Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Космодром Восточный: степень непроработки объектов такова, что ставит под угрозу реализацию проектов

Александр Никитин, глава ФГУП "Спецстройтехнологии" при Спецстрое России", отвечает на вопросы EastRussia

На фото – город Циолковский. Люди месяцами проживают в невведенных в эксплуатацию домах.

Космодром Восточный: степень непроработки объектов такова, что ставит под угрозу реализацию проектов

Строителей космодрома Восточный, который возводится в Амурской области, на протяжении уже нескольких лет обвиняют в срыве сроков сдачи объектов, в растратах, накоплении долгов по зарплате. Анализ проблемы важного стратегического объекта поручено провести межведомственной комиссии при участии Минобороны России. Подрядчики рассчитывают на объективную оценку, так как и у строителей космодрома накопились претензии к заказчику. Сейчас основной объем строительных работ закреплен за ФГУП "Спецстройтехнологии" при Спецстрое России", второй главный подрядчик – Дальспецстрой – завершает начатые ранее работы и сдает объекты комиссии. О причинах, которые тормозят возведение и введение в работу ряда объектов космодрома, а также о том, действительно ли возник отток рабочей силы с важной стройки страны в интервью EastRussia рассказал глава ФГУП "Спецстройтехнологии" при Спецстрое России" Александр Никитин.

– Александр Николаевич, в адрес Спецстроя не так давно прозвучало обвинение в том, что и после первого пуска ракеты с Восточного затягиваются сроки строительства ряда объектов космодрома, возник отток персонала на подведомственных предприятиях Спецстроя. Люди правда бегут со стройки?

– Вы знаете, на острие конфликта всегда оказываются строители. Так уж повелось, что подрядчики остаются крайними. Но скажу одно, Спецстрой сосредоточил все свои усилия на космодроме Восточный. Я, как руководитель Спецстройтехнологий, просто здесь живу. Мои заместители работают вахтовым методом. На Восточный командировано несколько моих замов, у которых основным местом работы являются другие регионы. Понимая важность космодрома, я был вынужден их вызвать на этот объект. Постоянный состав московского офиса здесь до 30 человек. Это позволяет оперативно принимать решения.

Мы бы хотели видеть желание и способность брать ответственность на себя по любому вопросу и со стороны дирекции космодрома Восточный, но наблюдаем отток специалистов. В итоге акты могут находиться на проверке без движения очень длительное время. Это возмутительно, когда работы представлены для подписания, но тормозятся по непонятным причинам. То кто-то оказывается в отпуске, другой с правом подписи из Москвы не прилетел. Заказчик тоже должен нести свою долю ответственности. Работа, которую он выполняет, влияет и на наш результат.

Мы с мая нарастили численность сотрудников Спецстройтехнологий на космодроме в 2,5 раза. Если в момент первого пуска ракеты-носителя работало 600-700 человек, то сегодня на площадке – 2,4 тыс. человек (вместе со стройотрядовцами). Также увеличена группировка техники. Пришлось отозвать часть высококвалифицированных специалистов с одного из объектов Приморья. Исполнительная документация нуждается в быстром оформлении, поэтому понадобились производственники-инженеры. И вот когда ты стараешься ускорить процесс, а натыкаешься на стену, то это, как минимум, вызывает недоумение. Сейчас ряд контрольных органов по поручению вице-премьера Дмитрия Олеговича Рогозина проверяют и нашу деятельность, и работу заказчика. Им, в том числе, предстоит разобраться, в чем причина разногласий и как разрешить проблему. Заказчик обвиняет строителей в бездействии и разгильдяйстве, а мы, как подрядчики, в свою очередь, тоже заявляем, что в работе заказчика не все гладко. В последнее время мы тоже стали жестко подходить, потому что иначе сам же окажешься крайним. Ситуация не драматична, но критична. Думаю, что решение мы найдем.

– В СМИ звучало, что после первого пуска с космодрома Восточный в апреле строители расслабились.

