Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Медицина средней степени тяжести

Глава экспертного совета Приморья по вопросам здравоохранения Елена Русакова о ситуации в отрасли

О том, почему к врачам надо ходить чаще, а в сферу здравоохранения вкладывать больше, размышляет Председатель Общественного экспертного совета Приморского края по вопросам здравоохранения, главный стоматолог ДФО и Приморского края по профилактической детской стоматологии, вице-президент Стоматологической ассоциации России, эксперт качества медицинской помощи Национальной медицинской палаты, доктор медицинских наук, профессор Елена Русакова.

Медицина средней степени тяжести
- Елена Юрьевна, к врачам люди всегда идут неохотно. Но иногда бывает, что при всем желании идти не к кому: медиков не хватает, к специалисту или на обследование попадаешь только после долгого ожидания. Справляется ли здравоохранение Приморья с потоком пациентов? Может, вообще не стоит возлагать на государственную медицину слишком большие надежды?

- Дефицит кадров – общая проблема для медицины. В Приморском крае он тоже немалый - 1,5 тысячи человек. Особенно актуально рассмотреть решение этого вопроса в педиатрической службе. Работать с маленькими детьми, конечно, сложно. Но доктор, получивший диплом педиатра и работающий по профессии, имеет возможность стать профессионалом высокого уровня, так как врач-педиатр оказывает медицинскую помощь от рождения ребенка и до 18 лет, то есть когда человек становится уже взрослым. По накопленным знаниям в области педиатрии, врач знает, как лечить и ребенка, и взрослого пациента. В Приморском крае есть потребность и в других специалистах: в кардиологах, неврологах, онкологах, стоматологах и врачах других специальностей, но она несколько меньше.

И пользуясь возможностью общения с гражданами посредством этой публикации, должна сказать: обращайтесь к врачам как можно раньше и не занимайтесь самолечением! Проблемы кадрового голода мы решим, без медицинской помощи никого не оставим. А вот лечить человека с запущенными болезнями гораздо сложнее, чем того, кто пришел к врачу с ранней стадией заболевания, пока процесс носит обратимый характер. Не жаль себя – пожалейте хотя бы собственные деньги: с точки зрения финансовой составляющей, профилактика в 20 раз дешевле лечения.

Чем быстрее будет выявлена болезнь, тем больше шанс, что ее удастся предотвратить. В медицине есть понятия «легкая форма заболевания», «заболевание средней степени тяжести» и «тяжелая степень». Важно, чтобы врачебная помощь пришла на самом первом этапе. Тогда, возможно, до второго и третьего дело не дойдет, человек выздоровеет. Качество жизни, о котором сейчас так много говорится, в том и состоит.

- Только еще говорят, что качество жизни находится в прямой зависимости от количества денег…. Возможно ли сделать так, чтобы бесплатная медицина лечила людей не хуже платной?

- Профессиональный уровень врачей, работающих в государственных и в частных клиниках, примерно одинаков. Более того – часто бывает так, что к одному и тому же врачу с утра можно взять талон в бесплатную государственную поликлинику, а после обеда или в другой день недели он же принимает в частной клинике. Это не запрещено. И понятно, что на одну только бюджетную зарплату в 25-40 тысяч рублей, среднюю по Приморью, доктор семью не прокормит.

Но мы должны учитывать сервисную составляющую. У нас и специалисты хорошие, и лекарствами мы обеспечены. Но сервис такой, что у многих граждан возникает ощущение - «медицина сама чем-то больна». Например, чтобы в обычной поликлинике попасть к кардиологу или неврологу, человек должен сначала взять талон к терапевту. Направление к узким специалистам дает только он. Попутно выясняется, что нужно еще какое-то обследование – снова талон уже на другой день, снова ожидание в очереди. Нас винят в том, что мы неправильно выстроили схему медицинской помощи. Но мы между двух огней: с одной стороны - недовольные пациенты, с другой - необходимость длительного времени для заполнения медицинской документации, утвержденной Министерством здравоохранения.

