Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Стратегия Чукотки

О диверсификации экономики Чукотки, о том какой импульс ее развитию сможет придать снижение энерготарифов, рассуждает губернатор Роман Копин

Стратегия Чукотки
Фото: ТАСС / фотобанк РИФ-2017
Чукотский автономный округ (ЧАО) — самый полярный, самый холодный и, пожалуй, самый экзотичный из всех дальневосточных субъектов РФ. А еще — один из самых дисциплинированных в финансовом плане: в структуре госдолга Чукотки нет банковских кредитов и заимствований в виде ценных бумаг, только бюджетные кредиты от федерального центра. Причем за два года региональное правительство смогло сократить долг по ним на 22%, к концу же года сумма задолженности уменьшится более чем на треть. За счет чего? Об этом, а также об особенностях  развития уникального региона рассказал EastRussia губернатор Чукотки Роман Копин.

Досье EastRussia. Роман Копин, 43 года. Уроженец Костромы. В 1996 году окончил Волго-Вятскую академию государственной службы по специальности «Государственное и муниципальное управление». В 2008 году окончил Финансовую академию при правительстве РФ по специальности «Финансы и кредит». С декабря 2001 по 2003 год – глава Чаунского района Чукотского АО. С 2003 по 2008 год – глава Билибинского района. С апреля 2008 по июль 2008 года - начальник регионального Департамента промышленной и сельскохозяйственной политики. 13 июля 2008 года единогласно утвержден в должности губернатора Чукотского АО. 8 сентября 2013 года избран губернатором. 24 сентября принял присягу и официально вступил в должность. Указом Президента РФ награжден «Орденом Почета». Женат. Воспитывает сына и дочь.

— Вы более восьми лет «у руля», и все это время демонстрируете завидные управленческие качества. Говорят, у вас есть некий план...
Десять лет назад была разработана и принята Стратегия развития Чукотского автономного округа (ЧАО), рассчитанная до 2020 года. Мы последовательно претворяем в жизнь прописанные в этом документе планы. Конечно же, корректируем их с поправкой на текущий момент. Но в целом успешно движемся в заданном магистральном направлении. Региональные приоритеты – недропользование и ориентация на экспорт.

Внятные цели и ясно прописанные в Стратегии задачи позволили нам благополучно преодолеть последствия кризиса 2008-2009 годов, свести к минимуму потери от санкционного 2014 года.

В минувшем году, и это не может нас не радовать, существенно сократилась кредиторская задолженность региона — на четверть.

За счет чего нам это удается? За счет собственных усилий в сфере экономики. В последние годы региональный рост объемов золотодобычи и добычи других металлов приносил в бюджет округа стабильные доходы. Часть из них мы и пускаем на закрытие долгов.

Недропользование — становой хребет чукотской экономики...
Точно. Стратегия развития Чукотки разрабатывалась еще представителями предыдущей управленческой команды. Мы тоже внесли свою лепту — какие-то дополнения, уточнения по ходу развития экономической ситуации. Но скажу вам сразу — мы, как и наши предшественники — учитывали и учитываем опыт других регионов, схожих с Чукоткой по климатическим, демографическим и экономическим показателям. Из зарубежных это, прежде всего — Аляска, Исландия и север Канады. Из российских — Магаданская область, Камчатка, Якутия. Там такие же бескрайние просторы, низкая плотность населения…

Мы брали и берем в расчет также динамику цен на золото и динамику валютного курса. До последнего времени удавалось делать в целом верные прогнозы, как в отношении первого, так и второго.

В сухом остатке наших сравнений и расчетов выкристаллизовался главный вывод: необходимо акцентироваться на золотодобыче и стремиться к тому, чтобы ее объемы стремились к показателю: 35 тонн в год.

По добыче золота Чукотка на первом месте в России?
Именно. Пиковые показатели пришлись на 2014 и 2015 годы: 32 тонны в год. В 2016-м чуть поменьше добыли благородного металла — около 30 тонн. Для сравнения, в кризисном 2008 году этот показатель был всего 4,5 тонны! Увеличение производительности добычи за восемь лет более чем в шесть раз — здесь есть чем гордиться.

Оптимизм в плане золотодобычи внушает и то обстоятельство, что мы готовы запустить новые проекты, связанные с освоением таких крупных месторождений, как: Кекура, Баимка, Песчаника.

