Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Развитие по навигатору

Сколько зарабатывают люди на Дальнем Востоке? Дальневосточное Агентство по развитию человеческого капитала (АРЧК) теперь ежеквартально выпускает навигатор профессий, актуальных для ДФО в ближайшем будущем. Обозреватель EastRussia тщательно изучил документ и обнаружил плюс этой работы – столь системно потенциал рынка труда на Дальнем Востоке еще никогда не анализировали. Однако некоторые детали вызвали вполне закономерные вопросы

Развитие по навигатору

Будет 100 тысяч рабочих мест

«Навигатор – путеводитель по рынку труда и актуальным профессиям Дальнего Востока. Цель Навигатора – определение наиболее востребованных профессий на Дальнем Востоке в 2016-2021 годы с учетом приоритетных направлений развития, а также информации о реализуемых и планируемых инвестиционных проектах». Так описана идеология работы, которую проводит АРЧК.

Количество скачиваний документа с момента публикации первой редакции (март 2016 года), сообщают в АРЧК, превысило 6000. Навигатор, уверены в Агентстве, будет «полезен для школьников и абитуриентов в выборе профессии, желающих переехать на Дальний Восток, работодателей, центров занятости населения, а также образовательных организаций».

По данным агентства, к 2021 году в Дальневосточном федеральном округе планируется создание около 80 тыс. новых рабочих мест (согласно новой редакции Госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона», утвержденной на днях правительством РФ, эта цифра выросла до 100 тыс.). Треть из них может появится на предприятиях, которые будут созданы в ТОРах, еще более 20 тыс. – в Свободном порту Владивосток. Очевидно, что столь солидный призыв новых кадров в макрорегион, который со времен распада СССР страдает от устойчивого «западного дрейфа» (только за прошлый год миграционный отток из ДФО превысил 19,6 тыс. человек), потребует нетривиальных усилий.

Сейчас на сайте АРЧК выложена вторая редакция Навигатора, в которой есть перечень наиболее востребованных профессий в 2016-2017 годах, а также список перспективных профессий по 25 ключевым отраслям экономики ДФО. То, что информация о потенциальных точках роста, нуждающихся (потенциально!) в квалифицированных рабочих руках, собрана воедино, уже является несомненным плюсом. Вопрос – что с этой аналитикой делать на практике?


Все профессии важны, все профессии нужны

Какие профессии, по мнению АРЧК, будут востребованы на Дальнем Востоке до 2021 года? Опережающими темпами будут расти кадровые запросы в следующих отраслях: химическая промышленность (на 43%), нефте- и газодобыча, судостроение и судоремонт (в обоих – на 31%), добыча угля и торфа (на 28%), а также сельское хозяйство (на 11%).

Сегодня эти отрасли не являются ведущими на рынке труда – к примеру, в химпроме на Дальнем Востоке работает чуть больше 4,2 тыс. человек. И вообще структура занятости в ДФО выглядит пока что совершенно иначе, олицетворяя собой итоги 25 лет тотальной деиндустриализации и упрощения структуры региональной экономики. Так, свыше 317 тыс. человек по итогам 2015 года трудились в торговле, 208 тыс. – в транспорте и логистике. А более 136 тыс. работников – в строительстве. Даже в сельском хозяйстве ДФО пока что – столько же рабочих рук, сколько в добыче угля и судостроении вместе взятых (37 тыс.). Все эти ставшие уже традиционными для Дальнего Востока отрасли, по оценке АРЧК, тоже будут испытывать потребность в новых кадрах. Но не сильную. И, очевидно, с этой проблемой так или иначе справятся.

Но если больше всего работников потребуются в проекты, так или иначе связанные с освоением месторождений, новой индустриализацией и выполнением гособоронзаказов, неудивительно, что Дальнему Востоку уже сейчас и особенно в ближайшие годы потребуются инженеры различного профиля, сварщики, токари, слесари, горнорабочие, водители, грузчики, кладовщики и даже уборщики. А также те, кто будет ими руководить – технические и коммерческие директоры, капитаны судов рыбопромыслового флота, начальники смен и т.п.