Квалификация врачей в системе ОМС и ДМС, порой, различается незначительно, а вот интенсивность врачебного времени и трудозатрат несравнима. В государственных поликлиниках доктор осматривает больного и дает ему рекомендации максимум 10-15 минут, таковы нормативы. Сплошной поток, как на конвейере. В частных клиниках консультация может длиться час. Конечно, это позволяет более внимательно изучить особенности заболевания, подобрать необходимые препараты. И не зря, кстати, еще Аристотель и Сократ говорили о том, что «слово лечит». С пациентом надо беседовать, подробно и внимательно его расспрашивать, отвечать на его вопросы и развеивать сомнения. Когда человек спокоен, в хорошем расположении духа, позитивно настроен, выздоровление идет более успешно.

- Иногда как раз именно время торопит пациентов. Люди не могут ждать бесплатного УЗИ или компьютерной томографии по 3-4 недели, вынуждены делать процедуру или обследование за деньги. И уверены: «это все нарочно», чтобы вытеснить больных в сферу платной медицины. Они правы?

- Не нарочно. Вынужденно. Мы постоянно говорим о том, что нужно увеличивать количество специалистов и аппаратуры в учреждениях, которые оказывают медицинскую помощь по ОМС. Ненормальная ситуация, когда в поликлинике функционирует только один аппарат УЗИ или на нем работает всего один доктор. Не нужно забывать, что медицина - это сфера деятельности, где оказывают медицинскую помощь всем обратившимся, врач не имеет права отказать пациенту. Однако, бывает и так, что предусмотреть внезапное увеличение  числа пациентов невозможно. Вспыхнула энтеровирусная инфекция, началась эпидемия гриппа и, как следствие, возникла очередь для проведения анализа крови или рентгенографии…

Для первичной диагностики и определения основных показателей здоровья человека (клинический  анализ крови, анализ мочи,  кардиограмма, острота зрения, слуха и т.д.) наши поликлиники оснащены достаточно хорошо. Когда же требуются какие-либо специальные методы исследования (например, ПЦР –  полимеразная цепная реакция), пациентов направляют в профильные медицинские центры.

- Вы сказали, что в крае есть много вакансий для медиков. Но чем сюда их собираются привлечь, если зарплаты всего около 40 тысяч, а климат и условия суровые?

- На заседаниях нашего Экспертного совета по здравоохранению мы вместе с «Опорой России» обсуждали, как изменить ситуацию и добиться притока врачей в Приморье. Главный фактор притяжения – несомненно, жилье. Если молодого специалиста пригласить на территорию Приморского края и дать ему квартиру, то будут созданы удовлетворительные условия  для жизни  и  работы, одновременно удастся решить и демографическую задачу. Мы вышли с предложением к губернатору Приморского края – направить средства из регионального бюджета в поддержку ипотечной программы для работников здравоохранения. Нам ответили согласием. Первичный взнос будет погашаться из специального фонда, ставка минимальная. Первые 120 семей уже получили право на такие льготы и заключают договоры с краевой администрацией.

Зарплата врачей – да, она недостаточна. Труд в медицине тяжелый во всех отношениях, и в эмоциональной сфере особенно. Материально врачам тоже очень нелегко – сравните их заработки с ценами на продукты в магазине, на услуги в парикмахерской, на дополнительные занятия для детей, на ЖКХ. Как правило, врачи берут дополнительные ставки в государственном лечебном учреждении или подрабатывают в частных клиниках, такие обстоятельства приводят к эмоциональному и профессиональному выгоранию.

- А многие ли жители Приморского края могут сейчас позволить себе лечиться в тех частных клиниках, где подрабатывают «государственные» медики?

- В зависимости от того,  о каком уровне медицинской помощи мы говорим. Если это анализ крови  с определением уровня гемоглобина, эритроцитов или  лейкоцитов – пожалуй, такая платная диагностика доступна каждому. Но то же самое в поликлиниках делают за счет средств ОМС, то есть бесплатно для пациента. Надо отметить, из-за загруженности лабораторий анализ будет готов несколько позже, чем в коммерческой клинике. Например, в частной клинике  можно сдать кровь и в 12 часов дня, а в государственном лечебном учреждении - только утром, получить результаты анализов можно на адрес электронной почты и гораздо быстрее из частной клиники.  И снова – уровень сервиса… Но - за отдельные деньги.

