Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Навстречу солнцу и ветру

С 19 по 21 июня в Якутске пройдет II Международная конференция «Возобновляемая энергетика в изолированных системах Дальнего Востока России»

Навстречу солнцу и ветру

О развитии возобновляемой энергетики в ДФО, успехах и тенденциях - заместитель генерального директора по стратегии и инвестициям ОАО «РАО Энергетические системы Востока» Алексей Каплун.

- Алексей Александрович, год назад состоялась Первая Международная конференция «Возобновляемая энергетика в изолированных системах Дальнего Востока России» и Вы анонсировали комплексную программу «РАО ЭС Востока» по развитию возобновляемой энергетики. Как идет эта работа? Готова ли компания перейти от пилотных проектов к повсеместному внедрению новых технологий возобновляемой генерации?

- Мы начали реализовывать эту программу и в целом уже понимаем, что, где и как будем строить. В стадии проработки вопрос – с кем мы будем сотрудничать по нашим проектам, и здесь у нас имеется масса предложений как внутри страны, так и из-за рубежа. Безусловно, мы продолжаем вносить дополнительные штрихи в программу, а потому наиболее активная фаза ее реализации начнется ближе к осени в этом году.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее – что представляет собой эта программа, сколько объектов планируется построить и где они будут находиться?

- Программа предусматривает два основных направления – солнечная генерация и ветряная генерация. Мы также рассматриваем биотехнологии и мини-ГЭС, но, оценив их экономическую эффективность, пришли к выводу, что массовыми на Дальнем Востоке они не станут, вероятнее всего – какие-то разовые проекты. А вот солнце и ветер уже сейчас имеют в различных регионах ДФО серьезный потенциал. В настоящее время мы формируем перечень потенциальных проектов возобновляемой энергетики в Приморском крае, Якутии, на Чукотке, Сахалине, Камчатке и в Хабаровском крае.

- Чем привлекательны именно эти регионы, какие объекты возобновляемой энергетики им нужны?

- Наибольший потенциал мы видим в Якутии, там довольно серьезные возможности, связанные с гелиоэнергетикой (получением электрической или тепловой энергии за счет солнечной энергии – прим. ред). Приморье – это солнечные станции и ветрогенераторы, Камчатка – ветряки и мини-ГЭС. Сахалин мы связываем с ветряной генерацией, первый проект находится в стадии реализации. Чукотка – это в основном ветрогенерация.

- В прошлом году был анонсирован большой проект – солнечная станция в якутском поселке Батагай. В какой стадии сейчас этот проект?

- Мы ведем проектирование. С учетом того что большая станция за полярным кругом – это первый проект такого рода в стране, мы подключили к нему не только наших проектировщиков, но и, в частности, специалистов из Германии – страны, имеющей солидные компетенции в части строительства солнечных парков. Сейчас активно работаем над площадкой, смотрим и оцениваем строительно-монтажные работы. Мы понимаем, как это должно работать в условиях вечной мерзлоты и пытаемся сделать так, чтобы этот проект был наиболее интересен нам сточки зрения эффективности и окупаемости.

- В каком году планируете ввести станцию?

- Сейчас мы говорим о 2015-м.

- Какие сложности возникают в процессе реализации таких проектов?

- Мы ограничены труднодоступностью некоторых территорий Дальнего Востока. Есть немало проектов, интересных с точки зрения природного потенциала и экономики, но физически на те территории, с которыми они связаны, можно добраться лишь несколько дней в году. Это серьезное ограничение для реализации проектов, требующих движения рабочей силы, поставки оборудования и материалов. Подобные сложности заставляют нас «придумывать свой собственный велосипед» практически для каждого проекта. Но тем интереснее работать. Так, мы столкнулись с солидным удорожанием строительно-монтажных работ по установке солнечных панелей в условиях вечной мерзлоты и задумались о том, как решить эту проблему – стали рассматривать вариант размещения панелей на крышах административных зданий и другие способы технологической оптимизации.

- «РАО ЭС Востока» заключило с регионами ряд соглашений, предусматривающих совместную работу по внедрению возобновляемой энергетики. Помогают ли вам регионы в реализации соответствующих проектов?

- Заключая соглашения, мы стремимся решить две важные задачи. Первая связана с инвестициями. Если мы привлекаем инвестора, то он должен четко понимать механизм и сроки возврата своих инвестиций. Сейчас тарифообразование осуществляется на год. Исходя из того, что у нас в основу экономики проекта заложен общий принцип энергоэффективности, то есть экономия на топливной составляющей в тарифе, мы должны получать эту экономию в течение пяти-десяти-пятнадцати лет, в зависимости от проекта. Для этого нужно договориться с регионом – «да, мы вместе идем по этому пути и на определенный период окупаемости проекта фиксируем топливную составляющую». А потому нам следует подписывать соглашения с теми регионами, которые понимают суть подобного проекта, согласны с ним, и тогда из года в год мы будем получать запланированную экономию, чтобы окупить инвестиции и не разочаровать инвестора.