Где взять всех этих людей? В навигаторе есть и данные по специальностям, которые готовят дальневосточные вузы. Однако вряд ли стоит рассчитывать, что столь солидный спрос на кадры можно будет покрыть с помощью местных жителей. Очевидно, придется привлекать людей из других регионов. «При всех своих недостатках Дальний Восток как место работы сегодня обладает одним большим преимуществом перед многими другими российскими территориями – предоставлением возможности получить колоссальный опыт и иметь карьерный рост устраивающимся в его пределах на работу людям. Так как хорошие рабочие места и перспективы, предлагаемые сегодня дальневосточными работодателями, далеко не всегда доступны сейчас, к примеру, в регионах Центральной России. Конечно, при этом стоит отдавать себе отчет и в том, что это преимущество способно удержать людей на Дальнем Востоке только до поры до времени. Достигнув здесь в профессиональном смысле своей максимальной точки развития, они поспешат уехать из него в другие российские макрорегионы», – заметила в комментарии корреспонденту EastRussia депутат Законодательной Думы Хабаровского края Наталья Пудовкина.

АРЧК, по ее мнению, имеет большие возможности привлекать людей на Дальний Восток, особенно – людей молодых и амбициозных. Так как молодежи присущ яркий интерес ко всем инициативам, которые реализуются государством на Дальнем Востоке.


От 9 до 235 тысяч рублей

Но как привлекать? По мнению Пудовкиной, на фоне изношенной инфраструктуры, удаленности от развитых российских территорий и сурового климата, единственный способ – господдержка, «подъемные», обеспечивающих комфортное оседание. К примеру – ощутимый социальный пакет. «Во все времена как на территории северных регионов, так и дальневосточных имели место зарплатные преимущества. Главным образом проистекающие из применяемой системы районных коэффициентов – надбавок. Но к настоящему времени данная система себя нивелировала и никакие коэффициенты работодатели в свои расходы не закладывают. Более того, в связи с переходом на рыночную экономику, сейчас заработную плату считают исходя просто-напросто из того, каковы возможности для реализации выпускаемой продукции. Таким образом, предлагаемые сегодня на Дальнем Востоке зарплаты в сочетании с факторами, делающими сложной и неудобной жизнь на его территории, и имеют своим следствием то, что люди в его регионы и не приезжают», – уверена депутат.

Однако в АРЧК считают иначе. Благодаря навигатору можно узнать, например, среднемесячные зарплаты в различных отраслях. Правда, везде – данные 2014 года, зато из анализа 26 отраслей становится ясно, где люди на Дальнем Востоке по крайней мере в тот год зарабатывали по максимуму. В лидерах, естественно, нефтегазовый комплекс. Так, на Сахалине среднемесячная зарплата в добыче нефти и газа составляла в 2014 году 235,1 тыс. рублей. А в газовой отрасли Камчатки тогда же платили по 115 тыс. рублей. При этом всего 9,2 тыс. рублей можно было заработать в сфере растениеводства в ЕАО, но более 93 тыс. рублей – в строительном комплексе Чукотки (где, не секрет, почти ничего не строят).

Численность, зарплата, потенциал роста кадров до 2021 года

Отрасль

Среднесписочная численность, тыс. человек

Среднемесячная зарплата, руб./мес.

Потенциал роста численности до 2021 года

Добыча нефти и природного газа

13623

75558

8-10%

Производство и распределение газового топлива

3428

36100

40-45%

Производство нефтепродуктов

3588

60031

30-35%

Добыча угля и торфа

17432

47892

35-40%

Энергетика

54447

56382

3-5%

Химическое производство

4813

30065

3-7%

Производство резиновых и пластмассовых изделий

4650

18213

30-35%

Добыча металлических руд

43897

62224

10-15%

Металлургическое производство

10854

26947

6-11%

Производство машин и оборудования

13351

35971

3-8%

Строительство и ремонт судов

18112

41450

30-35%

Растениеводство

14120

17575

10-15%

Животноводство

14638

20711

18-23%

Производство пищевых продуктов

33023

25028

10-15%

Рыбопромышленный комплекс

43511

43983

8-13%

Обработка древесины

9045

22314

15-20%

Целлюлозно-бумажное производство

1056

21583

4-7%

ЖКХ

96823

37826

2-5%

Строительный комплекс

193557

43999

3-8%

Воздушный транспорт

7013

77583

2-5%

Вспомогательная транспортная деятельность

83685

45420

7-12%

Комплекс здравоохранения и социальных услуг

216858

35455

2-5%

Туристско-рекреационный комплекс

18112

41450

30-35%

Источник: навигатор профессий АРЧК ДВ


Вопросы возникают на уровне деталей. Так, среднемесячная заработная плата в ДФО по итогам прошлого года, говорится в навигаторе, была выше общероссийской аж на 70,95% – 55946 тыс. рублей. Чем не райский размер для тех, кто мечтает много зарабатывать? Данные Росстата добавляют в эту бочку меда ложку дегтя. Вглядевшись в официальную статистику, нетрудно узнать, что данный рекордный размер зарплаты по ДФО был зафиксирован только в декабре прошлого года. В другие месяцы года он был существенно  ниже, и это что объяснимо – перед Новым годом люди обычно получают премии и надбавки. В декабре 2015-го и по России тогда в среднем платили 43408 рублей – разница с дальневосточным показателем, таким образом, не 70%, а примерно 28%.

