Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Олег Кожемяко: «Мы свое слово обязаны держать»

Губернатор Сахалинской области рассказал читателям EastRussia о том, как сделать жизнь в островном регионе комфортной, интересной и обеспеченной

Олег Кожемяко: «Мы свое слово обязаны держать»
Фото: ТАСС (forumvostok.tassphoto.com)
– Ответ на вопрос, чем Сахалин отличается от прочих регионов России, состоит из одного-единственного слова – «остров». Олег Николаевич, что в таких условиях можно сделать собственными силами, а в чем без помощи «материка» (то есть федерального центра) не обойтись?
– До 2020 года у нас есть четкая и понятная программа развития Сахалинской области. Самые насущные задачи – обеспечить себя основными видами продовольствия (мясом, молоком, овощами, яйцами), привести в порядок города и поселки и, наконец, начать развитие не только нефтегазового сектора, но и других сфер экономики Сахалина. В особенности – регионального туризма, на который мы возлагаем большие надежды. Все это должно служить главной цели – добиться в нашем регионе хорошего качества жизни, а не просто каких-то запланированных количественных показателей.

Честно говоря, в количественном выражении что бы мы ни сделали, все равно получится «прорыв» вперед, потому что начинать во многих сферах приходится фактически с нуля. До сей поры развитие Сахалина было «завязано» исключительно на сырьевые проекты, однако для стабильного и нормального развития нашего региона их недостаточно. Резкое падение цен на нефть, девальвация рубля, режим санкций – все это заставляет искать новые резервы в новых обстоятельствах. Естественно, нефтегазовый комплекс все равно будет доминировать в структуре сахалинского промышленного производства: на сегодня это 90% объема ВРП и около 80% налоговых поступлений в казну. Понятно, что такие проекты, как «Сахалин-1» и «Сахалин-2», – это дела общегосударственные, равно как и разработка месторождений углеводородов на берегу, которую ведут крупнейшие российские компании. Но есть и в этой сфере направления, относящиеся к компетенции региона. Например, строительство нефтеперерабатывающих мини-заводов, автономная газификация отдаленных поселков (в том числе на Курильских островах), развитие газохимии и многое другое. Правительство Сахалинской области уже подписало соглашения о намерениях с японскими инвесторами в ходе II Восточного экономического форума об изучении возможности строительства на острове завода по производству метанола из природного газа, есть ряд собственных проектов в угольной, энергетической, строительной отрасли, добыче драгметаллов и других.

– Во многом по вашей инициативе и при непосредственной поддержке удалось «дебюрократизировать» систему прибрежного рыболовства. Это позволило сотням жителей сахалинских сел получить работу и стабильный заработок. Но как скажется на ситуации новый закон о рыболовстве, который регулирует взаимоотношения государства с крупными рыбопромысловиками, однако для мелких создает серьезные проблемы?
– Мы не случайно приняли решение реорганизовать систему рыболовства в шестимильной зоне, прилегающей к побережью Сахалинской области. Правила рыболовства обязывали капитанов вести строгий учет выловленных биоресурсов на борту судна, обеспечивать сортировку и взвешивание улова, вести промысловый журнал после каждой операции. Но чисто технически на малых судах выполнить такие требования невозможно. Поэтому фактические объемы водных биоресурсов часто не соответствовали документации, капитаны и судовладельцы получали взыскания. От рыбаков требовали «в любом виде» вернуть в море прилов, превышающий установленную норму. Но после добычи тралом или снюрреводом это означало по сути выбросить за борт дохлую рыбу – она в этом случае теряет жизнеспособность. И ресурс не сберечь, и по назначению его не использовать – замечательное мудрое решение! Понятно, что промышленникам все это было невыгодно и неинтересно. Суть нашего эксперимента заключалась в том, чтобы свести к минимуму бюрократические барьеры, дать рыбакам возможность работать эффективно, а население и береговые перерабатывающие предприятия обеспечить рыбой и морепродуктами.

В августе 2016 года сахалинцы и курильчане получили право вести лов биоресурсов в прибрежной зоне с использованием всех разрешенных Правилами рыболовства орудий, судов и лодок длиной до 24 м. С 20 августа мы выдали 746 таких путевок. Сейчас во всех районах Сахалинской области действуют пункты приема и продажи рыбы и морепродуктов, мы закупаем контейнеры и оборудование для изготовления льда, будем развивать сеть малых цехов по выпуску кулинарной и гастрономической рыбной продукции, рыбной муки и жира для нужд сельского хозяйства. Скоро, надеюсь, охлажденной рыбы на сахалинских прилавках станет достаточно. Что еще важно: на ценнике будет указана не только конечная стоимость, но и отпускная цена от производителя и информация о том, кто и когда эту рыбу добыл. Торговая наценка не сможет превысить 15% плюс транспортные расходы. Пока мы видим, что эксперимент оказался удачным. Его уже готовы перенять соседние регионы Дальнего Востока.