- Многие люди из-за сложностей с талонами и записями вообще к врачам не идут. Консультантами для них становятся аптечные провизоры. Как вы относитесь к такому самолечению?

- Резко отрицательно. На мой взгляд, это недопустимо.  Я контролирую уровень своего здоровья, веду здоровый образ жизни и редко посещаю аптеки, однако при редких посещениях аптеки не раз слышала, как человек с температурой или кашлем спрашивает у фармацевта, чем это все «сбить». И провизор авторитетным тоном рекомендует препарат. Очень часто – самый дорогой из представленных или «ударные антибиотики». Но бесконтрольное применение антибактериальных препаратов крайне негативно влияет на организм человека, особенно на организм ребенка. Да, симптомы заболевания (насморк, кашель) исчезнут, примерно, через 5-10 дней, а  бесконтрольный прием антибиотиков приводит к последствиям - формированию микрофлоры, которая уже «устойчива» к действию лекарственного препарата. Если у такого человека  когда-либо будет другое заболевание или операция, то «антибиотики» патогенную микрофлору уже уничтожить не смогут. Официального запрета на подобное «лечение в аптеках» нет. И никакими циркулярами делу тут не поможешь. Надо просто прививать людям культуру отношения к своему здоровью. Объяснять, что  разумный человек все-таки сначала посетит врача, который оценит его состояние и только тогда выпишет необходимое лекарство.

- А чем люди в Приморье болеют чаще всего?

- По России первая тройка причин летальных исходов – это сосудистые заболевания (инфаркты и инсульты), онкология и так называемые «внешние причины» (травмы, несчастные случаи и прочее). В Приморском крае прослеживается такая же тенденция. Но есть и особенности, обусловленные региональными климато-географическими условиями. В Приморье очень высокий гидродинамический режим – повышенная влажность, сильный ветер (больше 10 м/с) при низких температурах. Можете посмотреть в изданиях по географии и климатологии: когда  температура минус десять градусов, а сила ветра превышает 15 м/с – для организма человека ощущения, как при минус двадцати пяти. Фактически, половину холодного времени года мы проводим в таких экстремальных условиях. Вполне объяснимо, что к нам «приходят» грипп, ОРВИ и другие болезни. Каждый год с ними «сражаемся», а в зимний период времени даже неоднократно и, как причинно-следственная связь, высокая нагрузка на иммунитет и формирование хронических заболеваний. Уровень заболеваемости в Приморском крае выше, чем в «сухих», теплых и солнечных регионах.

Пи анализе стоматологического здоровья дальневосточников отмечаются показатели более худшие, по сравнению с показателями россиян, проживающих на других территориях.  При изучении этой проблемы (в работе моей докторской диссертации) выяснили, что уровень наличия минералов в почве и воде в 10 раз ниже нормы. А это создает неблагоприятный фон для формирования стоматологических болезней. Естественно, мы проводим профилактику. Но, к сожалению, многие люди обращаются к врачам слишком поздно, когда зубы уже разрушены и стоматологи вынуждены удалять нервы и пломбировать каналы. Понимая, что рано или поздно такой зуб придется удалять.

Региональные особенности со счетов сбрасывать нельзя. Где-нибудь в Сочи или на Северном Кавказе жить, кто бы спорил, гораздо комфортнее. Там в воде и почве больше  микроэлементов.  Солнечно, гораздо больше овощей, фруктов, зелени… А у нас они вызревают только летом, примерно с июля по сентябрь. Остальное время мы едим в основном  китайские овощи и фрукты, витаминов в них не очень-то много.

- Даже в свежих, не консервированных?

- Конечно. Витамины – вещества нестойкие. Вот вам пример. На втором курсе, в сентябре, студенты медицинского ВУЗа на занятиях по биохимии  проводят эксперименты – изучают количество витамина С в лимоне, в киви, в сладком перце. Так вот, через трое суток хранения этот витамин разрушается и исчезает. Так что если при простуде вы пьете чай с лимоном, не надо тешить себя иллюзией, что вирус немедленно «отступит». В сладком перце, который студенты приносят с дачных участков, витамина С оказывается больше, чем в лимоне из магазина. И тоже ненадолго.