Примечательно, что после обращения EastRussia с вопросом о том, почему за основу была взята декабрьская зарплата 2015 года, в АРЧК ответили, что внесли правки в навигатор. «Данные в таблице по средней заработной плате приведены по итогам 2015 года (об этом говорит сноска после нее), – сообщили в АРЧК. – По итогам декабря и 2015 года соответственно уровень средней заработной платы составил такое значение. Мы согласны, что в подобном виде, показатель может быть неверно интерпретирован, поэтому готовы внести изменение и отразить среднегодовой номинальный уровень заработной платы (обновленная версия Навигатора с корректировкой размещена на сайте Агентства)», – сообщили ИА Eastrussia в пресс-службе АРЧК. В обновленной версии «среднемесячная номинальная заработная плата выросла на 5,6% и составила 43,2 тыс. рублей, что выше общероссийского показателя на 26,7%».

Однако и эта, скорректированная цифра, выглядит сомнительной, если посмотреть на размер средней зарплаты в региональном разрезе. Сразу станет ясно, кто внес главный вклад в такую «среднюю температуру по больнице». При расчете средней зарплаты по четырем самым населенным и развитым регионам ДФО – Приморскому и Хабаровскому краям, Амурской области и ЕАО, – среднегодовые показатели выйдут в диапазоне 30–38 тыс. рублей. В этих регионах живет две трети населения Дальнего Востока, и зарплата у них не выше, чем в среднем по России.

Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников по полному кругу организаций  по субъектам Российской Федерации в 2015 г., рублей

Регион

Заработная плата

Количество населения

ДФО

42876

6195

Республика Саха (Якутия)

54150

959,7

Камчатский край

56217

316,1

Приморский край

33818

1929

Хабаровский край

38066

1334,6

Амурская область

31862

805,7

Магаданская область

64961

146,3

Сахалинская область

61216

487,3

Еврейская АО

30763

166,1

Чукотский АО

78804

50,2

Российская Федерация

34012

Источник: Росстат

При этом не стоит забывать, что и расходы населения в ДФО все равно выше общероссийских, поскольку здесь все априори дороже. Это признавал в одном из интервью даже глава АРЧК Валентин Тимаков: «Из-за чего, понятно: это высокие расходы на ЖКХ и питание, а также на все, что связано с условиями среды — теплую одежду, зимнюю резину. Это общий вопрос развития страны, силами только нашего агентства этот «перекос» не исправить. Да и не на все можно повлиять государству, климат не поменяешь».

В то же время, по словам генерального директора лесопромышленного холдинга BM-Group Александра Пудовкина, несмотря на в целом не выдающийся уровень средней зарплаты по Дальнему Востоку, некоторые категории специалистов сегодня действительно могут зарабатывать здесь большие деньги. Так что в этом смысле навигатор не врет.


Ключи к "ключевым"

Кроме «фокуса» с цифрами, который можно понять и простить, стоит отметить еще один нюанс. В каждом отраслевом разделе навигатора составители приводят так называемые «ключевые проекты отрасли». Беглый взгляд на названия этих проектов дает понять, что «ключевыми» спозиционированы инициативы, заявленные в ТОРах или Свободном порте, а также инвестпроекты, получающие инфраструктурную поддержку по линии Минвостокразвития России. Однако потребность в ресурсах многих из проектов, названных «ключевыми», не только не оказывает влияния на рынок труда, но и в принципе находится в пределах статистической погрешности. В то время как многие действительно «ключевые» проекты в навигаторе в принципе не поименованы.

Так, ключевыми проектами в газовой отрасли названы Чаянда в Якутии и газоперерабатывающий завод в Приамурье. По первому «данных нет», а второй потребует 3 тыс. работников. Но такой же статус – «ключевого» проекта – получила АГЗКС в ТОР «Надеждинская», которой требуется… всего 20 работников. В производстве нефтепродуктов заявлен спрос на 1,2 тыс. работников для НПЗ в ТОР «Приамурская», где резидентами являются китайские компании. А как же проекты «Роснефти»? Добыча на Сахалине? Добыча в Камчатском крае?