– А оправдала ли надежды рыбная биржа?
– Идея воплощается в жизнь достаточно сложно. Мы пока не можем привлечь нерезидентов в качестве партнеров – а рыбу и морепродукты у нас в основном покупают именно иностранные компании. Сейчас мы меняем организационную форму рыбной биржи и надеемся, что в будущем году станет полегче. В целом такая площадка сможет заработать в полную силу, когда будет полностью создан целый кластер в Корсакове. Он включит в себя не только аукцион, но и все необходимое для хранения, перевозки икры и рыбы, ее доставки в аэропорт или к заказчикам-владельцам ресторанов. Работа с ресторанами – один из важнейших моментов. Пока что заказы поступают к нам вразнобой, и нет единого поставщика, который бы на своей площадке мог демонстрировать продукцию, устраивать торги, отбирать для той или иной сетевой компании партии товара и отправлять их самолетом, например, в Москву или Питер. Гораздо логичнее было бы наладить логистику таких поставок на общей основе. Причем мы в силах поставлять рестораторам не только свежий сахалинский улов, но и товар из Японии – тунца, лакедру, другие виды деликатесной рыбы. Когда заказчику не надо самому получать сертификаты и проводить растаможку товара, сроки доставки свежих морепродуктов сокращаются до минимума. Свежесть и качество мы сможем обеспечить на сто процентов: будут смонтированы установки для кислородной обработки, «жидкий лед» и специальные камеры для хранения товара в аэропорту, если вдруг задержится рейс. Кстати, стоимость авиаперевозки тоже может при таком подходе существенно снизиться за счет отправок больших партий груза в одну сторону и малых – в обратную сторону. Ориентировочно – около 70 рублей за килограмм товара.

– Море у сахалинских берегов щедрое. А вот земля здесь далеко не чернозем. Можно ли сегодня всерьез говорить о развитии сельского хозяйства на Сахалине и думать о самообеспечении продуктами в обозримом будущем?
– Да, это возможно. Просто к нашему сельскому хозяйству как нельзя лучше подходит лозунг знаменитого полководца «не числом, а умением». Чтобы обеспечить людей качественными продуктами по доступным ценам, нам надо прикладывать серьезные усилия, создавать современные сельхозпроизводства, внедрять научные разработки и привлекать инвесторов. Само по себе на Сахалине ничто не вырастет и не созреет.

Что делается уже сейчас? Могу перечислить. Поголовье скота составляет на сегодня около 5 тысяч голов, и это 165% к уровню прошлого года, мы завезли более 1,5 тысяч животных отличных мясных пород. Ежегодное производство мяса от них – около 300 тонн. По итогам 2016 г. планируем надоить 28,5 тысяч тонн молока, получить 133 млн штук яиц – больше, чем в прежние годы. Провели техническое переоснащение хозяйств, закупили новую технику для заготовки кормов. Собрали на треть больше картофеля, чем в 2015 году, овощей – на 17 процентов. Урожайность при этом выросла на 39%. Из этих сухих цифр следует вывод, который дает повод для гордости: до конца июня 2017 года Сахалинская область себя овощами и картофелем обеспечила. Везти их «с материка» зимой не придется.  И это настоящая победа. Кроме того, раньше мы производили меньше половины тепличных овощей для нужд Сахалина. Сейчас перешли очень важный рубеж: 59% такой продукции – это собственное производство.

В нашем регионе началось активное строительство агропромышленных комплексов, где будут производить свинину, молоко, говядину, деликатесные мясные продукты, выращивать в теплицах овощи и содержать дойное стадо, перерабатывать и хранить сельскохозяйственную продукцию. В 2017-2018 гг. большинство из них выйдет на проектную мощность. В результате мы рассчитываем создать 2,8 тысячи рабочих мест, налоговый вклад в сахалинский бюджет составит более 50 млрд рублей, вклад в ВРП – почти 200 миллиардов. Инвесторами в этих проектах выступают такие крупные компании, как «Мерси Агро Сахалин», «Грин Агро-Сахалин», совхоз «Тепличный», птицефабрика «Островная», АО «Красногорская заимка» и др. Кроме самих производственных цехов и монтажа оборудования, активно идет строительство жилых домов для сотрудников сельхозкомплексов, детских садов и всей необходимой инфраструктуры. Это очень важно: мы не просто «обеспечиваем продовольственную безопасность» Сахалина и Курил, как записано в нашей программе. Мы боремся за нормальное, высокое качество жизни сахалинцев, которым нужна не только работа, но и все блага цивилизации.