Несколько дольше витамины «живут» в замороженных ягодах. Поэтому компоты, морсы, протертые ягоды смородины будут полезны. Если же говорить о витаминах, которые продаются в аптеках, надо наблюдать за тем, усваиваются ли они в организме. Это зависит от того, как работает кишечник, нет ли у человека нарушения обмена веществ и т.д. Об этом может рассказать только врач, без специальных знаний в таких вопросах не разобраться.

- Область, где специалисты и новейшие методы исследования нужны особенно значительно - онкология. Есть ли у медиков Приморья возможность  бороться с раковыми заболеваниями в региональных клиниках, чтобы пациенты не отправлялись на лечение в Москву, Санкт-Петербург, Томск или за границу – в Сингапур или Корею? Долго ли приходится ждать квот, хватает ли лекарств для онкобольных?

- Онкологические заболевания у нас, к сожалению, распространены точно так же, как и по всей России. И проблемы те же. Есть онкологический диспансер, но он значительно  загружен, к онкологам очереди. Скоро эту проблему решим – к приему пациентов уже готово новое здание онкодиспансера. Там и помещения просторнее, и врачей работает больше.

Не все новообразования – рак. Но если гистологическое исследование тканей подтверждает, что у человека действительно развивается злокачественная опухоль, лечение проводится в Приморье, в онкодиспансере. Когда нужно использовать какие-либо сложные методы радиоактивной диагностики, пациенты могут получить квоты на лечение в Москве, Санкт-Петербурге или Томске. Для этого нужно направление от онколога при верификации диагноза (результат гистологического исследования подтверждает онкологический процесс). После этого департамент здравоохранения выдает квоту. Быстро, без всякой очереди.

Чтобы вести радиационное лечение, клиника должна иметь особую лицензию. У нас относительно немного пациентов, которые в такой помощи нуждаются, смысла создавать подобные медучреждения с нуля нет. Сейчас будет расширяться Центр ядерной медицины на острове Русском. Там, например, в медицинском центре ФГАОУ ВО ДВФУ уже сейчас есть возможность делать позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ КТ). Этот вид диагностики позволяет увидеть наличие метастазов в организме и скорректировать схему лечения.  Для проведения этого вида исследования требуются особые санитарно-технические условия в самой клинике, потому что в работе используется материал – радиоактивная глюкоза (18F-фтордезоксиглюкоза), период ее полураспада составляет 110 минут. Это значит, что через 20 часов препарат полностью разрушается и выводится мочевыделительной системой. Однако такой «короткий» период жизни радиоактивной глюкозы диктует особые условия к перевозке и хранению этого вещества.  Надо иметь возможность ее доставить вовремя и точно, по количеству нуждающихся пациентов.  Зараннее «запастисть» этим препаратом нельзя, и размещается препарат в специальном хранилище. Очередь на ПЭТ КТ есть, но в разумных пределах. Время  работы с радиоактивным препаратом рассчитывают точно. Раньше пришлось бы для прохождения этой процедуры ехать в Корею, сейчас ее проводят во Владивостоке.

- Но ведь и сейчас многие онкобольные стремятся на лечение туда же. Или в Сингапур, Китай, Израиль или Германию. Мы действительно так сильно от этих стран отстали?

- Ситуация здесь такая же, как и в других медицинских сферах, просто болезнь – гораздо страшнее «обычных» простуд или переломов. Схемы лечения рака в России и за рубежом одинаковые. Вопрос все в том же уровне и качестве сервиса. Можно понять человека, которому сообщают, что у него онкологическое заболевание. Это шок. Он пытается записаться к онкологу – а приема надо еще дождаться. Даже несколько дней такого ожидания – пациент испытывает ужас и страх. И больной едет, например, в Корею, где консультация стоит 200 долларов, зато без очереди. Это его право выбора.

Есть и другие причины. Например, после химиотерапии могут назначаться препараты, снимающие тяжелые последствия интоксикации организма. Или лекарства, которые позволяют не потерять волосы. Или что-то еще, что влияет на комфорт и самочувствие человека после операций или лучевой терапии. У нас в рамках программы, которая оплачивается по ОМС, могут ввести только основные препараты, на остальное не хватит средств. Понятно, что выбирают люди, если у них есть хоть какие-то финансовые возможности.

