Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

В погоне за айсбергом

Круизные лайнеры все чаще приходят на российский северо-восток

В погоне за айсбергом

В последние годы арктический туризм стал востребованным на мировом туристском рынке. Учитывая слабую транспортную доступность дальневосточных регионов, а также неразвитость инфраструктуры на местах, шансов на привлечение крупных въездных потоков у них мало. В случае с круизным туризмом, дикая и неизведанная территория является скорее приманкой для путешественников. Остается решить законодательные вопросы — и построить причалы, которые могли бы принимать круизные суда.

Открыт закрытый порт

Усталость от урбанистической цивилизации, растущая экологическая угроза и тяга к приключениям — все это побуждает современного туриста выбирать необжитые и суровые уголки планеты. Такие оценки содержатся в материалах туристского саммита PROАрктик, который прошел в Архангельске при поддержке Федерального агентства по туризму. Добавим, что признанной «жемчужиной» арктического туризма пока является Норвегия. Однако маршруты полярных путешественников все более отклоняются на восток.

В течение навигации 2014 года Чукотку 16 раз посетили иностранные суда, годом ранее было 12 рейсов. Общее число прибывших в этом году морем туристов невелико — около 3 тыс. человек, притом что въездной поток на территорию округа стабильно держится на уровне 25 тыс. В госпрограмме по развитию культуры, спорта и туризма, принятой в 2013 году, предполагается довести этот показатель к 26 тыс. лишь к 2018 году. В то же время, именно в отношении пассажиров круизных лайнеров действует безвизовый режим въезда на территорию России в течение 72 часов. С одной стороны, это правило дает огромные возможности как приезжающей, так и принимающей стороне. Но потенциал такого туризма сдерживается огромным числом бюрократических проволочек.

Примером может послужить ситуация с судном Silver Discoverer компании Pacific Network, генерального оператора туристических рейсов на территории ЧАО, летом этого года. В июле более 60 иностранных туристов, прибывших в порт Провидения на круизном лайнере из Аляски, не смогли сойти на берег. Как объясняла тогда председатель комитета по спорту и туризму ЧАО Ирина Рябухина, еще в ноябре прошлого года круизная компания отправила информационный запрос о разрешении данного маршрута в Ростуризм. В феврале правительство РФ приняло постановление о разрешении этих круизов. Однако в мае Ростуризм принял документ, который не рекомендует проводить круизы. На основании этого документа пограничное управление УФСБ по Чукотскому округу не разрешило пассажирам лайнера сойти на землю Чукотки. Потребовалось личное вмешательство губернатора Чукотки Романа Копина, который отправил телеграммы в Ростуризм и силовикам. Судно простояло на причале около семи часов, прежде чем разрешение было получено. В то же время, представители УФСБ утверждали, что на круизном лайнере прекрасно были осведомлены о том, что маршрут не согласован. В Ростуризме напоминали, что маршрут круизов должен согласовываться за полгода до прибытия судов на российскую территорию. В дальнейшем, при содействии дальневосточного полпредства все туристические рейсы Pacific Networkна 2014 год (компания оперирует лайнерами L'Austral, Silver Discoverer, Silver Explorer и Hanseatic), были согласованы.

Снять часть проблем, вероятно, поможет недавнее решение российского правительства об «открытии» дальневосточных портов. Оказывается, до недавнего времени 51 российский порт, юридически являлся закрытым для иностранных судов — причем многие из этих портов давно принимали у себя иностранцев и вели бойкую торговлю. «Действительно, последние практически 25 лет наши порты существовали де-юре в не окончательно определенном статусе, хотя де-факто большинство из них было открыто для захода иностранных морских судов. Тем не менее по ряду портов до сих пор не удавалось найти документов даже в архивах. Речь о таких портах, как Анадырь, Ванино, Калининград. По ним просто документы были утеряны, это документы советских времен. По ряду портов документы носили секретный характер, были с грифом «секретно», тоже изданы еще в советские времена. Это Владивосток, Архангельск, Выборг. Хотя уже, повторяю, де-факто они функционировали как международные морские порты», — заявлял в сентябре вице-премьер Аркадий Дворкович.