– Во времена вашего предшественника периодически возникали дискуссии о том, «куда деньги девать» – на что потратить профицитный бюджет области. Что об этом думаете Вы?
– Мы серьезно переосмыслили инвестиционную политику региона. Главное, что необходимо сейчас сделать, – это обеспечить рост экономики на основе ее диверсификации. Не нефтью и не газом единым Сахалин должен быть жив. Сейчас необходимо ускорить развитие отраслей, которые не относятся к экспорту углеводородов. Прежде всего, речь идет о традиционных для острова рыбодобыче и рыбопереработке, судоремонте, сельском хозяйстве, угольном и лесопромышленном комплексах, обрабатывающей промышленности и в особенности – производстве стройматериалов. Но не меньшие перспективы обещает нам развитие сферы туризма.

На Сахалине что-то интересное для себя найдут те, кто любит экстремальные, этнографические, оздоровительные и гастрономические туры. Путешествия на любой вкус – наше огромное преимущество перед многими регионами не только Дальнего Востока, но и всей страны. Понятно, что для туризма потребуется целая инфраструктура – транспорт, гостиницы, сервис, торговля, сеть общепита. Инвестиционные проекты в сфере туризма станут новым импульсом к развитию культурной и образовательной сферы, здравоохранения и так далее. Все это станет неоценимым вкладом в «человеческий капитал» нашего региона.

Опять же – ничто не приходит и не происходит само. Мы собираемся в максимальной степени использовать возможности, которые нам дают новые программы развития Дальнего Востока – в частности, система ТОСЭРов и новый финансовый инструмент – Корпорация развития Сахалинской области. По решению правительства региона она финансирует инвестиционные проекты, которые направлены на диверсификацию экономики, импортозамещение, наращивание внутреннего производства товаров и услуг. В активе Корпорации на сегодня более 20 проектов общей стоимостью 117 млрд рублей. Все они, прежде чем были одобрены, прошли тщательную проверку и многоэтапный отбор. Бизнес уже заявил о своих потребностях в средствах Корпорации, из которых большая часть (64 млрд рублей) – это инвестиции, которые удалось привлечь в регион «с материка» и из-за рубежа.

Проекты разные, но некоторые из них для нас – предмет особой заботы и, если хотите, дело чести. Например, мы стремимся привлечь туристов на Сахалин и Курилы, собираемся строить новый туробъект «Горный воздух». Здесь за три-пять лет протяженность горнолыжных трасс увеличится до 75 км, будут построены современные канатные дороги и подъемники. Чтобы продлить сезон, будем задействовать систему искусственного оснежения горных спусков, как это делается на многих известных курортах в Европе. Уже строятся новые гостиницы, рестораны и сервисные горнолыжные центры (часть из них, кстати, за счет средств только что упомянутой Корпорации развития). Мы берем за образец австрийско-альпийскую модель, когда вокруг горнолыжных трасс есть масса возможностей для развлечения, вечерние катания, отдых, дискотеки. Курорт вливается в достаточно крупный (по меркам Дальнего Востока) город, где есть своя ночная жизнь. Думаю, что туристам это понравится.

А иностранным партнерам такая идея по вкусу уже сейчас. К нашему курорту проявили интерес японские бизнесмены: рядом с «Горным воздухом» компания «Ханока» собирается на собственные средства строить еще один бальнеологический центр – «онсэн». Для этого область бесплатно выделила им участок в 20 тысяч кв.м., обеспечит всю инженерную инфраструктуру и коммуникации.  Компания «Мицуи» станет оказывать нам консультационные услуги при строительстве нового аэропорта. Он нам точно понадобится: мы ожидаем, что к 2025 году число туристов, посещающих Сахалинскую область, вырастет до миллиона в год.