И все-таки главное в онкологии  – не «где лучше лечат», а насколько рано удалось обнаружить заболевание. Если его диагностировали уже на третьей-четвертой стадии, продолжительность жизни пациента, к сожалению, снижается. Когда опухоль нашли и удалили в самом начале, прогноз достаточно оптимистичен. Многое зависит и от того, какой орган поражен, образовались или нет метастазы. Очень рекомендую периодически сдавать анализ крови на онкомаркеры, такие исследования проводятся и в России, и в других государствах. Чем раньше выявятся проблемы, тем проще их будет решить.

- Вы главный стоматолог  Дальневосточного федерального округа и Приморского края, известный специалист по профилактической и  детской стоматологии. Скажите, смогут ли наши соотечественники когда-нибудь не стесняться своей улыбки или для этого надо переехать в Голливуд?

- Стоматология развивается очень быстро и интенсивно, новые технологии появляются почти каждый год. Клиники Приморья не отстают от московских, а порой и превосходят. Есть клиники, где уровень оказания стоматологической помощи сопоставим с уровнем оказания помощи в странах Европы, Америки. Часто  приходится переделывать протезы, выполненные в Сингапуре, Корее, Китае. Пациенты, думая, что уровень оказания стоматологической помощи за рубежом будет лучше, получают стоматологическую помощь за рубежом, однако пациент может оценить только сервисную составляющую, а о качестве работы «узнать», когда он уже покинул страну, причем врач иностранного государства ответственности за проделанную работу иностранцу-пациенту не несет.

И технологии у нас в стоматологической клинике применяются известные во всем мире – хоть в Америке, хоть в Европе, хоть в развитых странах Азии.

Сегодня это в первую очередь методы, направленные на сохранение зубов и профилактику их болезней. Раньше, в советские времена долго не раздумывали – обтачивали зубы и ставили золотые коронки. Много коронок – богатый человек, в роскоши живет… Сейчас времена другие. Людям важно здоровье и естественность, а не шик и блеск. Для восстановления зубов используется оксид циркония. Он лучше тяжелой металлокерамики, под которую приходится обтачивать значительную часть зуба.

Другое направление в стоматологии – реставрация. Этот термин относится не только к антикварной мебели. Есть много материалов, позволяющих идеально восстановить цвет, форму  зуба, и даже свет на искусственной эмали будет преломляться так же, как и на естественной. Улыбка – Голливуду на зависть.

Кариес тоже доставляет людям немало хлопот. Это, как вы знаете, дефект тканей зуба, когда они постепенно становятся мягкими, буквально – как сгнивший трухлявый пень. Кора еще есть, а внутри – пустота. Пользуясь случаем, хочу обратиться к дорогим нашим согражданам. Пожалуйста, приходите к врачу не тогда, когда зуб уже болит или в нем обнаружилась дырка (полость), а два раза в год, как минимум, для профилактики стоматологических заболеваний. В арсенале у стоматолога есть препараты, которые безболезненно наносятся кисточкой на зубы и создаются условия к тому, чтобы «зубы не портились». Это относится и к взрослым, и к детям. Болезни у людей разного возраста свои: детская проблема – кариес, взрослая – пародонтит и пародонтоз, воспаление десен и их кровоточивость. В запущенных случаях из такой десны с виду здоровый зуб можно просто вынуть двумя пальцами. А многие  наши пациенты долгое время просто не обращают внимания на дурной запах изо рта, боль при чистке зубов, рыхлость десен…

Это азбука, но ее приходится все время растолковывать современным, разумным образованным людям. Зубы надо чистить как минимум два раза в день, после приема пищи. За сутки успевают сформироваться 2 поколения бактерий, их жизненный цикл – 12 часов. Чтобы они не размножились, надо убрать из полости рта остатки пищи и не оставить бактериям питательной среды.

- Реклама различных «семейных зубных паст» разве что из утюга сейчас не звучит. На что обратить внимание при выборе?