В угледобыче спрос на кадры формируют, прежде всего, СУЭК в Хабаровском крае и ГОК «Таежный» (Якутия). Но уголь добывают на Сахалине, а еще идет освоение Эльги, и «Колмар» развивает Инаглинский комплекс (оба в Якутии). Ключевыми проектами в добыче металлических руд указаны золотодобыча в Селемджинском районе Амурской области (4 тыс. рабочих мест к 2022 году) и ГМК по проект по добыче и переработке руды Озерновского золоторудного месторождения в Магаданской области (1,2 тыс. рабочих мест к 2018 году). Но почему-то не упомянут Кимкано-Сутарский ГОК в ЕАО. В судостроении все ясно – более 5 тыс. работников потребуется на верфь крупнотоннажного судостроения в ТОР «Большой камень».

16 рабочих мест потребуются на производстве акриловых красок, а 8 – на выпуск средств для клининга и автохимии в индустриальном парке «Кангалассы». Такие вот ключевые проекты в химическом производстве (в целом до 2021 года здесь откроется около 3,5 тыс. рабочих мест, только источник неясен). Подобного плана проект с потребностью в 23 рабочих – назван «ключевым» в секторе производства машин и оборудования (выпуск автомобильных салонных и воздушных фильтров в ТОР «Хабаровск»). В рыбной отрасли (более 8,5 тыс. к 2021 году) ключевыми проектами прописаны рыбная ферма по разведению и реализации рыб осетровых пород в ТОР «Хабаровск» (17 рабочих мест к 2019 году) и глубокая модернизация действующего рыбоперерабатывающего производства в ТОР «Комсомольск» (40 рабочих мест к 2021 году). И это на фоне наполеоновских планов Росрыболовства по заполнению российского рынка дальневосточным уловами?

Вывод очевиден: практически все кадровые потребности отраслей, проанализированные АРЧК, так или иначе «завязаны» на потенциал различных ТОРов и мегапроектов. Вместе с тем, статистика по резидентам от той же Корпорации развития Дальнего Востока выглядит богаче и убедительнее, чем тот набор, который показывает анализ АРЧК в «навигаторе».


Энергетиков не учли

Иными словами, выбор АРЧК ключевых проектов в ряде отраслей вызывает большие вопросы. И больше всего – в энергетике. Здесь приведен всего один «ключевой» проект – реконструкция ветроэлектростанций мощностью 2,5 МВт в ТОР «Беринговский», которой в 2017 году потребуется 7 работников (еще раз прописью – семь!). В целом, правда, в навигаторе указано, что отрасль сформирует запрос на примерно 3,8 тыс. работников – и это немного успокаивает, особенно когда знаешь о масштабных инвестиционных программах «РусГидро», которое давно назначено главной по энергетике ДФО, и ее «дочки» – РАО ЭС Востока.

Это по меньшей мере странно, учитывая, что РАО «ЭС Востока» и ее дочерние компании постоянно сообщают о своих кадровых потребностях. Причем еще в феврале АРЧК и одна из территориальных энергокомпаний – ПАО «Якутскэнерго» – заключили соглашение, в рамках которого энергокомпания направила в агентство список необходимых ей вакансий. Так, только на Якутскую ГРЭС-2, запустить которую планируется в 2017 году, понадобится 236 человек. Но в перечне ключевых проектов этой станции нет.

В пресс-службе «РАО ЭС Востока» корреспонденту EastRussia сообщили, что по вопросам подбора персонала энергохолдинг с АРЧК не взаимодействует. Хотя совместные проекты ведутся. Свои цифры РАО не скрывает. Так, после пуска на ТЭЦ «Восточной» во Владивостоке будет работать 151 человек, из них 22 специалиста уже приняли на работу – они участвуют в пуско-наладочных работах. На ТЭЦ в Советской Гавани будет работать 450 человек (частично эти вакансии будут заняты персоналом Майской ГРЭС, выбывающие мощности которой заместит новая станция), на Сахалинской ГРЭС-2 после пуска – 432 сотрудника. «Сахалинэнерго» уже направило в администрацию Томари список из первых 100 вакансий. В перечне – машинисты топливоподачи, водители большегрузных автомобилей, машинисты крана и бульдозера, слесари, электромонтеры, лаборанты и аппаратчик химводоочистки химического цеха, электрогазосварщик, весовщики, аккумуляторщик электрического цеха, заведующие складом и хозяйством, кладовщики, юрисконсульт, делопроизводитель, повара, уборщики, специалист по ремонту и стирке спецодежды, а также охранники.

