Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Какие тенденции опасны на Дальнем Востоке?

Какие тенденции опасны на Дальнем Востоке?

Павел Минакир, директор Института экономических исследований Дальневосточного отделения РАН:

- Проблемы с миграцией существовали на Дальнем Востоке всегда. До 1991 года люди приезжали сюда и в течение года, и из 10 человек 9 уезжали, а оставался один. Сегодня ситуация другая – почти никто не приезжает, потому что незачем ехать, но уезжать продолжают.

За последние годы отрицательная миграция из региона уменьшилась. В начале 1990-х был залповый отток, но сейчас ситуация стабилизировалась. Молодежь уезжает отовсюду, а приезжает в миллионники, это происходит во всем мире. В этом нет ничего странного, изменить эту ситуацию невозможно и просто не нужно. От того, что на Дальнем Востоке построят еще одну электростанцию или дорогу, молодежь сюда не хлынет. Эти рассуждения исходят из стремления упростить ситуацию, описав ее в доступных терминах и примерах. Но, например, в Хабаровске цена за квадратный метр - почти как Санкт-Петербурге, а в Биробиджане в два раза ниже. В поселке Лазо Приморского края можно купить пять квартир, продав одну в Хабаровске. Поэтому такие рассуждения имеют смысл только тогда, когда они вырваны из контекста.

Или еще один термин - стагнация. Кривая от 1990-го до 2014 года производства на Дальнем Востоке расположится ниже, чем кривая в среднем по России. Другая кривая, которая показывает, как меняются темпы каждый год. Оказывается, что на Дальнем Востоке три года темпы выше, затем три года идут на спад. И так постоянно. Это связано с тем, что в регионе в основном работает добывающая отрасль и при этом почти полностью на внешний рынок. Ее работа зависит от двух вещей – во-первых, как меняются запасы, во-вторых, как меняется спрос на внешних рынках, а он цикличен. На Дальнем Востоке именно такая экономика, у нее своя структура и свои особенности роста. В других регионах иные закономерности.

Какие тенденции опасны на Дальнем Востоке? Я специфических опасностей не вижу, проблемы есть, но они не исключительно дальневосточные и не вполне экономические. С этой точки зрения составлять какие-то программы, которые дали бы решение всех вопросов, - утопия. Экономика распределена на Дальнем Востоке неравномерно: она сосредоточена вокруг городов, а север, например, вообще пустой и всегда таким останется.

Что имеется в виду под Дальним Востоком? 36% территории России невозможно превратить в идеальную экономическую зону, это все равно, что говорить об ускоренном развитии Аляски – не нужно и бесполезно. Поэтому я отношу это к бюрократическому стандарту: звание Отец нации трансформируется в сознании в Отца территории, а это не одно и то же. Тем более, ответственность за то, чтобы экономика нормально функционировала, не подразумевает того, чтобы ты строил ее так, как считаешь нужным. Бездумное широкомасштабное наложение благих пожеланий на дифференцированную территорию не принесет пользы. Это видно, поскольку с 1987 года непрерывно разрабатываются программы развития Дальнего Востока: они датированы 1987, 1996, 2001, 2002, 2007, 2013, 2014 годами. Может, стоит остановиться? Экономика развивается независимо от этих программ, в лучшем случае они не мешают.

Я не могу сказать, что они абсолютно бессмысленны, но надо понимать, в чем этот смысл. Существуют специальные решения, которые иначе, как в форме программы, реализовать нельзя. Например, чтобы построить трубопровод через пол-Сибири и весь Дальний Восток (а это программа), нужно знать меру: до некоторых пор программа благо, но когда ты начинаешь ее раздувать до масштаба универсальной оболочки, она становится вредной. Кроме этого, через программы могут построить школы или роддома в селах, что местными усилиями сделать невозможно.

Способов уменьшить отток населения немного. Ведь это не просто безликая масса. Он состоит из двух крайностей – люди старших возрастов, которые здесь отжили и перемещаются в более комфортные регионы, и молодежь, которая едет за карьерой, ожидаемыми доходами и более концентрированной и разнообразной средой. И этого не изменить – Хабаровск не превратить в многомиллионный мегаполис и зону, где низкие цены на жилье и хороший климат. Но нужно понимать, что на Дальнем Востоке остается некоторое ядро людей – значит, здесь не все так плохо. Ни одна популяция не перемещается полностью с одного места на другое, так происходит и у людей.

А как можно привлечь людей? На Сахалине начали осваивать шельфовые месторождения. Люди туда приехали, потому что появился спрос и деньги. Там появилась инфраструктура, огромные заводы, и это не вчерашние рыбаки, а высококвалифицированные специалисты. Или в Хабаровске началась реконструкция НПЗ, ее делают в том числе турки. Все дело в спросе.

Читайте полную версию интервью.