– А по силам ли им будет сюда добраться? Все мы знаем, что такое цены на дальневосточные авиабилеты в разгар сезона… Пока что Сахалинская область в одиночку «тащила» на себе финансирование авиакомпании «Аврора» и субсидировала другие перевозки. Вы ни с кем не собираетесь разделить это тяжелое  бремя?
– Правительство Сахалинской области как финансировало все внутриобластные авиаперевозки раньше, так будет это делать и в обозримом будущем. Кроме того, постановление правительства РФ обязывает нас участвовать в финансировании региональных перевозок из Южно-Сахалинска в Благовещенск, из Охи, Шахтерска и Ногликов в Хабаровск, так что в 2017 г. мы такую практику продолжим. Это значительно расширяет транспортную сеть авиакомпании и повышает мобильность населения Сахалина и соседних субъектов Федерации. «Аврору» на 12 маршрутах  софинансирует также Приморский край. И мы, конечно,  будем только рады, если и другие субъекты РФ решат войти в капитал авиакомпании на паритетных началах. Но пока предложений таких не поступало.

Отдельная задача – обеспечить транспортную доступность Курилам. Это важно, конечно, не туристам, а постоянным жителям этих островов, самых дальних на Дальнем Востоке. В рамках федеральной программы мы продолжаем обновление всей техники на транспортных линиях в направлении Курил. Планируем приобрести 2 вертолета и 2 самолета региональных линий, 2 грузопассажирских скоростных судна. Когда будут построены взлетно-посадочные полосы на Шикотане и Парамушире, появится возможность связать эти острова прямыми авиарейсами с Южно-Сахалинском.

– На «материке» о Курилах знают немного – в основном до широкой публики доходили обрывки новостных сводок, данные из учебников и эхо недавнего скандала на рыбозаводе. А чем на самом деле живут и дышат сейчас жители этих островов?
– Население Курил, на сегодня, составляет чуть более 20 тысяч человек. В основном, как и раньше, эти люди, так или иначе, связаны с ловлей и переработкой рыбы и морепродуктов. Но кроме этого, на островах сейчас начата реализация проектов, связанных с добычей драгоценных металлов, развиваются строительство, энергетика и транспорт. Постепенно создается сфера услуг, ориентированная в первую очередь на туризм. В последние годы руководство страны уделяет немалое внимание укреплению рубежей России, поэтому на Курилах строятся новые военные городки и обновляется пограничная инфраструктура.

Главное, чего курильчане настойчиво требуют от власти, – наладить регулярное транспортное сообщение с Большой землей, проложить нормальные дороги и решить жилищные проблемы. Что касается дорог, то «атаку» мы ведем сразу на двух фронтах. Одновременно прокладываем магистрали (например, Южно-Курильск – Головино или Курильск-Буревестник) и благоустраиваем малые дороги, проезды, городские улицы. Много делается для переселения курильчан из ветхого и аварийного жилья. Строятся дома под аренду, запущена специальная программа льготного кредитования для трех муниципальных образований на Курилах. По ней можно взять средства на строительство жилья под ноль процентов годовых – то есть беспроцентную ссуду без первоначального взноса. Социальная сфера остается в центре нашего внимания: региональная программа предусматривает строительство почти двух десятков объектов социально-культурной сферы – детсадов, яслей, новых школ, поликлиник, физкультурных комплексов и т.д. Думаю, что в итоге они станут самыми лучшими по своему оснащению во всей Сахалинской области. Пока что могу отметить очень хорошую новость: на Курилах наконец-то наметился демографический рост. Люди проявляют стремление закрепиться на этой земле – очень много желающих взять ипотеку или землю в аренду.

На Дальнем Востоке все дорого – и продукты, и услуги. Сложности с доставкой товаров на Курильские острова всегда сказывались на их конечной цене. Поэтому, сейчас действует программа субсидий на возмещение транспортных расходов для малого и среднего бизнеса, и это достаточно большие суммы: для районов досрочного завоза грузов – 70% затрат на транспорт, для остальных районов области – 50%. В 2017 году предпринимателям, ведущим торговлю на Курилах, предоставят льготный тариф на электроэнергию (раньше стоимость киловатт-часа втрое превышала сахалинскую), это должно помочь снизить цены. То же касается уменьшения тарифов на перевозку грузов морем на линии Северо-Курильск – Петропавловск-Камчатский. Сейчас за тонну груза предприниматель платит 1093 рубля, а раньше приходилось выкладывать 3940 рублей. При этом, кстати, экономически обоснованный тариф – 22188 руб./т, так что судите сами, в какой степени мы покрываем такие расходы.

Уже сейчас на Курилах стали работать социальные магазины для малообеспеченных граждан, цены в которых ниже обычных в среднем на четверть. Будут строиться новые теплицы и птичники, что тоже поможет заменить привозные продукты собственными. Есть планы наладить производства молочной продукции на базе фермерских хозяйств Итурупа.

