Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Алкогольные координаты

Ведущий эксперт по демографии НИУ “Высшая школа экономики” Андрей Коротаев – о современных трендах рождаемости, смертности и миграции на Дальнем Востоке

Вопросы о тенденциях, характерных для современной демографической ситуации на Дальнем Востоке, корреспондент EastRussia задал заведующему научно-учебной лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ Высшая школа экономики, профессору, доктору исторических наук Андрею Коротаеву.

Алкогольные координаты
Фото: ASB63 / Shutterstock.com

– Андрей Витальевич, демографическая ситуация на Дальнем Востоке с начала года демонстрирует неплохую динамику. Укрепляется естественный прирост, вроде как сокращаются темпы оттока населения. На Ваш взгляд, что сыграло в этом вопросе ключевую роль?

– На мой взгляд, тот рост, который, согласно официальным заявлениям, демонстрируют сегодня данные показатели на Дальнем Востоке, соответствует реальному положению дел. Но, в то же время, если брать, к примеру, увеличение естественного прироста в данном макрорегионе, обусловленное снижением в нём смертности, то каким-то исключительным явлением на фоне всей России оно не является. Потому как снижение смертности характерно сегодня не только для Дальнего Востока, а для всей России. И оно, в свою очередь, объясняется довольно тривиально – свою положительную роль здесь сыграло то, что в России, наконец, начала эффективно работать ЕГАИС – Единая государственная автоматизированная информационная система Росалкогольрегулирования, следствием чего стало заметное снижение потребления в стране алкоголя. В первую очередь сократилось потребление дешевой и некачественной нелегальной спиртной продукции.

– Как в целом Вы сегодня можете обрисовать картину демографического развития на Дальнем Востоке?

– Главное, что отличает демографическое развитие Дальнего Востока на фоне всей России, – это рождаемость в макрорегионе. Этот показатель существенно выше  среднероссийского. Причем для некоторых регионов характерны и вовсе отличные показатели – речь о Республике Саха (Якутия) с показателем рождаемости 2,26, и Сахалинской области, показатель рождаемости которой 2,02. И если показатель Якутии неудивителен – для якутов характерны активные демографические процессы, то у Сахалинской области, населяемой в основном русскими, этот показатель впечатляет. Он превышает даже показатель рождаемости Франции, на который мы ориентируемся в демографическом развитии России. Но на данный момент какого-либо внятного объяснения тому, с чем связано такое превышение рождаемости на Дальнем Востоке над среднероссийской, я дать не могу.

Другой момент, который следует отметить на Дальнем Востоке – то, что ожидаемая продолжительность жизни заметно меньше среднероссийской, но смертность, в то же время, выше незаметно. Последнее объясняется так называемым эффектом «большой земли» – люди уезжают с Дальнего Востока на пенсию в Центральную Россию – на «большую землю», что делает население макрорегиона более молодым. Сочетание показателей рождаемости и смертности на Дальнем Востоке приводит к тому, что, в свою очередь, его естественный прирост несколько выше среднероссийского.

Тем временем несколько омрачает картину демографического развития на Дальнем Востоке тот факт, что из всех российских макрорегионов для него по-прежнему характерна самая неблагополучная миграционная ситуация – с давних времен и по сей день его отличает систематический миграционный отток, и при том значительный. Причем, касательно миграционного оттока с Дальнего Востока, следует четко понимать, что, в силу того, что его население – малочисленно, то даже если речь идёт о выбытии с Дальнего Востока десятков тысяч человек в год, все равно это для него – сильный удар.

– Те основные моменты, которые сегодня отличают демографическое развитие Дальнего Востока, были характерны для него и раньше?

– Если говорить о превышении его рождаемости над среднероссийской – то это имело место еще в тот же самом 1990-м году. То есть речь о систематическом превышении рождаемости Дальнего Востока над среднероссийской, это не тренд последнего времени. Что касается некоторого превышения его смертности над среднероссийской – это также не ново, так как уже сколько лет – еще с дореволюционных времен – налицо закономерность, заключающася в увеличении с юга на север и с запада на восток смертности в России. В связи с тем, что в этом же направлении в России увеличивается и потребление алкоголя.