– Да, были такие выпады в наш адрес. Но давайте объективно. После старта ракеты я сходил на 10 дней в отпуск и вернулся на космодром. Как уже отметил, увеличен штат сотрудников, задействованных на космодроме. Дальспецстрой уменьшил численность рабочих, но он не может держать людей на "недоделках". Основной объем работ выполнен. Также не было смысла держать большой штат, когда не было финансирования. Появились деньги – рабочие вернулись на объекты.

– На космодроме сейчас работает госкомиссия, идет приемка объектов. Ваше предприятие тоже сдает завершенное строительство?

– Все контракты у нас должны завершиться в конце года, а основная работа госкомиссии, которая сейчас работает на космодроме Восточный, это прошлогодние контракты Дальспецстроя. Спецстройтехнологии сдали четыре жилых дома, причем без комиссии, в обычном порядке, а на комиссию представили сегодня один объект – КСИСО (комплекс средств измерений, сбора и обработки информации). Он выполнен полностью, но есть одна техническая неточность. Она будет исправлена в ближайшие 20 дней. Ошибка некритичная, но это мешает подписанию актов. Мы полностью сдаем этот объект 20 сентября, вся исполнительная документация уже проверена и принята, так что сроки вполне реальные.

Следующие объекты, это жилье в Циолковском. К сожалению, мы опаздываем от тех сроков, которые согласованы, месяца на полтора-два. Но в сентябре мы планируем завершить строительство трех домов. В декабре сдадим детский сад.

– Почему опаздываете, проблемы с финансированием или нехватка рабочей силы?

– По финансированию вопросов нет, по крайней мере, по нашим контрактам. Что касается рабочей силы, то тут есть проблемы – на стройке не хватает квалифицированных специалистов. Не все, кто приезжает работать на космодром, соответствуют требованиям, которые мы предъявляем. Это вообще основная проблема этой стройки. Уже возникла череда замен, люди приходят, не справляются и уходят.

Еще одна серьезная проблема в том, что программа, которую мы выполняем, к сожалению, не уточнена заказчиком. Проблема документации существует, практически по всем контрактам.

– Проблема "сырой" документации в полный голос была озвучена подрядчиками практически после первых скандалов, связанных с отставаниями по срокам строительства космодрома. Почему она остается настолько тяжеловесной?

– Мы подошли к рубежу, когда это реально мешает работе. Степень непроработки объектов такова, что ставит под угрозу реализацию проектов. Это низкое качество проектирования, зачастую – просто отсутствие разделов. Это и "неосмеченные" работы, по сути потерянные для подрядчика. Мы из-за этого не можем вести торговые процедуры, так как существуют определенные законодательные требования. Возьмем тот же метеокомплекс. Уже август заканчивается, и мне его сдавать, а фасады, кровли в проекте не отражены в той мере, чтобы можно было выйти на закупку материалов. Прежде чем объявить торги, мы должны прописать подробно все требованиям к объекту закупки, а если этого нет в проекте, то я уже не имею права по закону выходить на торги.

– А когда вы должны сдать метеокомплекс и на каких объектах еще "затормозились" работы?

– Мы все строительно-монтажные работы должны завершить в этом году. На метеокомплексе затормозились работы на одной из важных площадок, проблема не решается уже больше месяца. Есть участки и в Циолковском, на которых приостановлены работы, в частности, выездные магистрали. Все потому, что нет технических решений. Мы ждем их уже длительное время. Простаивание составляет почти месяц на одном участке. Пишешь, просишь, требуешь, но потом понимаешь, что никаких подвижек.

В итоге я вынужден принимать юридические меры – приостанавливать работы. Если я этого не сделаю, то все претензии по качеству документации уже не будут иметь юридической силы.

– Дальспецстрой также акцентировал внимание на проблемы с документацией, но, получается, шел навстречу заказчику или там вопросы решались оперативно?