И, конечно же, больной для Курильских островов вопрос – качество связи. Весь доступный интернет-трафик сейчас идет через спутниковый канал. На устойчивость сигнала влияют метеоусловия, а стоит такая связь огромных денег. Ожидается, что к концу 2018 года до Курил будет проложен подводный оптико-волоконный кабель, который поможет снизить цены и обеспечить жителям островов скоростной интернет.

Естественно, возможности не безграничны и на фоне кризиса они сокращаются. Но ни один из запланированных объектов из программы не исключен. Если приоритеты выстроены, от них отказываться нельзя. Государство в нашем лице обязано держать слово и выполнять обещания.

– А чем закончился скандал вокруг комбината «Островной», где людям месяцами не платили зарплату, пока они не пожаловались лично президенту?
– Идет прокурорская проверка, и до ее завершения с выводами я спешить не буду. Одно могу сказать: такая ситуация стала возможной во многом именно потому, что людей брали на работу по найму, завозили на остров – и держали там фактически в заложниках, потому что выехать оттуда трудно и дорого. В период пиковых нагрузок на предприятии требовалось больше работников, в остальное время – меньше, но высвобожденный персонал все равно не мог ни уехать, ни что-то заработать. Сейчас такого нет: каждый хозяин предприятия несет ответственность за тех, кого пригласил на работу. В «Островном» сейчас работает в 2 раза больше людей, комбинат в перспективе выходит на круглогодичный цикл работы. У него на складах около 2 тысяч тонн рыбы и в море столько же – то есть сырья на 10 млн банок консервов. Люди получают по 40-45 тысяч рублей в месяц и в будущее смотрят уверенно.

– А как смотрите в будущее вы? Какой хотите видеть Сахалинскую область через пять лет и в более отдаленном будущем?
– Сильной, самодостаточной, красивой, комфортной для жителей и прибыльной для бизнеса. И я уверен, что для этого есть все предпосылки – не взирая на любые трудности и кризисы. Мы рассчитываем, что новые проекты в рамках ТОР и Свободного порта дадут области дополнительные рабочие места, увеличат объемы налоговых поступлений в бюджет. Это позволит существенно снизить зависимость от нефтяной «иглы». Убежден, что реализация всех наших масштабных планов позволит увеличить численность населения региона уже в ближайшие 2-3 года. И если нам, как мы планируем, удастся покрыть внутренние потребности региона в основных продуктах питания, можно будет вплотную заняться экспортом сельхозпродукции в страны АТР. К 2020 году мы ждем увеличения турпотока на остров в несколько раз – можно не сомневаться, что это немедленно даст толчок к развитию малого и среднего бизнеса. И, наконец, мы рассчитываем на отдачу от нефтегазовых проектов, но готовы разворачивать системы переработки углеводородов (в особенности природного газа) непосредственно в регионе, не просто «качать из земли сырье», но и вести его переработку и тем самым повышать стоимость экспорта.

– Есть ли надежда, что Сахалин все-таки станет не совсем «островом» – будет реанимирован давний проект железнодорожного и автомобильного моста к нему через пролив Невельского? О такой возможности представители РЖД осторожно намекали в кулуарах даже самого первого Восточного экономического форума, но пока дальше намерений дело не двинулось…
– Для нас это означало бы колоссальный прорыв вперед. Сам проект был подготовлен и детально разработан еще 10 лет назад, а изучать ситуацию начали с 2000 г. Мост с материка на Сахалин позволил бы связать в единую сеть транспортные системы Японии, России и стран Евросоюза. По расчетам специалистов из МПС и РЖД, для создания такой линии потребовались бы масштабные работы – от переустройства Сахалинской железной дороги на общесетевую длину колеи в 1520 мм до прокладки рельс, мостов и переходов общей длиной почти 600 км. Инвестиции оценивались почти в 400 млрд рублей в ценах 2013 г. Весь пакет расчетов Минтранс направил в правительство РФ, однако решение пока так и не принято. Сейчас на Сахалине ведут переустройство железнодорожных путей на общие для России габариты, из 806 км главного хода реконструированы почти 600 км. РЖД рассматривает возможность ускорения работ и, возможно, первый этап этого «проекта века» будет все-таки завершен в 2019-2020 гг. Правительство Сахалинской области готово частично финансировать работы через Корпорацию развития региона, предоставив льготный займ.

Будем реалистами – такие проекты относятся все-таки к компетенции федерального центра, а не одного из субъектов Федерации. Наши задачи несколько скромнее. Но зато мы несем за них полную ответственность и уверены, что справимся.