Хорошие прогнозы дают и геологоразведочные работы уже осваиваемых недр. Например, золото- и сереброносное месторождение Купол (в эксплуатации у канадской компании Kinross Gold), запущенное в 2008 году по оценкам тех лет показывало горизонт жизни до 2015 года. Но, согласно последним данным геологоразведки, золота здесь хватит до 2022 года.

Примерно полтора года назад на территории ЧАО была учреждена территория опережающего развития. Увеличивается ли количество резидентов? В каких отраслях?
В ТОР «Беринговский»  она занимает большую часть городского округа Анадырь и Анадырского муниципального района — сегодня входят двенадцать компаний-резидентов. Сумма заявленных инвестиций более 12 миллиардов рублей. Компании сильно разнятся меж собой как по масштабу бизнеса – от крупного до микро. Так и по виду — от угледобывающих предприятий до гостиниц.

Если говорить о якорных резидентах, то это, прежде всего,  компании «Берингпромуголь» и «Порт Угольный», учрежденные  австралийской угледобывающей компанией Tigers Realm Coal. Они уже начали добычу коксующего угля на карьере Фандюшкинское поле. В более широких масштабах речь идет об освоении Амаамского месторождения Беринговского угольного бассейна на Чукотке.

Многие ваши коллеги интересуются, когда же начнется экспорт отгруженного угля за границу? А как только откроется навигация — так и начнется. Пока это будут сравнительно небольшие объемы — порядка 200–250 тысяч тонн в год. Но в перспективе пяти-десяти ближайших лет поставки могут достигнуть миллиона тонн и более.

В режиме ТОР идет и освоение двух смешанных месторождений (золото и серебро) на севере Анадырского муниципального района. В качестве резидентов выступают ООО «Рудник Валунистый» и ООО «Интехкомс» – дочерние предприятия группы Millhouse Group.

Еще один резидент — компания «СтройИнвест-Энергия» — вложит 43 млн рублей в реконструкцию Чукотской ветроэнергетической станции (ВЭС), которая снабжает электроэнергией поселок Угольные Копи и, частично, город Анадырь.

В одном из недавних интервью нашему агентству представители Tigers Realm Coal сетовали, что экспорту мешают слишком уж строгие требования со стороны пограничных властей (на всей территории ЧАО действуют правила пограничного режима). Как с этим быть?
Безусловно, нам, представителям региональной власти, приходится решать вопросы недопонимания, возникающие между бизнесом и различными контролирующими органами. И надо отметить, в этом деле нам существенно помогают федеральные структуры: и полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев, и Минвостокразвития, и Минтранс... В итоге, все спорные моменты удается благополучно улаживать. Надеемся, что и экспорт угля начнется без задержек со стороны пограничников.

Перспективы вывоза под миллион тонн угля и более — это же как надо вложиться в развитие портовой инфраструктуры!?
Речь идет о десятках миллиардов рублей. Действительно, добыть 200 или 400 тысяч тонн угля — не такая уж сложная задача. Но вот вывезти их Чукотки — это уже проблематично. Хотя бы потому, что навигационный период в условиях Крайнего Севера длится только с июля по ноябрь. Во-вторых, портовая инфраструктура нуждается в модернизации. Обустройство прилегающей к порту автомобильной дороги взяли на себя компании-резиденты, учрежденные Tigers Realm Coal. Мы же поможем за счет регионального бюджета возвести дополнительную линию электропередачи. Муниципальные власти возьмут на себя задачу обеспечить временным жильем тех участников строительных работ, которым оно необходимо. А вот насчет обустройства причалов, которые находятся в федеральной собственности, придется договариваться с ведомством «Росморпорт». То есть придется наращивать и модернизировать логистическую инфраструктуру. В основном, за счет средств самих инвесторов.

— Планируемый рост угледобычи невозможен без привлечения кадровых ресурсов извне. Есть ли у ЧАО программы, поддерживающие переселение специалистов из других регионов на Чукотку?
— У нас в угольной отрасли трудится немало выходцев из Донбасса. К примеру, на шахте Угольной — это в поселке Угольные копи Анадырского района — они составляют около четверти шахтерского коллектива. И большинство из них трудоустроились там, прибыв на Чукотку после известных событий на Украине.

Какую помощь-поддержку мы им оказываем? Опосредованно, прежде всего, региональная власть помогает предприятиям. А те уже — своим трудовым коллективам. Речь идет о выделении  средств для выплаты подъемных желающим трудоустроиться здесь выходцам из других регионов России, или из Донбасса.

