, как и нет причин для падения интереса в отношении этих земельных участков».

В Минобороны запрос EastRussia получили, но комментариев по нему пока так и не предоставили.

Часть экспертов, опрошенных EastRussia, скорее оправдывает власти, закрывшие Курилы от выдачи «дальневосточного гектара». «Курилы — это перспективная территория для развития туризма, но предоставление земель на островах осложняется геополитическими особенностями и территориальными спорами с Японией. Потому вопрос предоставления или не предоставления земель каждого конкретного региона — решение сложное. Оно должно приниматься организаторами программы с учетом всех возможных рисков»,— считает руководитель Центра эффективного развития территорий Татьяна Черемная.

«Какая бы там причина ни лежала в основе выпадения Курил из проекта, не вижу больших поводов для беспокойства: вариантов вести на них успешный сельскохозяйственный бизнес крайне мало. Скажу даже более, потеряв возможность получить гектар на Курилах, люди только выигрывают — тем самым в полной мере обретают возможность получить «гектар» в других местах, где заниматься им гораздо выгоднее»,— считает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

Но руководитель комиссии по мониторингу реализации проекта «Дальневосточный гектар» общественного совета при Минвостокразвития Михаил Кривопал подчеркивает, что информировать потенциальных и действующих получателей «гектара» о возможных и имеющихся планах по изменению статуса земли, которая отводится под «гектар», и тем более уже представлена в системе — крайне важно. «Нельзя допускать домысливания и появления надуманных и чаще всего необоснованных причин отказа в предоставлении земли. Соблюдение принципов открытости и прозрачности в ходе реализации проекта — очень простой и, на мой взгляд, самый действенный способ нивелировать и предотвратить возможные недовольства населения»,— считает он.

А Василий Колташов добавляет: «Конечно, явных доказательств тому нет, но все же во всем этом инциденте выпадения Курильских островов из реализации проекта „дальневосточного гектара“ видится этакий реверанс перед Японией. Посредством демонстрации того, что никакого освоения Курил Россией не ведется и рассматривается только совместное на их территории взаимодействие с Японией. Что, конечно, в корне неправильно — Япония должна, как положено, конкурировать за ведение деятельности на Курилах».

Как бы то ни было, на фоне сложившейся неопределенности заявители сами же аннулируют свои запросы на «дальневосточные гектары» на Курилах — на 10 марта количество отозванных заявок на Южно-Курильский округ составило 103 из поступившей 601, сообщили в окружной администрации. По данным местных властей, люди хотели бы заниматься на Курилах сельским хозяйством, жилищным строительством, развитием рекреации и туризма.

Получится ли у них это, покажет лишь время.