Тем временем миграционный отток стал присущ Дальнему Востоку не так давно – после 1991 года. Потому как ранее, во время Советского Союза, в данном макрорегионе имел место ярко выраженный миграционный приток. Являющийся следствием эффективности так называемых «северных денег» – повышенной зарплаты в северных регионах России, в частности – дальневосточных. Эти «северные деньги» были крайне востребованы у населения, так как, по сути, поехать на Север, в том числе и Дальнего Востока, было тогда чуть ли не единственным способом легально разбогатеть. Разумеется, в настоящее время с целью большого заработка едут, к примеру, в Москву или Ямало-Ненецкий округ. Но, на мой взгляд, с этой точки зрения Дальний Восток сегодня зря обделяют вниманием – в плане возможностей работы он по-прежнему остается достаточно привлекательным. Несмотря на то, что зарплаты в его пределах, по сравнению с Советскими временами, упали до среднероссийского уровня, а в некоторых его местах – даже ниже.

– А сыграли ли свою роль в современной положительной динамике демографических показателей Дальнего Востока меры, предпринятые федеральным правительством – внедрение инструментов опережающего развития, тот же самый “дальневосточный гектар”?

– То, что пакет мер Минвостокразвития оказался довольно мощным, и, как следствие, сыграл здесь свою роль, пока представляется довольно правдоподобной гипотезой. По крайней мере, его роль в сокращении миграционного оттока. И, в какой-то степени, в разрыве между рождаемостью Дальнего Востока и среднероссийской, который стал больше прежнего. Скажем про первое – сокращение миграционного оттока на Дальнем Востоке. На эту тенденцию, по всей видимости, оказал свое влияние проект дальневосточного гектара. Следует отметить, что земельные меры в России в принципе хорошо работают – они вносят свой вклад в демографическое развитие. Даже то же самое принятое в свое время решение о выделении участков семьям с тремя детьми имело свои положительные последствия – несмотря на свою, казалось бы, иррациональность. Ведь выделяемые участки были сплошь неудобные – как таковой реальной возможности воспользоваться этими участкам у тех семей, которым они выделялись, зачастую  не было. Но, видимо, на эти семьи оказал свое психологическое воздействие сам факт выделения земельных участков.

Но я бы не спешил пока с выводами, так как со времени начала работы Минвостокразвития – начала разработки им мер для Дальнего Востока – прошло совсем мало времени. Только три года. А демографические процессы, в том числе и на Дальнем Востоке – процессы долгие. То есть воздействие тех или иных факторов на них можно выявить только спустя время. Тем более в случае Дальнего Востока – в его демографии из-за малочисленного населения роль краткосрочных флуктуаций особенно велика.

– Какие регионы Дальнего Востока сегодня эффективнее всего работают со своим демографическим развитием – со своим населением?

– Если смотреть на период, начиная с 2013-го года, то это Приморский край – он достиг неплохих успехов в снижении смертности, хотя, в то же время, ситуация с его рождаемостью оставляет желать лучшего. Также следует отметить работу Сахалинской области – очень эффективными показали себя её меры по стимулированию рождаемости. Но, при этом, со смертностью её дела не очень хороши – здесь региону явно требуются приложить дополнительные усилия. Обращает на себя внимание Республика Саха (Якутия) – в её огромном росте рождаемости, безусловно, сыграл свою роль не только этнический фактор, но и эффективная местная система мер поддержки рождаемости. Про неё можно сказать даже более – её по праву можно назвать одной из самых лучших на Дальнем Востоке.

– Скажите несколько слов о разрабатываемой Концепции демографического развития Дальнего Востока – как она будет выглядеть и будет ли она эффективной?

– Будущая концепция представляется достаточно эффективной, главным образом – за счет включенных в неё мер стимулирования рождаемости и снижения смертности. Помимо того, внушает также большое доверие набор её мер по ликвидации миграционного оттока Дальнего Востока и даже превращения его в приток. При этом все меры, включенные в Концепцию – это научно-обоснованные, опирающиеся либо на российский, либо на международный опыт, меры. То есть меры более-менее проверенные. Причем ряд из них – комплекс мер по снижению смертности – рекомендован непосредственно Всемирной организацией здравоохранения.