Мы также оказываем помощь компаниям в организации курсов повышения квалификации для вновь прибывших. Мобилизуем региональных чиновников для оперативного решения вопросов, связанных с выдачей переселенцам необходимых документов.

— Другой режим экономического стимулирования — «Свободный порт Владивосток» (СПВ) на территории Чукотки также действует с недавнего времени. В нем появились резиденты?
— Да, свободным у нас объявлен порт Певек, самый северный порт России. Но зарегистрированных резидентов здесь пока нет. Я думаю, одна из главных причин этого — более строгие, по сравнению с ТОР, условия вхождения в СПВ. Считаю, что с учетом нашей региональной специфики (суровый климат, низкая плотность  населения, преобладание недропользования в региональной экономике)  «зеленый свет» в СПВ можно дать разным видам бизнеса, а не только ориентированным на логистику.

— Значение Певека как порта, наверное, возросло?
— Он становится опорной точкой всей дальневосточной логистики.  Все грузы для и из золотоносных и полиметаллических месторождений, таких как: Купол, Майское, Баимка, Песчанка,— переваливаются через Певек. Это и золотосодержащий концентрат, и стройматериалы, и техника, и продукты, и оборудование...

Сейчас, как вы знаете, постепенно выводится из эксплуатации Билибинская АЭС и ей на замену строится более мощная плавучая атомная теплоэлектростанция (ПАТЭС) «Ломоносов», чьи гидротехнические элементы будут располагаться на побережье неподалеку от Певека. Грандиозный совместный проект «РусГидро» и «Роснефтегаза» требует регулярной доставки стройматериалов, и это также активизирует работу портовых мощностей.

— В регионе активно модернизируется система энергоснабжения. Что будет создано в итоге?
— Предполагается, что энергосистема Чукотского автономного округа будет состоять из следующих элементов: плавучая атомная теплоэлектростанция в городе Певек, реконструированная Чаунская ТЭЦ (также на территории Певека) и линия электропередачи Певек—Билибино, генерирующие объекты (уже строятся) в городе Билибино, электросети для снабжения перспективных золоторудных месторождений Кекура и Песчанка, плюс объединеная энергосистема Чукотского автономного округа и Магаданской области.

— И все это вместо Билибинской АЭС, которая по мощности  в два-три раза меньше создаваемой энергосистемы, но и то загружена лишь наполовину?
— Это пока. Но вырисовываются столь мощные проекты, связанные с недропользованием, что для них потребуется очень много электроэнергии. В частности, как вы знаете, освоение Баимской горнорудной зоны (золотые и медные месторождения вблизи реки Баимка), на территории Билибинского района ЧАО  предполагает строительство крупнейшего в регионе отраслевого предприятия - Баимского горно-обогатительного комбината со всей сопутствующей транспортной и энергетической инфраструктурой (совместный проект ООО «ГДК Баимская» (Баимская лицензионная площадь) и компанией ЗАО «Базовые металлы»). Запланированная перерабатывающая мощность комбината — 60 млн тонн руды в год.

И если сегодня совокупная мощность недозагруженной Билибинской АЭС составляет 48 МВт, а строящейся ей на смену ПАТЭС «Ломоносов» — 70 МВт, то лишь пуско-наладочные работы Баимского ГОКа в 2020-2021 году потребуют мощности в 60 МВт. А в 2025 году при запуске второй очереди ГОКа — уже 220 МВт!

Поэтому без объединения энергетических мощностей с нашим ближайшим соседом — Магаданской областью — никак не обойтись. Проект межрегионального энергетического моста, кстати, будет представлен на Восточном форуме во Владивостоке в сентябре этого года.

— Качество жизни на Дальнем Востоке, включая Чукотку, не смотря на затеянные грандиозные экономические проекты, лучше не становится. Оно по-прежнему отстает от среднероссийского уровня.
— Сами посудите — ни банковские кредиты, ни издержки на логистику дешевле не становятся. Основной способ доставки продуктов на Чукотку — авиатранспорт. Это очень дорого. Да, мы фундаментально обеспечиваем так называемый «северный завоз» — доставку продовольствия и товаров народного потребления по Северному морскому пути. Но далеко не весь необходимый ассортимент продукции можно доставить этим путем. Покупательная  способность населения (несмотря на среднюю заплату по округу 80 000 рублей) оставляет желать лучшего. Цена одной баночки йогурта в местных магазинах 250-300 рублей.