«Некоторые документы, которые раньше подтверждали открытие морских портов для международного сообщения, либо устарели, либо в ряде случаев просто даже были утеряны, и такое несоответствие приводило к различным юридическим проволочкам. Теперь и пограничные, и таможенные процедуры для прибывающих иностранных судов будут гораздо проще, не понадобятся дополнительные разрешения и согласования. Ну и, естественно, сами порты смогут работать в таком более энергичном ключе в полную силу», — в свою очередь объяснял Дмитрий Медведев, который 30 сентября подписал распоряжение об открытии этих портов для иностранных судов. В частности, в список попали Анадырь, Беринговский, Провидения на Чукотке; Александровск-Сахалинский, Корсаков, Москальво, Невельск, Поронайск, Холмск, Шахтерск на Сахалине; Ванино, Де-Кастри, Николаевск-на-Амуре, Охотск, Советская Гавань — в Хабаровском крае; Владивосток, Восточный, Зарубино, Находка, Посьет — в Приморье, Магадан — в Магаданской области, Петропавловск-Камчатский — в Камчатском крае.

С корабля на вулкан

Впрочем, одного только устранения законодательных препон недостаточно. Суда класса L’Austral, к примеру — это люксовые круизные лайнеры пассажировместимостью до 300 человек и тоннажем до 11 тыс. тонн. И это очень небольшие суда, в среднем современные круизные лайнеры массового спроса берут на борт более 3 тыс. пассажиров. Принять крупное судно в порту, где нет протяженной причальной стенки, вместительного пункта пропуска с большим количеством сотрудников, будет крайне сложно. Но именно массовый турист может дать северным регионам желанные инвестиции.

В сентябре, на бизнес-форуме «Дальний Восток 2014» в Петропавловске-Камчатском, руководитель Администрации портов Балтийского моря Петр Паринов рассказывал камчатским коллегам о том опыте по привлечению морских путешественников, который был накоплен в Санкт-Петербурге. В 2005 году началось строительство специализированного пассажирского порта «Морской фасад», который в 2008 году принял первый круизный лайнер. Комплекс порта включает семь причалов для приема океанских лайнеров длиной до 330 метров, три круизных и один специализированный круизно-паромный терминал. Строительство обошлось в $1 млрд, и в 2011 году после полного завершения строительства и ввода в эксплуатацию 100% акций ОАО «Пассажирский порт Санкт-Петербург «Морской фасад»» были переданы городу Санкт-Петербургу.

«В 1994 году в Санкт-Петербург был 151 заход, прибыло 64 тыс. пассажиров. В 2000 году — 238 заходов, 147 тыс. пассажиров, в 2013 году — 338 заходов, 522 тыс. пассажиров. В среднем пассажир круизного лайнера тратит порядка $100 в сутки. На этом примере видно, что даже большие вложения в развитие инфраструктуры, как это было у нас, принесут региону достаточные средства. Причем такие суда не идут в один порт, они заходят в несколько портов», — утверждал П.Паринов. Хотя, по его словам, прием крупных лайнеров длиной свыше 300 метров и вместимостью более 5 тыс. пассажиров в России пока доставляет неудобства.

Заместитель председателя правительства Камчатского края Юрий Зубарь заверил участников форума, что после реконструкции причалов Петропавловска-Камчатского, которое сегодня идет при содействии федерального бюджета (всего федерацией будет вложено более 3 млрд руб., около 600 млн руб. вложат владельцы порта. — авт.), порт получит причальную стенку длиной не менее 320-350 метров. «Она позволит принимать практически все круизные лайнеры, которые к нам ранее заходили и становились на рейд. Сегодня у нас также строятся пункты пропуска в аэропорту Елизово и Петропавловске-Камчатском. Вся привокзальная площадь и центральная часть города будет развиваться как туристическая зона, все для того, чтобы прибывший на Камчатку турист комфортно сошел на берег, быстро был оформлен, сел на автобус и поехал смотреть наши красоты. В аэропорту он улетел на вертолете, на яхте поехал на рыбалку, поднялся на вулкан... И потратил те условные $100, а может и $200 в день, которые 
вернутся в бюджет и города Петропавловска-Камчатского, и Камчатского края, и Российской Федерации», — расписывал он предстоящие выгоды.

Руководитель агентства по туризму и внешним связям Камчатского края Геворк Шхиян отмечает, что круизным рейсам на Камчатку почти 18 лет, этот бизнес развивается с разным успехом в разные годы, но в целом количество судозаходов колеблется от 15 до 20. Основные пассажиры — из Америки, четверть — из Европы, а сейчас начинают активно приезжать путешественники из АТР. «Но туризм - это очень зависимая отрасль, и, пока не будет создана транспортная инфраструктура и определены логистические схемы, очень сложно смотреть вперед. Но сейчас уже появились такие моменты, за которые можно цепляться. Мы ведем переговоры с круизными компаниями с тем, чтобы довести до них наши планы по развитию инфраструктуры. Мы объясняем, что будем готовы через какой-то промежуток времени начинать их принимать всерьез. Что показать — нам есть, причем помимо больших круизов на Камчатке характерны экспедиционные круизы, они пользуются достаточно большим интересом», — заявил он. При этом 72-часовой режим безвизового пребывания иностранцев тоже не лишен противоречий. Ведь ночевать приезжим разрешено только на лайнере, что сдерживает и развитие гостиниц, и длительность туров. В целом, по оценкам агентства, Камчатка примет в 2014 году 13 тыс. иностранных туристов.

