Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Визит Путина в Японию: экономика побеждает политику

Визит Путина в Японию: экономика побеждает политику
Фото: kremlin.ru
Визит президента России Владимира Путина 15-16 декабря в Страну восходящего солнца ярко высветил различия в приоритетах и ожиданиях двух стран от этой поездки. В ходе встречи и переговоров с ним японский премьер-министр Синдзо Абэ сосредоточился на заключении двустороннего мирного договора после решения спора о территориальной принадлежности четырех южных островов Курильской гряды – Шикотана, Хабомаи (на самом деле группа мелких островков), Кунашира и Итурупа. Острова перешли к Советскому Союзу по итогам Второй мировой войны, однако Япония эти итоги оспаривает и требует вернуть все четыре острова. Россия же считает, что острова принадлежат ей по праву и не видит предмета спора.

Накануне визита Путин публично и недвусмысленно еще раз дал понять, что  территориальный вопрос существует в умах японских политиков, но не российских.

На заключительной пресс-конференции российский президент больше говорил о сферах, которые связывают наши страны и должны послужить опорами в наведении широких и прочных мостов для углубления политического взаимопонимания и укрепления экономического сотрудничества. А это, в понимании лидера России, должно сгладить остроту территориального тупика, помочь найти из него выход, а, в конечном счете, заключить мирный договор между двумя странами, на необходимости которого, как очевидно, настаивает больше Япония, чем Россия.

Вместе с тем Москва готова беседовать с Токио и об островах, на которые он претендует. В Японии Путин снова подчеркнул, что разговор должен вестись на основе Совместной декларации СССР и Японии от 1956 года, которая предусматривает добровольную передачу (не возврат!) Советским Союзом Стране восходящего солнца лишь двух островов (Хабомаи и Шикотана), и только после заключения мирного договора. Однако японских политиков и экспертов настораживают слова президента России: дело в том, что в декларации не упоминается, на каких условиях и под чей суверенитет будут переданы острова.  К тому же японская сторона полагает, что обе проблемы взаимосвязаны и должны решаться в обратном порядке – сначала острова (понятно, что Японии), потом  договор.

При этом японское руководство не гарантирует, что, в случае получения южных Курил ("северных территорий", по японской терминологии), на них не появятся военные базы США, что шло бы вразрез с японо-американским договором безопасности. А это уже тревожит российское руководство, особенно в свете того, что Токио подумывает о размещении на своей территории THAAD – новейшей американской системы ПРО. Видимо, эта тема наряду с северокорейским ракетно-ядерным потенциалом и другими острыми проблемами международной безопасности будет обсуждаться на российско-японских консультациях в формате 2+2 (министров иностранных и дел и обороны обеих стран). Согласие об их возобновлении по инициативе российской стороны было достигнуто во время пребывания Путина на японской земле.

Тем не менее, несмотря на то, что в сфере политики каждый остался «при своих», встречу Путина и Абэ  можно считать вполне успешной. Причем не только для Москвы, но и для Токио, вопреки раздающейся в Японии критике премьера за то, что, в обмен на широкое экономическое сотрудничество, предложенное им Путину,  Япония не получила никаких дивидендов по территориальной проблеме. Стоит отметить, что подобная критика исходит не только от оппозиции, но и из недр правящей Либерально-демократической партии, возглавляемой самим Абэ.  Действительно, в Японии не делали и не делают секрета из того, что план хозяйственного сотрудничества из восьми пунктов был предложен японским премьером Путину в Сочи в мае этого года не просто так. Он рассчитан на то, что «широкий жест» Японии в условиях сложного экономического положения в России, вызванного падением цен на углеводороды и санкциями Запада, будет оценен по достоинству, и Москва смягчит свою позицию по территориям.

При этом критиками Абэ замалчиваются те выгоды, которые получит сама Япония от намеченного экономического сближения с Россией. В нем предложенный премьер-министром страны план из восьми пунктов может послужить хорошей «стяжкой». Эти пункты были полновесно наполнены во время визита шестью десятками совместных проектов на общую сумму в 2,54 млрд. долл. И хотя все они будут осуществляться на российской территории, вряд ли можно говорить, что их реализация станет улицей с односторонним движением.  Достаточно указать на крупномасштабные проекты в сфере энергетики, которые позволят снизить зависимость Японии на 80% от поставок энергоносителей с далекого и взрывоопасного Ближнего Востока. Тем более что атомная энергетика страны фактически находится в замороженном состоянии после аварии на АЭС  «Фукусима-1».

Наконец, важным результатом визитом Путина в Японию стал небольшой, но значимый прорыв и по территориальной проблеме. Лидеры двух стран договорились о совместной экономической деятельности России и Японии на южных Курилах. Правда, для ее реализации потребуется преодолеть уже выявившееся расхождение относительно того, на какой правовой базе должна осуществляться эта деятельность. Помощник президента Юрий Ушаков сказал в Токио, что на российской. А премьер Абэ считает, что совместное хозяйствование должно вестись не по российским, но и не по японским законам. По его мнению, для этого должны быть выработаны некие особые правила. Судя по всему, для нахождения общего знаменателя в этом отношении потребуется время и высокое мастерство переговорщиков. Ведь здесь затрагивается болезненная для Токио проблема суверенитета над островами.