Поэтому мы, представители региональной власти, делаем все возможное для того, чтобы обеспечить приемлемый прожиточный минимум в округе. Несколько лет назад приняли региональный закон, суть которого: если человек работает на одну ставку в регионе, то его доход не может быть ниже прожиточного минимума. Мы стараемся, чтобы и работающие граждане, и пенсионеры не испытывали трудностей в обеспечении себя необходимым для полноценной жизни рационом питания.

Это непростая задача, но мы ее решаем. Благодаря опять же, промышленному росту в магистральной отрасли — недропользовании. Благодаря этому в округе растут доходы от налогов. На бюджетное наполнение в последние годы работал также и рост цен на золото, и валютный курс…

— Есть информация, почему до сих пор не выполняется Федеральный закон, регламентирующий снизить стоимость электроэнергии на Дальнем Востоке до среднероссийского уровня?


— Насколько я знаю, сейчас эта мера реализуется на стадии подготовки и согласования всех необходимых документов. Выравнивание дальневосточных энерготарифов де факто произойдет позже официально провозглашенной даты – 1 января 2017 года. Но, за весь период действия старых тарифов регионам будет выплачена разница за счет средств федерального бюджета. По крайней мере, Юрий Трутнев продвигает в правительстве именно такой подход.

И действительно, чем быстрее, Дальний Восток, Чукотка в частности, начнет  жить и работать по тарифам, действующим сегодня в европейской части России — тем светлее его перспективы в части инвестиций, экономического и социального развития.

Потому что куда ни посмотри — везде весомая часть затрат приходится именно на электроэнергию: 20-40% в себестоимости любой продукции. Поэтому 13 рублей за киловатт*час или 3 рубля — есть разница? В золотодобывающей промышленности такое уменьшение энергетических затрат приведет к тому, что появится смысл разрабатывать месторождения даже с минимальной концентрацией золота 1-3 грамма на тонну. Они просто станут рентабельными.

Именно поэтому мы, собственно, и ведем линию электропередачи от Билибино до месторождения Баимка. В радиусе 100-200 км от этой ЛЭП  — при условии снижения энерготарифов — появится комфортная зона для ведения любого бизнеса, привлекательное пространство для инвестиций.

— Насколько эффективно сегодня решена транспортная проблема для жителей Чукотки? Я имею в виду, прежде всего, доступность внутренних авиаперевозок?
— Внутренние пассажирские авиаперевозки на Чукотке — это полностью зона ответственности региональных властей. Мы рассчитываем величину тарифов, обеспечиваем безопасность полетов, определяем состав и численность авиапарка, частоту рейсов.

Сегодня билет в один конец обходится пассажиру от 3 до 5 тысяч рублей. Это с учетом того, что оператору перевозок региональный бюджет компенсирует 50% затрат.

Внутри Дальнего Востока у нас неплохо отлажено сообщение с Магаданом и Якутском (соответствующие рейсы из Анадыря). В апреле-мае ждем прихода на наш рынок региональной авиакомпании «Аврора». Надеемся, она поможет нам установить постоянное сообщение с Хабаровском и Владивостоком.

— Пару лет назад был принят закон, предписывающий компенсировать жителям округа стоимость авиабилетов для перелетов в отпуск. Как он работает на Чукотке?
— Этот закон действует, но в отношении только представителей бюджетной сферы. Хотя в рамках своих полномочий региональная власть также компенсирует затраты на авиаперелет и другим категориям граждан, например — многодетным семьям. В коммерческих компаниях он исполняется по мере возможностей самих компаний.
Кстати, Юрий Трутнев, как вице-премьер, поручил в феврале Минтрансу и правительствам дальневосточных субъектов РФ подготовить предложения по внедрению эффективной схемы субсидирования  авиаперелетов внутри Дальнего Востока за счет софинансирования из федерального и региональных бюджетов. Сейчас наши специалисты из профильных ведомств  делают соответствующие расчеты.

— Чукотка и туризм. Эти два понятия совместимы? К примеру, к вам приезжают гости из соседней Аляски или из более отдаленных от вас уголков планеты?
— Бывают у нас туристы и из Аляски, и из Европы... Но, если говорить о наиболее распространенном туристском формате — то это круизный туризм. Большие «белые лайнеры» частенько причаливают к нашим берегам, если это входит в их круизную программу. Что их привлекает? Экзотика, конечно. Когда еще можно будет побывать на лежбище моржей, понаблюдать вблизи за жизнью белых медведей, китов, нерп или касаток, посетить живописные эскимосские поселения  (их всего три осталось), поболеть за участников гонок на собачьих упряжках или познакомиться с бытом чукотских оленеводов.