- Прежде всего на то, что «семейной» пасты нет и быть не может. Для детей рекомендуют одни пасты, взрослым – другие. Ребенку нужно защитить зубы от кариеса, а старшему поколению – устранить, например, кровоточивость десен или отбелить эмаль  (вообще отбеливающие процедуры безопаснее проводить у стоматолога). Так что лучше не поддаваться на уловки маркетологов. И, конечно, не забывать про визиты к врачу. Особенно с детьми. Сама по себе чистка зубов от их болезней не защищает, только под руководством врача можно достичь состояния хорошего стоматологического здоровья.

Напомню, что есть приказ Минздрава, который обязывает стоматологов осматривать ребенка до 18 лет каждый год. Особенно внимательными родителям надо быть, когда ребенку от 6 до 12 лет, то есть в период смены молочных зубов на постоянные. Могут быть самые неожиданные неприятные сюрпризы – например, если боковой зуб не выпадает сам, и корни постоянных зубов, которые прорезываются на том же месте, начинают идти вкривь и вкось, иногда даже до гайморовой пазухи в верхней челюсти или в нижнечелюстной канал.

- Ужас какой…

- Мы с такими случаями имеем дело чаще, чем хотелось бы. При том, что до крайностей процесс вполне можно было бы не доводить. Я списываю это не только на вечный страх перед зубными врачами, хотя их давно лечат с обезболиванием. Скорее – на общую неграмотность и беспечность.

Это тоже азбучные истины – но их, к моему удивлению, далеко не все знают. Кариес можно остановить, пока ткани зуба еще не повреждены, то есть еще не успела  образоваться полость в зубе. Он начинается с появления белых меловидных пятен на эмали. Врач видит их, когда направляет на поверхность зуба свет яркой лампы. В некоторых клиниках пациенту показывают эти подсвеченные пятна с помощью маленькой видеокамеры. Так вот, пока это всего лишь пятно, в поверхность зуба можно специальной кисточкой втереть реминерализующий препарат. После этого меловидное пятно исчезает, угроза кариеса тоже. Детям сейчас наносят в углубления зубов герметики – препараты, которые «запечатывают» проблемные участки, которые ребенку сложно прочистить щеткой.  Эффект отличный.

Почему это важно? У детей 20 молочных зубов, это так называемый «временный прикус». Первый постоянный зуб появляется примерно в шесть лет, он располагается позади всех остальных и его появление, как правило, проходит незамеченным. Еще один жевательный зуб прорезается лет в 12-13. Если ребенок чистит зубы не эффективно, эти зубы портятся, их приходится удалять. А жевательных зубов у нас и так немного, их лучше поберечь. Тем более что восьмые в ряду – «зубы мудрости» - сейчас закладываются не у всех людей, так эволюция распорядилась.

- Препараты против кариеса, о которых вы упомянули, – в основном импортные? Возможно ли в стоматологии импортозамещение, о котором сейчас так много говорится?

- Да, по большей части применяются зарубежные лекарства, материалы и оборудование. Процент российской продукции очень невелик, в основном это средства для дезинфекции каналов или реминерализации эмали.  В советские времена у нас были хорошие фармзаводы, они выпускали великолепные препараты для лечения зубов, но многие уже закрыты. Сейчас в России появляются производства, чья продукция отвечает мировым стандартам.  Но есть еще и вопрос бренда, репутации. Я, например, работаю стоматологом почти 25 лет. За это время все мы смогли оценить надежность компаний, с которыми имеем дело. И не можем экспериментировать на людях, опытным путем проверять, не деформируется ли новая пломба неизвестного нам производителя через сутки, не изменится ли цвет, структура и пластичность протеза. Видимо, со временем станет понятно, что отечественные разработки испытания выдерживают честно. Но пока ситуация такая же, как, например, с хорошим парфюмом. Духи незнакомого производителя вы, скорее всего, в закрытом виде не купите.

- Опасно ли для зубов курение?

- То, что зубы у любителей табака желтеют и разрушается их эмаль, еще полбеды. У курящих пациентов мы нередко диагностируем онкологические заболевания в полости рта. Объясню, почему. Сигарету человек держит губами, ее температура выше нормальной для человеческого тела. Тонкая слизистая оболочка на внутренней части губ к сигарете прилипает, и так по много раз в день. Возникает хронический очаг раздражения, отслойка слизистой, микротравмы. Все это создает условия для начала онкологических процессов. У курильщиков достаточно часто бывает рак губы, слюнных желез.