«Общая проблема, которая существует сейчас не только в нашей компании, но и в энергетике в целом, – это нехватка квалифицированных кадров среднего возраста. На смену старшему поколению энергетиков должны прийти люди, получавшие образование в 1990-е годы. Однако тогда большинство абитуриентов выбирали профессии юристов и экономистов, поэтому сейчас мы ощущаем нехватку квалифицированных технических специалистов в возрасте 37-40 лет, имеющих за плечами опыт работы. Есть либо совсем молодые сотрудники, вчерашние студенты, либо уже возрастные энергетики, которые завтра уйдут на пенсию», – заявила корреспонденту EastRussia директор по персоналу ПАО «РАО ЭС Востока» Виктория Пак.

По ее словам, в целом укомплектованность компании кадрами составляет 96,8% – и это достаточно высокий показатель. «Однако в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с кадрами у нас проблемы. Наибольший дефицит кадров испытывают «Чукотэнерго» и «Магаданэнерго». Не хватает релейщиков, электромонтеров по ремонту ВЛ, эксплуатации распредсетей и обслуживанию подстанций, слесарей по ремонту газотурбинного оборудования станций, инженеров РЗиА», – отмечает Пак.


Своя аналитика

В АРЧК признают, что в своей работе фокусируются на резидентах ТОР и Свободного порта Владивосток. «Информация по ним наиболее полная. Информация о корпоративных проектах поступает от работодателей и СМИ. Наш перечень проектов неокончательный, его можно и нужно постоянно дополнять и актуализировать, – отмечают в пресс-службе агентства. – Для расчета потребностей используется несколько источников информации. База – текущая занятость в отрасли. Перспективы развития: 1) новые рабочие места в инвестиционных проектах, 2) запросы работодателей в адрес Агентства (на подбор персонала), 3) официальная статистика о планировании трудовых ресурсов на предприятии, 4) прогнозы социально-экономического развития РФ и отдельных секторов экономики (данные Минэкономразвития). Полученные данные оцениваются экспертами Агентства, которые готовят интегральный (использующий все источники и результаты) показатель роста в определенных границах», – объяснили особенности навигатора корреспонденту EastRussia.

Таким образом, отсутствие данных по кадрам в энергетике можно списать на то, что РАО ЭС Востока просто не обращалось за помощью в АРЧК.

Как бы там ни было, но такая бумажная работа АРЧК в среде действующих работодателей вызывает, в лучшем случае, скепсис. «Об Агентстве по развитию человеческого капитала я наслышан мало, а о значимых результатах его работы – например, трудоустройстве какого-то ряда людей, решении кадровых проблем тех или компаний – тем более. Та же информация, содержание которой в навигаторе позиционируется как главная его ценность – данные о спросе на профессии находящимися сегодня в поиске работы людьми, для нас сейчас не является малоизвестной», – сообщил, к примеру, корреспонденту EastRussia Александр Пудовкин.

«Сегодня есть множество сайтов, предоставляющих информацию о востребованных профессиях и рынке труда на Дальнем Востоке. Такой информацией обладают и разнообразные комитеты по труду. Поэтому навигатор, сделанный АРЧК, уникальным не представляется. Полезным как для работодателей, так и для ищущих сегодня работу людей он стал бы в том случае, если бы отражал конкретные и активно развивающиеся сегодня процессы, проблемы в поиске работы, помогал найти и той, и другой стороне полезных людей», – отметила Наталья Пудовкина.

Правда, есть и другое мнение. Так, управляющий ГК «Доброфлот» Александр Ефремов рассказал корреспонденту EastRussia, что смог с помощью АРЧК найти для своей компании дефектовщика. Самостоятельный поиск длился четыре месяца, а АРЧК сделало это за две недели. «Чем-то новым на Дальнем Востоке агентство не занимается, так как цели, поставленные перед ним, ставились еще во времена Советского союза. И тогда они были реализованы, ведь современное население Дальнего Востока, это, по сути дела, привлеченные тогда из центральных российских регионов люди, – говорит Ефремов. – Что касается созданного АРЧК навигатора, то среди той информации, которую он содержит, для работодателей представляются ценными данные о среднем уровне заработной платы. Остальная же информация таковой для него не является, так как он на своей собственной коже чувствует то, как будет развиваться на Дальнем Востоке ситуация на рынке труда – какие работники в перспективе на нем будут более и менее дефицитны. К примеру, уже сейчас любому работодателю понятно, что как нет сейчас электромехаников на Дальнем Востоке, так их там и не будет».