Вторая наша задача сформировалась на начальной стадии работы над программой, когда мы сфокусировались на наших дизельных станциях. Тогда же в сферу интересов компании попали и требующие реконструкции муниципальные станции, которые могут быть использованы в реализации проектов. Но ведь мы не можем реализовывать проекты на муниципальных объектах. Соответственно, нам необходимо переходить в другую плоскость – идти через концессию, либо другими способами получать это имущество в аренду, чтобы в дальнейшем мы могли его модернизировать и совместно с регионом реализовывать проекты ВИЭ, которые позволят и нам и региону получать осязаемые выгоды. По этому пути мы идем с Якутией, обсуждаем такой вариант с Приморьем, Камчаткой и Хабаровском. Это довольно перспективное направление, оно позволяет нам расширять ареол действия программы, в том числе за счет муниципальных образований.

Таковы две задачи, которые мы стремимся решить, заключая соглашения с регионами. Например, станцию в Батагае мы строим на основе такого соглашения – мы договорились софинансировать проект. Более того, мы уже обсуждаем с нашими партнерами еще несколько станций, которые будем реализовывать на принципе долевого финансового участия.

- Какие еще источники финансирования программы вы рассматриваете?

- Совершенно разные: это могут быть и инвестиционные фонды, и отдельные инвесторы, которых интересует этот вид бизнеса. Это может быть и государство, способствующее реализации нашей программы через программы энергоэффективности регионов – часть выделяемых на них средств может быть направлена на развитие возобновляемой энергетики. Это то, о чем, в частности, мы сейчас ведем переговоры с Приморьем. Безусловно, необходимо и банковское финансирование, нашу программу рассматривает «ВЭБ» и другие банки.

- Кто ваши основные партнеры в работе над проектами возобновляемой генерации. Какие требования вы к ним предъявляете?

- Здесь мы отталкиваемся от технологий. И если по солнечным панелям мы уже определились с той типовой технологией, которую будем применять, то в отношении ветряной генерации таких технологий может быть несколько. Например, природные условия Камчатки отличаются от условий Якутии: в одном случае необходимо в основном оборудовании учитывать сильный порывистый ветер, в другом случае – арктическое исполнение. Где-то мы будем использовать оборудование, которое потребует участия подъемных кранов, а в других местах должно быть самоподъемное оборудование, поскольку на некоторые территории эти подъемные краны просто не привезти. Каждый проект сугубо индивидуален, а потому подходить ко всем с единой меркой невозможно, да и неправильно. Именно этим объясняется то, что мы ведем переговоры с большим количеством потенциальных партнеров, чье оборудование подойдет для реализации тех или иных проектов. В марте мы подписали соглашение с японскими компаниями Mitsui & Co и Komai Haltec Inc., вместе с которыми будем работать над проектом по установке ветряков в Усть-Камчатске. Японские коллеги прекрасно понимают, что если с этой задачей они справятся на «отлично», то обретут серьезный рынок сбыта. Не меньший интерес проявляют и их соседи – мы подписали несколько соглашений с китайскими компаниями и вот недавно – с корейскими партнерами. Мы наблюдаем большую заинтересованность со стороны зарубежных компаний в развитии возобновляемой энергетики на территории Дальнего Востока. У нас очень серьезные перспективы, которые привлекают потенциальных зарубежных партнеров.

- А кто еще из зарубежных производителей, помимо представителей стран Азиатско-Тихоокеанского региона, заинтересован в партнерстве по проектам ВИЭ, которые реализует «РАО Энергетические системы Востока»?

- География весьма широка: по ветрякам мы активно работаем с французами, где-то стоит датское оборудование, где-то – немецкое. В стадии переговоров находится сотрудничество с американскими коллегами из компании «Nortern Power Systems». Мы открыты для сотрудничества со всеми, если для нас это будет экономически интересно и технически оправданно. Поэтому будем рассматривать предложения от разных производителей – и европейских, и американских, и азиатских. Будем сравнивать их по технологиям, стоимости и возможностям.

- Сказались ли последние политические события на ваших отношениях с европейскими партнерами?

- Нет, все люди разумные, понимают, что политика политикой, а бизнес бизнесом.

- Активность зарубежных коллег очевидна. А как обстоит дело с российскими производителями, готовы ли вы работать с ними?

