Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Мы фактически писали «Крейсера» на сцене»

«Мы фактически писали «Крейсера» на сцене»

Ефим Звеняцкий

художественный руководитель Приморского театра им.Горького

Спектакль «Крейсера» был поставлен в Приморском театре им. Горького к 110-летию окончания русско-японской войны. Его премьера стала громким событием в культурной и общественной жизни Владивостока. Сюжет строится вокруг русского крейсера, который, окруженный японцами, не сдается и тонет с поднятым флагом. Сильная музыка, мощный финал – опускающаяся сетка с бескозырками, олицетворяющими погибших матросов, – зрителям сложно сдержать слезы.

Пьесу по роману написали главный режиссер театра Ефим Звеняцкий и режиссер Юрий Чернышов. Премьера спектакля с аншлагом прошла в декабре 2014 года. В этом году билеты распроданы на весь сезон.

В преддверии Дня защитника Отечества художественный руководитель театра, народный артист России и почетный житель Владивостока Ефим Звеняцкий рассказал корреспонденту EastRussia.ru Алене Тимофеевой о патриотизме, уважении к истории и о том, почему «Крейсера» было сложно перенести на сцену.

– Ефим Самуилович, кто был автором идеи пьесы? Как начинались «Крейсера»?

– После одного из наших спектаклей министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, человек, небезразличный к театру, музыке, поэзии, к философии, завел речь о том, что хорошо было бы поставить в нашем театре спектакль по роману «Крейсера» Пикуля. Я с присущим мне оптимизмом сказал: «конечно!», не осознав на тот момент, насколько это трудно. Так, собственно, и начинались «Крейсера». Я никогда не собирался ставить данный роман, потому что это чрезвычайно сложное для переноса на язык сцены произведение.

– Что было самым трудным при подготовке этого спектакля?

– Написать пьесу – переложить язык Пикуля на язык сцены. Вся работа заняла 5 месяцев. Для репертуарного театра, который должен зарабатывать деньги и выпускать хотя бы один спектакль в 2-3 месяца, это очень много. Мне даже пришлось прервать репетиционный процесс. Мы фактически писали «Крейсера» на сцене. Собирались, читали не только Пикуля, но и очень много дополнительной исторической литературы по русско-японской войне. Нам необходимо было где-то дополнить постановку историческими деталями, а где-то сократить то, что написал писатель. Например, у Пикуля очень сдержанно говорится о церкви, а для меня религиозные мотивы в спектакле чрезвычайно важны. Про царя в то время, когда создавался роман, негоже было писать, а мне, напротив, очень интересна его судьба и судьба императорской семьи. Пикулю приходилось делать много цензурных ремарок, так как роман писался в советские годы. Нам же нужно было эти ремарки раскрыть.

Мы прорабатывали постановку долго – на сцене, в кабинете, и, в результате, она получила живую интонацию – я видел, как меняются люди. Почти безразличные, скептически настроенные или закрытые актеры начинали очень серьезно откликаться на эту историю. А три курса студентов... Я увидел, как за 5 месяцев они стали рваться на репетиции, стали с гордостью проживать роль и в глазах их появлялись слезы. И сегодня я знаю, что для них «Крейсера» чрезвычайно важны, они заменили им курс молодого бойца или год службы в армии.

– Кто помогал готовить спектакль?

– Впервые в истории театра деньги для постановки спектакля выделило федеральное Министерство культуры. Александр Галушка стал «переводчиком» всей этой истории для ведомства. Сами бы мы не справились. Эти декорации, которые я делал в Санкт-Петербурге, это кино, которое мы снимали в Москве, эти костюмы (сшито порядка 200 костюмов только для моряков – русских и японских). Мы смогли покрыть все эти затраты.

Готовить спектакль помогали бывший ректор ДВГТУ Геннадий Турмов, высокообразованный человек и военный теоретик, и капитан первого ранга Владимир Пискайкин. Турмов исторически исследовал мотивы, крейсера, море, Японию. А Пискайкин учил строить, отдавать команды, правильно подавать сигналы с помощью флажков и так далее.

Мы собрали всю труппу театра, три курса студентов, классический балет хореографической студии, которая работает с нами много лет. Участвовало очень много людей. Впрочем, пьеса и предполагает такое густое население. Но как-то получилось, что это «много» стало единым целым. Это очень дорогого стоит. Люди вдруг вдохновились этой прекрасной идеей. «Крейсера» про все – как я люблю, как я любил или не любил, как моя дочь ходит в школу и как она будет жить дальше...

– Что для вас как для режиссера и человека главное в «Крейсерах»?

– Я, наверное, консервативный человек, и для меня все-таки очень важны настроения людей, которые пытаются вернуть Владивостоку его достоинство, в какой-то момент утраченное. Для меня важны гордость, офицерская честь и любовь. Мне кажется, именно эти качества были проиграны тогда крейсерами в металле и скрежете.

Мы не знаем свою историю. Никто не знает, каким был Владивосток в XIX – начале XX века, кто такие Кунст и Альберс, Юл и Рок Бриннеры, что означают названия улиц – Светланская, Алеутская. Для меня это очень дорогие вещи. Поэтому, наравне с возвращением имен, важно и возвращение памяти. Я искренне думаю, что после просмотра «Крейсеров» на сцене театра отношение жителей Владивостока к своему прошлому и к городу меняется. Я верю, что сердца людей в зрительном зале наполняются патриотизмом.

Кстати, спектакль собрал гораздо больше публики, чем мы ожидали. Билеты распроданы вплоть до июня. Сейчас мы ведем переговоры о возможности показать этот спектакль в Москве. Я бы хотел, чтобы его также дали в Севастополе и Санкт-Петербурге – городах, которые имеют прямое отношение к флоту.

Фото: primamedia.ru