О реконструкции пунктов пропуска должна позаботиться Росграница, и, к примеру, на Камчатке, как недавно заявил посетивший регион глава агентства Константин Бусыгин, уже начинается обустройство пункта пропуска в порту Петропавловска-Камчатского. Помещения морского вокзала будут оснащены техническими и информационными средствами для подразделений государственных контрольных органов. В течение года планируется решить вопрос и с пунктом пропуска в международном терминале аэропорта, который подвергается значительной перестройке.

Морская авиация

О том, что пара аэропорт-морской порт может работать в формате круизного туризма, говорит опыт Чукотки. Туристический хаб на базе главного аэропорта Чукотки, Анадыря («Угольный»), уже работает как стыковочное звено туристических маршрутов. В рамках процедуры смены часть пассажиров круизного лайнера прибывает на самолете в столицу региона. В то же время прибывшие в Анадырь морем иностранцы завершают свое путешествие на Чукотке и отправляются домой. В 2013 году в рамках такой процедуры аэропорт обслужил порядка 200 туристов. Впрочем, при всем этом аэропорт испытывал немало сложностей с функционированием пункта пропуска, который Росграница реконструировала с 2011 года.

В Магаданской области въездной туризм пока наименее развит среди соседей, в прошлом году здесь побывало 1,3 тыс. туристов. При этом магаданские турфирмы в основном предлагают рыболовные и охотничьи туры, экотуризм, дайвинг, речные сплавы, морские прогулки по Охотскому побережью, посещение минеральных горячих источников, исторических мест. Эти же направления активно продвигаются туристическими агентствами Чукотки и Камчатки, и в программах арктических круизов нередко расписаны все подобные экстремальные удовольствия. После осеннего визита полпреда Юрия Трутнева в Магадан губернатор Владимир Печеный дал поручения руководителям туркомпаний внести свои предложения о том, какие направления туризма являются наиболее перспективными и какую поддержку органы государственной власти могут им оказать. На основе этих предложений будет выработана собственная концепция развития туризма Магаданской области.

Вице-президент Российского союза туриндустрии Александр Осауленко говорит, что пока все разговоры об упрощении бюрократических процедур — не более чем громкие слова. Среднее время оформления въезжающего на территорию РФ иностранца растет, хотя во всех развитых странах снижается. «У нас уже этот показатель в среднем три минуты на пассажира, а представляете, что будет, когда придет огромный пароход? Нет инфраструктуры по приему туристов, а ее создание потребует огромных вложений — на что мы рассчитываем?», — говорит он. По словам Александра Осауленко, принципиальное решение о развитии пассажирских портов на Дальнем Востоке принято, есть люди, частные предпринимателя, готовые вкладывать средства. Но все эти бизнес-решения и стройки надо как-то совмещать с нашими бюрократическими регламентами, а за написание и исполнение данных регламентов отвечает множество структур. «В программе развития Дальнего Востоке содержатся положения о дерегуляции, это радует. Но надо еще добиться исполнения принятых решений», — говорит вице-президент РСТ.

По его словам, даже морской круизный туризм требует резервных логистических схем, а это осложняется крайней дороговизной и неразвитостью авиасообщения с северными территориями Дальнего Востока. Пока Дальний Восток не получит режим «открытого неба» (дает возможность иностранным авиакомпаниям осуществлять рейсы в аэропорт другого государства в заявочном порядке, администрация аэропорта может отказать в приеме только по техническим причинам — прим.авт.), пока здесь не будут работать зарубежные авиакомпании — ничего не получится. «Недавно мы обсуждали туристические проекты с Korean Air, эта авиакомпания не просто хочет зайти на Дальний Восток как перевозчик. У них есть туристические продукты, и они хотели бы развивать туристические маршруты с Хабаровском, Якутском, Петропавловском-Камчатским... Но они не имеют возможности работать (этому препятствует межправительственное соглашение, устанавливающее правило «одного перевозчика», который может осуществлять рейсы в направлении одного из российских городов. — авт.)», — поясняет А. Осауленко. По его словам, пункт о ведении «открытого неба» тоже есть в действующей редакции дальневосточной госпрограммы, «но пока это только пункт в документе».