Возможности ранней диагностики рака в стоматологии достаточно велики, они в России хорошо известны и широко применяются. Особенно актуальны световые методы – по той простой причине, что проводятся быстро, не требуют гистологического исследования (то есть отсечения фрагмента ткани). Если стоматолог заметил что-то подозрительное, он немедленно отправляет пациента к коллеге-онкологу.

- За последнее время было несколько случаев, когда пациент умирал прямо в кресле стоматолога какой-нибудь небольшой клиники. Анестезиологов и реаниматологов там просто не предусматривало штатное расписание. Как вы думаете, нужно ли переводить все частные клиники или кабинеты «под крыло» крупных медцентров, чтобы избежать таких трагедий?

- Каждый трагический случай индивидуален, в его причинах всегда надо разбираться и делать выводы. Маленькие кабинеты в «шаговой доступности», на первых этажах жилых зданий вряд ли смогут получить лицензию на такие виды медицинской деятельности, как анестезиология и реаниматология. Для этого нужно помещение не менее 54 кв. метров, соответствующая аппаратура для контроля дыхания, работы сердца и мозга, квалифицированный персонал. Видимо, они попросту закроются. Но не думаю, что это хороший путь. Скорее – перестраховка, назовем вещи своими именами.

Вспоминается рассмотрение экспертизы в профессиональном сообществе по нескольким таким случаям, произошедшим на территории России, с летальным исходом. Когда подробно выяснили причины одного из них, оказалось, что пациент не счел нужным предупредить хирурга-стоматолога о перенесенном две недели назад инфаркте. Доктор ввел ему стандартный препарат, разрешенный к применению, проделал все нужные манипуляции. Пациент покинул клинику, а дома ему стало плохо, и он умер. Если бы хирург знал про недавний инфаркт, он применил бы для обезболивания другое лекарство и в иной дозе. Причиной смерти пациента стал именно инфаркт в анамнезе, а не плохое лечение. Но… информация запоздала, а человека уже не вернешь.

- От квалификации врача тоже зависит очень много. Есть ли у медиков в Приморье, особенно молодых, возможность профессионального роста?

- Мы понимаем, что врач должен учиться всегда, а не раз в пять лет «повышать квалификацию». Сейчас врачи всех медицинских специальностей будут проходить  аккредитацию. Система непрерывного медицинского образования предусматривает, что за каждый год врач должен посетить определенное количество лекций и практических занятий – суммарно 50 часов. В течение пяти лет в его личном кабинете на портале Министерства здравоохранения  эти данные вводятся по индивидуальному коду. Сразу видно, сколько доктор посетил мастер-классов или лекций, насколько вырос его профессиональный уровень.

Чтобы начать такую учебу, доктор проходит тестирование, сдает экзамен на применение практических навыков на специальных симуляционных тренажерах-манекенах, очень похожих на реального человека. Правда, манекены, они же «фантомы» -  всего лишь тренажеры. Когда молодой врач приходит в клинику, он иногда с удивлением обнаруживает, что у  пациента есть слюна или кровоточивость и ее надо блокировать, что пациент нервничает, и его приходится уговаривать. Ребенок не желает сидеть в кресле и вертится так, что ты еле удерживаешь инструменты… Поэтому теория теорией, а главный, завершающий этап – работа в клинике с  реальным пациентом.

Если говорить о стоматологах, то выпускники стоматологических факультетов медицинских вузов имеют некий набор компетенций. Врач-стоматолог общей практики может работать хирургом-стоматологом, ортопедом (то есть проводить протезирование), быть детским доктором или взрослым терапевтом.  Такие специальности, как ортодонтия и челюстно-лицевая хирургия требуют обучения в клинической ординатуре. Но посещая те или иные программы обучения, наш врач может в дальнейшем получить новую специализацию или поступить в ординатуру (для этого требуется 3 года практической работы). Думаю, что система непрерывного медицинского образования, все-таки, создаст условия для того, чтобы врачи в своем профессиональном развитии не останавливались.

Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике