Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Почти по-сердюковски

На Камчатке экс-министров обвинили в получении взятки по ошибке

Почти по-сердюковски

В столице амнистирован экс-министр обороны Анатолий Сердюков, на Камчатке оправданны два экс-министра, которых обвиняли в коррупции. В Следственном комитете России предложили новую меру для повышения эффективности борьбы со взяточничеством.

Пока вся страна пристально следила за событиями зимней Олимпиады в Сочи, в Москве был амнистирован экс-министр обороны Анатолий Сердюков, лишившийся своей должности после начала расследования коррупционных дел (дело «Оборонсервиса» – самое громкое) в министерстве в 2012 году. Информация об амнистии появилась лишь на прошлой неделе и тоже не стала «бомбой», затерявшись в потоке предпраздничных поздравлений, цветов и событий на Украине.

Уголовное преследование Сердюкова по ч.1 ст.293 УК (халатность) было прекращено по инициативе самого следствия в связи с амнистией, которая была принята Госдумой к 20-летию Конституции. Как пишут СМИ, адвокат экс-министра обороны не делал заявлений для прессы, но ранее сообщил, что Сердюков был «освобожден» еще в начале года, но следствие и защита заключили «джентльменское соглашение», решив не придавать этот факт широкой огласке, чтобы «не будоражить общественность». Уголовное дело в отношении Сердюкова закрыто, других дел не расследуется.

Россияне в массе своей уверены, что «дело «Оборонсервиса» окончательно развалится из-за «отсутствия улик». По данным Левада-Центра, только 4% граждан уверены, что в действиях Сердюкова нет состава преступления. Дело «Оборонсервиса» стало самым громким и запутанным в борьбе с коррупцией в России. Во многом из-за него у россиян сложилось мнение, что преодолеть коррупцию в нашей стране невозможно.

Между тем, верные решения на пути к преодолению этой «головной боли», кажется, намечаются. Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин высказал мнение, что для повышения эффективности борьбы с коррупцией следует вернуть конфискацию имущества. По его словам, более эффективного способа противодействия коррупции еще никто никогда не придумал.

«Ни мера уголовного наказания в виде лишения свободы, ни штраф, который никто не выплачивает, как вы знаете, не решают проблемы. А вот когда он вернет наворованное и мы там разместим детский дом, детский сад, дом престарелых – это будет плюс для государства и минус для этого человека. И он поймет, что воровать безнаказанно будет уже нельзя, потому что бесполезно – все равно отберут», – сказал Бастрыкин.

Как сообщил Бастрыкин, статью о конфискации имущества преступников в качестве дополнительной меры наказания убрали в 2003 году под лозунгом гуманизации уголовного законодательства. Наглядным примером последствий этой отмены стало требование Евгенией Васильевой, обвиняемой по делу «Оборонсервиса», возврата изъятых картин и драгоценностей - по закону она имеет на это полное право.

Пожалуй, самым значимым событием прошлой недели в антикоррупционной сфере в ДФО стало прекращение уголовного дела против двух бывших министров – министра имущества Камчатского края Виктора Писаренко и министра сельского хозяйства края Николая Мизинина по факту получения ими взятки. Как сообщает СУ СК РФ по региону, следствие приняло такое решение из-за отсутствия в действиях должностных лиц состава преступления. Получилось некое недоразумение.

Поводом и основанием для возбуждения уголовного дела стали заявление директора ЗАО «Эскада» Юрия Черешни, деятельность которого связана с деятельностью ООО «Камчаткомбикорм» и указанных министерств, и материалы проверки, проведенной органами внутренних дел.

Согласно результатам проверки, Мизинин получил от Черешни в качестве взятки автомашину «Ниссан Патрол», а Писаренко – 3 млн руб. за совершение действий в пользу «Эскады». Однако следствие выяснило, что министры в рамках своей работы принимали решения, касающиеся деятельности указанных предприятий, совершенно бескорыстно. Министр сельского хозяйства действительно получил от Юрия Черешни автомобиль, но при обстоятельствах, не свидетельствующих о его получении в качестве взятки.

«Этот автомобиль не оформлялся в собственность Н.Мизинина либо его родственников, а в последующем, задолго до возбуждения уголовного дела, автомашина возвращена Н.Мизининым Ю.Черешне», – сообщают в СКР.

В ведомстве подчеркивают, что допросами свидетелей, фоноскопическими экспертизами, обстоятельства, установленные доследственной проверкой, не подтверждены. Что ж, почти по-сердюковски!