Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Китайский связной

На что необходимо обратить внимание российскому бизнесу для успешной работы с китайскими контрагентами - исследование EastRussia

По оценке Минэкономразвития, товарооборот между Россией и КНР в 2022 году может составить $165-170 млрд (против $141 млрд в 2021-м), что окажется историческим максимумом. Китай сегодня не просто ведущий рынок сбыта российской продукции, но и стратегический поставщик импорта, в том числе помогающий снизить технологическую зависимость РФ от западных поставщиков. Однако найти надежного контрагента в Поднебесной потребует определенных стараний.

Китайский связной
Фото: EastRussia

В Китае все есть

За 8 месяцев 2022 года товарооборот между соседними странами достиг $117 млрд, что почти на треть превышает прошлогодний результат. По данным Российско-китайского комитета дружбы, мира и развития, в январе-феврале наблюдалось падение уровня ввозимых китайских товаров в Россию к аналогичному периоду 2021 года. Однако летом импорт пошел резко вверх. В июле Китай поставил в РФ товаров более чем на $6 млрд - в три раза больше, чем в июне. В августе поставки в Россию составили уже $7,9 млрд, превысив прошлогодний уровень на 26,7% (российский экспорт при этом вырос на 58%, до $11,2 млрд). Увеличение импорта обусловлено растущим у российских потребителей спросом на различное оборудование, механические устройства, электрические машины, IT-продукцию, медицинские изделия.

Китай в настоящее время выступает главным партнером России в поставках технологичного импорта после санкционных ограничений со стороны западных стран. Без него пока не видят себя многие производства в стране. Даже когда делается ставка на полную импортонезависимость, КНР часто рассматривается основным поставщиком замещаемой продукции на переходный период – до 100-процентной локализации.

По словам президента китайской Hylink Supply Chain Management Сунь Тяньшу, в КНР насчитывается свыше 180 промышленных отраслей. «Кроме микрочипов, практически все остальное производится в Китае. Так что в плане снабжения своего производства Россия может не переживать», – подчеркивал он.   

Собственно, у российских компаний, которые ищут поставщиков в КНР, есть два пути – купить имеющийся там оригинал или приобрести вещь, близкую к нему. «Если идет речь о китайском аналоге, он может в точности не совпадать, но зато цена будет дешевле. И это вполне может использоваться, – говорит руководитель центра по закупкам оборудования Российско-Китайской палаты в Шанхае Андрей Милов. – В этом случае экспорт из Китая за рубеж, в частности в Россию, каких-либо деталей, комплектующих ничем не ограничен с формальной юридической точки зрения, если нет никаких брендов на упаковке или на самой детали, что может относиться к т.н. подсанкционной продукции».

Другое дело, если речь идет о параллельном импорте, товарах, которые предприятия в КНР производят для западных вендоров. В этом случае приобретать у китайского дилера или местного завода, принадлежащего инвестору из Евросоюза, США или Японии и выпускающего брендированную продукцию, сложно, если не сказать, что совсем невозможно, считает эксперт. Здесь не только боязнь перед вторичными санкциями, осуществляющие такой импорт компании из Китая могут просто столкнуться с собственными таможенными проблемами.

«В соответствие с существующей системой отказных писем от иностранных производителей, правообладателей этих брендов при декларации той или иной позиции китайский экспортер должен честно написать подтверждение этой марки. Если в ней будет честно указан, к примеру, Siemens, то китайский таможенник на основании отказного письмпопросит а пекинский офис корпорации Siemens предоставить письменное согласие на этот экспорт, что сделает сделку неисполнимой», - пояснил Андрей Милов.

При этом нужно понимать, что обходной способ таможенного оформления не является легальным. «Есть различные способы, как и в любой другой стране, избавления от брендов на продукции, декларирования ее под другими торговыми марками. Но надо понимать, что это хождение по красной линии, за которой идет прямое и грубое нарушение законодательства», - предостерегает представитель Российско-Китайской палаты.

Стоит сказать, и у российских заказчиков, несмотря на разрешенный параллельный импорт, возникают сложности с таможней. Как рассказал руководитель подразделения в Санкт-Петербурге компании «Парус» Евгений Бойко, хотя постановление правительства РФ разрешает ввоз товаров определенной номенклатуры без разрешения правообладателя бренда, в рамках действующего таможенного законодательства, любой инспектор ФТС может потребовать письменное подтверждение на импорт от представителя этой торговой марки.

«И здесь все остается на совести правообладателя. Он либо отвечает и может ответить на свое усмотрение, например, что товар контрафактный, и тогда вас ожидают долгие разбирательства, простои в порту, скорее всего, возбуждение административного производства и утилизация товара за ваш счет. Либо, если правообладатель промолчал, инспектор в рамках законодательства хотя не имеет права приостанавливать выпуск продукции, но в рамках контроля качества товара, скорее всего, назначит экспертизу (при этом по каким критериям может выполняться она, неизвестно), которая приостановит выпуск, и импортер будет нести потери до ее окончания», - пояснил Евгений Бойко.