— Насколько, кстати, эта отрасль сегодня развита на полуострове?
— Оленеводство — один из главных атрибутов Чукотки. В основном, этим видом животноводства занято коренное население. Есть оленеводческие совхозы, которые дают экономическую основу для жизни и работы больших групп населения. Насколько этот вид деятельности рентабельный? Пока трудно сказать, но мы стараемся принести на нашу землю эффективный опыт других северных стран, например Финляндии или Швеции. Там оленеводство давно превратилось в прибыльный бизнес.

И сегодня наши оленеводы строят, можно сказать, успешные партнерские отношения с коллегами из этих стран.  Их специалисты приезжают к нам, наши к ним. В планах на ближайшие годы - создать с представителями из этих стран совместную компанию, которая отвечала бы самым современным отраслевым стандартам - на базе  оленеводческого хозяйства в Певеке. Оно – крупнейшее на Чукотке, насчитывает 26 тысяч голов.

Первый шаг на этом пути собираемся сделать уже в этом году — построить в Певеке убойный комплекс.  Основной его продукцией станет мясо, с которым мы со временем хотим выйти на экспорт. Вырезка из оленя — деликатесный продукт, в Европе она стоит 80 евро за килограмм. Ну, и конечно же, субпродукты - шкура, кости, оленьи панты — тоже очень ценный товар,  с которым очень выгодно выйти на внешний рынок.

— Возвращаясь к недропользованию как главной экономической составляющей — золотых запасов еще надолго хватит?
— Чукотка, несмотря на, казалось бы, устойчивое восприятие ее в массовом сознании как «золотого региона» — на самом деле еще мало изучена в плане содержания здесь полезных ископаемых. Не более чем на 5-10%. Иными словами, для геологоразведки – здесь поле не паханное.

Но крупные компании не всегда рискуют инвестировать в геологоразведку: а вдруг овчинка выделки не стоит, а средства потрачены немалые. У государства же просто порой не хватает  средств на что-то еще кроме обустройства инфраструктуры.

Поэтому, мое мнение, надо пускать сюда небольшие, но мобильные,  не отягощенные бюрократией и громоздкой структурой, компании. Речь о так называемых юниорских компаниях, которые успешно работают на золотых приисках по всему миру. С помощью этих игроков рынка можно разведывать и затем осваивать сравнительно небольшие месторождения, но которые будут приносить в бюджет округа стабильный доход в течение продолжительного времени.

Я думаю, после снижения дальневосточных тарифов на электроэнергию до среднероссийского уровня у таких компаний появится дополнительный стимул инвестировать в горнорудную отрасль Дальнего Востока.

Кстати, 27 апреля этого года в Москве пройдет II ежегодная конференция «Северо-Восток: территория развития», организованная правительствами ЧАО и Магаданской отрасли. На ней мы подробно расскажем, какие преференции и экономические выгоды  могут получить те, кто рискнет вложиться в нашу горнорудную отрасль.

Справка EastRussia. Чукотский автономный (до 1980 г. — национальный) округ образован 10 декабря 1930 г. Статус самостоятельного субъекта Федерации имеет с 17 июня 1992 года Статус подтвержден в 1993 году решением Конституционного Суда РФ. Площадь территории ЧАО — 721,5 тыс. км². Округ занимает территорию суши между низовьями Колымы на западе и мысом Дежнева на Чукотском полуострове, а также острова: Врангеля, Айон, Аракамчечен, Ратманова, Геральда и другие. На суше регион граничит с Республикой Саха (Якутия), Магаданской областью и Камчатским краем. От штата США Аляски Чукотка отделяется Беринговым проливом.Численность населения ЧАО по состянию на январь 2017 года - 49 724 чел. (Плотность населения — 0,07 чел./км2 (2017). Основу экономики ЧАО составляет горнодобывающая отрасль. В Чаун-Билибинской экономической зоне сосредоточены запасы цветных и драгоценных металлов, а в Анадырской находятся основные месторождения угля — свыше 4 млрд тонн. По данным геологоразведки здешние запасы олова и вольфрама самые крупные в стране, а месторождение меди –  одного из крупнейших в мире. Потенциал месторождения меди – почти 32 млн тонн. Ресурсов золота - свыше 2000 тонн.