– В этом и проблема подрядчиков – они идут навстречу заказчику, надеются на скорое разрешение ситуации, но в итоге оказываются виноваты в срыве сроков строительства. Прекращение работ на участках, где не готова документация, позволяет несколько отрезвить заказчика и заставить оперативно выполнять свою часть работы. Есть масса примеров, но детально говорить о них смысла не вижу, это наши внутренние отношения.

Есть такие проблемы, которые настолько тяжелы и не решаемы со стороны проектных институтов, что вообще ставит под угрозу некоторые проекты. К примеру, по ряду объектов геологические изыскания проведены не в полной мере. Условно, их провели зимой и не учли все факторы обводнения площадки. А сегодня у нас возникли реальные проблемы со строительством – мы не можем выполнять работы. Строители зашли на объект и выясняется что условия, отраженные на бумаге, не соответствуют действительности. Возникает необходимость перепроектирования.

– Про какой объект идет речь?

– Я говорю о районах падения. Это самый проблемный объект, по которому требуется немедленное решение, однако сроки постоянно сдвигаются. Речь идет о совместном выполнении поставленных задач, и отсутствие вовлеченности в эту работу всех заинтересованных сторон ставит под угрозу их выполнение.

– Кто отвечает за проектную документацию космодрома Восточный?

– Генеральный проектировщик "Ипромашпром", но есть еще субподрядные проектные организации, есть еще субподрядчики второго уровня, а еще и третьего и так далее. Поэтому внесение изменений в проект – очень длительный процесс. Я обязан обратиться в дирекцию, дирекция – к генеральному проектировщику, он уже дает поручение субподрядчикам. Мы стараемся сокращать этот путь, но формальная сторона всегда остается.

Протокол, который был составлен по итогам июньского совещания, предписывал дирекции космодрома закрепить ответственных руководителей за каждым из контрактов и создать рабочие группы, куда вошли бы и проектировщики. Формально это поручение исполнено, но уровень руководителей, которые были назначены, не позволяет им принимать решения. Я, к примеру, назначил своих заместителей – людей, которые на должном уровне могут взаимодействовать со всеми участниками процесса. А вот группа проектного института, которая могла бы оперативно решать вопросы, практически не создана. Те специалисты, которых прислали, принимают замечания, а потом отправляют их в проектные институты.

– Спецстройтехнологии строят новый город Циолковский. Здесь все по графику?

– Нам необходимо до конца года ввести 14 домов, три из них в ближайшее время. Контракт подразумевает строительство 21 жилого дома. В связи с тем, что есть отставание, заказчиком было принято решение программу сократить, количество строящегося жилья уменьшить. Было высказано опасение, что Спецстрой не справится в этом году. Ну, наверное, справедливое, в части 21 дома. Тем не менее, эти два десятка строений являются единым комплексом, это общие коммунальные сети, дороги и так далее. Попытки разделить город привели к тому, что сегодня мы не имеем уточненного состава работ. Знаем только, что строим 14 домов. Вот когда на поляне растет 21 гриб и семь удалили, то ничего страшного не произойдет. А когда сказали не строить семь домов, это уже обязательное перепроектирование, новая экспертиза.

Мы сказали заказчику, хорошо, если вы в нас не уверены, и денег нет, давайте мы эти семь домов достроим до отметки "ноль". Тогда мы заведем сети, не нужно будет вносить в проект изменения, тогда все вопросы по приемке будут решаться легче. Но для этого заказчику необходимо произвести ряд действий. Мы два месяца ждем ответ. Если эти дома до нуля не вывести и не сделать сети по всему периметру, то будет загубленный проект. Я смотрю на это как профессионал, знаю к чему все приведет.

– А сохранение "недостроя", это же консервация и дополнительные расходы?

– Это не такие большие затраты. Предполагается, что эти объекты перейдут на следующий год в другую программу. И уже в рамках этой программы, нами или еще кем-то, эти дома будут достроены. До конца года мы сдадим детский сад на 240 мест с бассейном, строим в Циолковском административный корпус. В контракте была еще школа, магазин и комбинат бытового обслуживания, но они тоже исключены. В итоге мы сделаем только фундаменты магазина и бытового обслуживания.