 

Проверяй и подтверждай

Вопрос поиска надежного партнера в КНР не теряет актуальности, к тому же есть риски столкнуться с настоящей аферой. «Чаще всего мошенники используют имя известной компании и создают некий клон на AliExpress, Alibaba, используют документы, которые принадлежат реальному заводу, но с другими банковскими реквизитами, чаще всего в Гонконге. Если вы будете подписывать такой контракт, вас должно заинтересовать, почему вы его подписываете с компанией А, а платить нужно в компанию В», - говорит генеральный директор SinoRuss Сурана Раднаева.

Она рекомендует проверять контрагента по всем возможным источникам, обращаясь в профильные объединения, а также держать на контроле, как минимум, первую поставку. «Если компания надежная, в Китае она обычно входит в региональную ассоциацию или объединение по виду выпускаемой продукции. Мошенники обычно в ассоциации не существуют. Если у вас большой контракт, лучше собрать данные [о поставщике] и от третьих незаинтересованных лиц», - дает совет Сурана Раднаева.

При обсуждении заказа, особенно когда это касается поставки целой производственной линии, до китайского партнера необходимо детально довести техническое задание. Как рассказал Андрей Милов, российские заказчики порой ошибочно полагают, что производителю из КНР достаточно сформулировать общую задачу, ограничившись базовыми параметрами по входящему сырью, исходящей продукции, а далее по умолчанию он все сделает. Однако не стоит пренебрегать деталями: в частности, какая должна быть марка стали, максимально допустимое рабочее давление, углы затяжки и т.п.

«Завод (здесь речь не о крупных госкорпорациях, а о средних предприятиях машиностроительного комплекса Китая), как любая коммерческая компания, проводит простой подход: чем ниже себестоимость, тем выше прибыль. Соответственно он может купить, скажем, электродвигатели у субпоставщиков, но подешевле. В результате получается единица оборудования, которая внешне соответствует всем параметрам, но через полгода начинает сыпаться в условиях интенсивной эксплуатации в России. Нужно не уходить от детализации вашего техзадания, буквально вгрызаться в каждый блок, например, относительно уровня химического состава той самой стали, которая будет использована для того или иного узла», - отметил представитель Российско-Китайской палаты.

Еще одна немаловажная специфика связана с получением технической документации на изделие. По словам Андрея Милова, если сравнивать с приобретением, к примеру, немецкого оборудования, это целые тома, даже переведенные на русский, с правильным инженерным языком. У китайцев это может быть 10-страничная брошюра на плохом английском.

«Это не свидетельствует о том, что в Китае нет технической документации. Она есть, но местный высококонкурентный рынок заставляет китайских производителей сохранять свою коммерческую тайну, выдавая покупателю минимум чертежей, каких-то принципиальных электрических схем, гидравлических и проч. По той простой причине, что существует потенциальный риск, что это не может не быть скопировано в соседнем уезде», - пояснил эксперт.

Чтобы получить весь комплект полноценной документации, добавил он, следует спокойно объяснить руководству китайской компании, что данная информация необходима для получения соответствия от российских технадзорных органов, организации внутренних производственных процессов. «Если это довести до сознания контрагента, вы ее получите», - резюмирует Андрей Милов.

 

Шлюз для расчетов

Когда контракт на выходе, естественно, рассматриваются механизмы оплаты. Как перевести деньги в Китай – сегодня наиболее частый вопрос в предпринимательских кругах, рассказывает руководитель Центра делового сотрудничества «Москва – Пекин» Максим Захаров. Совершить перевод возможно через российские банки, имеющие подключение к SWIFT. Однако возникают случаи, особенно в части расчетов в долларах, когда средства из России уходят, но поставщик в Китае получить их не может, или же деньги могут зависнуть на неопределенный срок.

«Некоторые банки, формально не отключенные от SWIFT`а, потеряли возможность делать переводы в валюте из-за попадания в список SDN, черный список лиц и организаций, с которыми гражданам США и постоянным жителям страны запрещено вести бизнес», - пояснил Максим Захаров.   

В то же время все больше расчетов производится в юанях. Кроме того, продолжаются работы по интеграции российской системы передачи финансовых сообщений СПФС с китайским аналогом SWIFT - системой трансграничных межбанковских платежей CIPS. По словам представителя Новикомбанка, СПФС и CIPS, запущенные в своих странах в 2015 году, достаточно совершенны, но между ними отсутствует шлюз, который бы их технически связывал. Эта задача решается, и наиболее реалистичный срок ее реализации – начало 2023 года.

Система CIPS в отличие от SWIFT не имеет столь широкого числа пользователей и рассчитана только на китайскую национальную валюту, тем не менее, она должна сократить издержки при переводах в юанях.

В качестве варианта для расчетов с китайскими партнерами российские предприниматели (это применимо все же больше к предприятиям малого и среднего бизнеса) пока могут воспользоваться услугами имеющихся на рынке компаний-посредников. Они берут комиссию, но заказчику не придется искать лазейку для оплаты поставки и бояться, что что-то пойдет не так, отмечает Максим Захаров. Кроме того, такие компании могут взять на себя проверку в Китае поступившего товара на брак, переупаковку, оформление страховки от потери или боя. 

Но и к посредникам надо быть внимательным. Например, что касается комиссии, то большинство посреднических сервисов берет плату за работу в размере 5-10% от стоимости заказа. Компании, обещающие выполнить работу за меньшие деньги должны вызывать недоверие, за большие – будут обременительны.