- В отношении российских производителей в целом у нас наблюдается ситуация, обратная той, что сложилась с зарубежными. Если во втором случае нам есть из кого выбирать – предложений достаточно: мы имеем дело со странами, располагающими определенными технологиями и в солнечной и в ветряной генерации, планируем тестировать эти технологии и определять – подходят они нам или нет, ведь существует много нюансов: к примеру, солнечные панели должны выдерживать якутские морозы до -60°С, и далеко не все производители в состоянии соответствовать этим требованиям. То же самое по ветрякам – они стоят в Японии и Корее, но как они будут работать в нашем климате – пока непонятно. А вот в случае с российскими производителями все несколько сложнее и богатого выбора у нас нет. Мы активно ищем потенциальных российских партнеров, которые могут поставлять нам либо уже готовые изделия, либо их комплектующие – инверторы, накопительные элементы, хотя, впрочем, для нашего проекта в поселке Новиково на Сахалине мы используем датские ветряки, прошедшие реновацию на Тюльганском электромеханическом заводе под Оренбургом. Кроме того, «РАО Энергетические системы Востока» плотно сотрудничает с научными институтами и ведет работу в области НИОКР, чтобы понимать, какие технологии могут быть нам полезны и какое оборудование подходит для российских условий эксплуатации. В соответствии с результатами мы и формулируем требования к оборудованию, которые в дальнейшем распространяем на тех производителей, с которыми собираемся работать.

- Упоминая биогенерацию, Вы сказали о том, что на территории ДФО массовой эта технология не станет. Почему?

- Что касается природного потенциала Дальнего Востока, здесь можно говорить о разных типах биотоплива: продукты лесопереработки, мусор, торф. Проблема одна – помимо природного потенциала, должен быть экономический, а его нет. Дело в том, что на тех территориях, где есть достаточное количество биотоплива и имеется инфраструктура для его переработки и подготовки, экономика не позволяет конкурировать с большой энергетикой: традиционная генерация не оставляет энергообъектам на биотопливе никаких шансов. А в изолированных районах либо нет ресурсов, либо нет инфраструктуры для их качественной подготовки, а потому все нужно создавать с нуля, что для нас, конечно, не может быть экономически целесообразным. Именно поэтому мы допускаем, что в качестве разовых решений под отдельные задачи возможны отдельные проекты на биотопливе с отдельными экономическими и тарифными решениями. Но как систему, в отличие от солнечной и ветровой генерации, мы их в настоящий момент не рассматриваем.

- Какие изменения необходимы законодательству, чтобы развивать бизнес, связанный с ВИЭ в регионах и в России в целом?

- Изолированные районы Дальнего Востока отличаются от европейской части России в отношении проектов ВИЭ тем, что при несколько больших по сравнению с традиционной энергетикой удельных затратах они могут быть экономически эффективны и не требуют субсидирования государством. В случае с ВИЭ мы пошли по-другому пути – мы не просим дотаций у государства и регионов, а говорим им: «Коллеги, топливо нынче дорого, а мы занимаемся энергоэффективными проектами и экономим определенную часть топлива. За счет этого в будущем, когда мы окупим наши затраты, вы сможете либо снизить тариф, либо стабилизировать его». То есть сейчас нам крайне важно, чтобы топливная составляющая в тарифе сохранялась, нам необходимы долгосрочные тарифы, и в этом государство может нам помочь.

- В прошлом году прошла Первая Международная конференция «Возобновляемая энергетика в изолированных системах Дальнего Востока России». Как вы оцениваете ее результаты и чего ожидаете от второй конференции?

- В прошлом году конференция прошла на очень хорошем уровне во многом благодаря тому, что нам была оказана огромная помощь со стороны якутского правительства и лично президента Якутии Егора Борисова. В этом году заметно возрос интерес к мероприятию со стороны потенциальных поставщиков оборудования и других компаний, которые работают на этом рынке. Нам самим есть, что показать и чем поделиться, есть опыт, который мы накопили в том числе и за последний год. У наших коллег тоже есть интересные наработки. Думаю, что Вторая Международная конференция «Возобновляемая энергетика в изолированных системах Дальнего Востока России» будет не менее интересной и полезной для участников, чем предыдущая.

Справка:

В 2012 году ОАО «РАО Энергетические системы Востока» объявило о старте программы реализации проектов ВИЭ на Дальнем Востоке России. В основе этой программы – успешная эксплуатация серии опытных объектов возобновляемой энергетики, доказавшая главное: именно здесь, в изолированных поселках, в отрыве от инфраструктуры, ВИЭ могут быть экономически эффективными уже сегодня.

2013 год стал точкой отсчета для ВИЭ в Дальневосточном федеральном округе. К инициативе энергетиков присоединились руководители ряда субъектов федерации, подписав соглашения о развитии возобновляемой энергетики. По сути, создана инфраструктура для рынка проектов ВИЭ в изолированных зонах Дальнего Востока и Крайнего Севера.

Интервью опубликовано в журнале "Огни на Востоке" за 6/2014.