Пока работаем в рамках старого контракта, но из-за того что ситуация не урегулирована, нам не платят за выполненные работы. Мы уже месяца полтора требуем оплаты, а сумма значительная. Это тоже ставит под угрозу сроки реализации проекта, потому что отсутствие оборотных средств всегда создает проблемы. Хотя бы в части тех же закупок фасадов, окон и других материалов, необходимых для строительства города.

Контракт города включает также мощную, современную котельную, очистные сооружения. По котельной мы уже завершаем строительно-монтажные работы, но и там есть ряд вопросов. Не хочу подробно на них останавливаться, но они очень критичны. Мы свою работу сделаем, вопрос в том, что же дальше. Это и подача напряжения на котельную с подстанции "Восточная", и проблемы пуско-наладочных работ, дополнительных затрат, неучтенных сметой. Конечно, это боль заказчика, но персонал котельной уже должен быть рядом с нами.

При строительстве комплекса очистных сооружений применены современные технические решения. Комплекс тоже требует наличие квалифицированного персонала уже сейчас – для согласования программ пуско-наладочных работ. Мы, опять же, свой этап закончим, а кто это подхватит? Позиция дирекции космодрома Восточный должна быть активной, это не должно быть только наблюдением за строителями – справятся или нет. Результат же общий. Может возникнуть ситуация как с Дальспецстроем, когда объекты долгое время не принимались, подрядчик был вынужден их эксплуатировать, нести огромные затраты на содержание, которые до сих пор не компенсированы.

– Вы об энергоснабжении понизительной подстанции космодрома Восточный? У "Спецстройтехнологий" есть сданные объекты, которые заказчик не взял на баланс?

– Лично у меня уже есть пример – четыре сданных дома в Циолковском. Тепло, вода, электроэнергия, лифты – все работает, а расходы несет мое предприятие. Дело в том, что нет регистрации прав на это имущество. Они говорят, что у них нет бюджета, но мы же тоже не мать Тереза, чтобы платить за то, что сдано и эксплуатируется. Люди заселились в квартиры, пользуются коммунальными услугами, но не платят за это.

Ордер выдается на основании того, что объект введен в эксплуатацию. Однако четыре заселенных дома до сих пор официально не зарегистрированы. Строитель обязан подписать у заказчика заключение о соответствии построенного объекта и оформить ввод в эксплуатацию по форме КС-14 (акт приемки строительного объекта – прим.ER). Вот эта форма как раз и не подписана. Практика такова, что объект требует постановки на кадастровый учет, регистрацию. Пока идет этот процесс, заказчик договаривается со строителями по схеме компенсации затрат. Если все делается цивилизованно, то он проходит гладко – мы содержим, нам за это платят.

– Вы хотите сказать, что люди получили ключи от новых квартир в Циолковском, въехали в них, но коммунальные платежи не оплачивают?

– С момента заселения люди не платят за коммунальные услуги, все расходы на моем предприятии. Мы обеспечиваем дома холодной и горячей водой, обслуживаем водопроводные сети, канализацию, за свой счет вывозим бытовой мусор, наводим порядок на улицах. Это все огромные затраты. Заключения о соответствии стройки по двум домам были получены в том же декабре, еще по двум – в июне текущего года. Однако заселение домов началось в декабре 2015 года и продолжалось до марта.

Я предъявил заказчику счет, в итоге часть затрат приняли, а часть нет. Но даже по тому, что принято, мы ни копейки не получили. Такая же ситуация по КСИСО, где мы для пуска ракеты обеспечили объект энергоснабжением по отдельному договору не с дирекцией, а с РКС, но результат тот же – денег мы не получили. Объясняют отсутствием бюджета, это очень удобная позиция.

Остается выбивать деньги в судебном порядке или же завтра прекратить энергоснабжение всех этих объектов. Я, объективно понимаю, что второй вариант не применим, так как в домах проживают люди. Но и к нам должны по человечески отнестись.