Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Рыба не уплывет на Восток

Реформа закона о рыболовстве призвана решить проблемы отрасли

Российский Дальний Восток обладает огромными морскими биологическими ресурсами. На одной только Камчатке добывается около 20% всей российской рыбы. Однако улов не попадает не только в центральные регионы страны, но и на прилавки прибрежных субъектов. Практически вся выловленная рыба уходит на экспорт. Изменить сложившуюся ситуацию должны срочные меры, принятые властями.

Рыба не уплывет на Восток

Дальний Восток обеспечивает около 82% рыбного производства в России, однако в отрасли за последнее время накопилось множество проблем, требующих быстрого решения. Дело в том, что Дальний Восток является во многом лишь сырьевой базой, притом – в главной степени для зарубежных стран, тогда как в самом макрорегионе не хватает мощностей для рыбопереработки. Согласно официальной статистике, около 90% всей добываемой рыбы уходит на экспорт, преимущественно в страны Азии. Например, за семь месяцев 2016 года во внутренние регионы страны было отправлено лишь 352 тысячи тонн рыбы из выловленных 1 863,6 тысяч тонн, а значит, оставшаяся часть вывезена из страны.

Федеральные и региональные власти серьезно обеспокоены складывающейся ситуацией, и последний год отметился серьезными сдвигами в развитии рыбной промышленности. Нехватка инвестиций, износ действующих фондов, дефицит мощностей для переработки и хранения, ориентированность на экспорт в ущерб внутреннему рынку – решению всех этих проблем должны содействовать реализуемые в настоящее время инициативы.

Принципиальное значение для отрасли имели поправки в федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», которые были приняты весной 2016 года. Они ставят своей целью привлечение инвестиций и исключение из отрасли квотных «рантье». Был введен принцип долгосрочного закрепления ресурсов, который предполагает, что доли квот будут закреплять не на 10 лет, как это делалось с 2008 года, а на 15 лет. Кроме того, повышен порог освоения водных биоресурсов в течение двух лет подряд с 50% до 70% от объема выделенных квот. Данная мера призвана бороться с квотными «рантье» – предприятиями, которые не имеют собственного флота, не занимаются добычей рыбы, но получают и перепродают квоты на ее вылов.

           

Хочешь ловить – строй

После долгих дискуссий была принята законодательная норма об инвестиционных квотах – т.н. «квотах под киль», которая призвана стимулировать строительство судов рыбопромыслового флота, а также - береговых предприятий по переработке водных биоресурсов. Предполагается распределять 20% квот на инвестиционные цели, которые могут включать закупку новых рыболовецких судов, построенных на российских верфях, а также создание отечественных объектов рыбопереработки. Данная инициатива призвана решить проблему серьезного износа дальневосточного рыболовецкого флота, который составляет до 80%, а также загрузить российские судостроительные верфи. В то же время сохраняется риск, что перераспределение квот ударит по мелким рыбопромышленникам, которые не смогут инвестировать в суда из-за их высокой стоимости и могут потерять свои квоты. Кроме того, у крупных отечественных судостроительных предприятий на данный момент нет свободных мощностей, действующие судоверфи загружены заказами на несколько лет вперед. Тем не менее, есть неплохие варианты развития судостроения и непосредственно на Дальнем Востоке (одна из последних инициатив появилась на Сахалине – в городе Невельск), и в других регионах страны (на предприятиях отраслевого лидера - Объединенной судостроительной корпорации), но в интересах Дальнего Востока.

В законе также предлагается установить, что промысловое пространство является единым, и выбор между промышленным и прибрежным ловом осуществляется пользователем самостоятельно. Однако в рамках прибрежного рыболовства на берег должна доставляться исключительно охлажденная рыба - запрещается доставка замороженной прибрежной рыбы, которая обычно идет не на внутренний рынок, а вывозится за рубеж для переработки. Мнения экспертов по поводу данной инициативы расходятся. Утверждается, что она негативно повлияет на прибрежное рыболовство. В то же время, данные меры позволят изменить статус прибрежных рыболовов, которые по факту занимались отправкой за рубеж замороженной рыбы. Теперь они вынуждены уйти в промышленное рыболовство, а регионам Дальнего Востока будет доступен больший объем доступной охлажденной рыбы. C одной стороны, последствия принятия закона действительно могут быть болезненными для некоторой части игроков рыбного рынка, но с другой – без этих шагов невозможно качественное изменение рыбопромышленной отрасли.

Проблему недостатка инвестиций может решить сотрудничество с зарубежными компаниями, прежде всего – японскими и корейскими. В частности, в обмен на квоты на вылов рыбы азиатским партнерам предлагается построить рыбоперерабатывающие мощности на Дальнем Востоке, либо вложить средства в приобретение российских судов. На данный момент идея активно обсуждается российской и японской сторонами. Критика данного подхода заключается в том, что он не решает проблемы обеспечения рыбой отечественного рынка, так как полученная продукция с большой вероятностью пойдет на экспорт. В то же время, он может быть эффективным для привлечения инвестиций и решит проблему производства рыбной продукции с высокой добавленной стоимостью, принесет отрасли дополнительные доходы.

Рыбу вернут в страну

В целях повышения доступности рыбной продукции для населения и снижения ее стоимости также предпринимаются важные шаги. Среди последних нововведений стоит отметить создание электронной рыбной биржи в Сахалинской области, которая позволяет потребителям, участвующим в аукционах, получить рыбную продукцию напрямую от поставщиков. В результате за год рыбопромышленным компаниям удалось реализовать 420 тонн водных биологических ресурсов на сумму 230 млн рублей, что в целом считается положительным итогом. Полномасштабную деятельность биржа должна развернуть к 2020 году после модернизации Корсаковского порта – там будет создан большой логистический комплекс. Стоит отметить, что позитивный пример Сахалина хотят распространить и на другие рыбодобывающие регионы страны.

Способствовать обеспечению населения охлажденной рыбой по невысоким ценам также должно уже упомянутое прибрежное рыболовство, развитие которого является одним из приоритетов федеральных и региональных властей. Сахалин стал пилотными регионом, где с лета этого вступили в силу новые правила регулирования рыболовства в прибрежной зоне. Во-первых, была введена упрощенная схема отчета об уловах. Согласно изменениям, зарегистрированные в Сахалинской области рыбаки, которые ведут прибрежный промысел только в шестимильной зоне Сахалина и Курильских островов на судах длиной до 24 метров, теперь могут заполнять промысловый журнал уже на берегу, в местах выгрузки, определенных областным правительством. Во-вторых, в целях развития многовидового промысла для маломерного флота увеличен прилов т.н. одуемых объектов (для которых установлен общий допустимый улов) с 2% до 10% (кроме млекопитающих, крабов всех видов и креветок) и сняты ограничения по прилову неодуемых видов. Кроме того, с 2019 года рыбаки, занимающиеся прибрежным рыболовством, смогут претендовать на государственную поддержку в виде дополнительных квот.

Среди положительных изменений стоит выделить введенный с 1 января 2016 года запрет на дрифтерную ловлю – ловлю рыбы сетями в верхних слоях воды. Дрифтом в российских водах активно пользовались японские и корейские рыболовецкие компании, перехватывавшие значительную часть лососей у российских береговых предприятий. Кроме того, из-за такого варианта ловли у рыбы не было возможности пойти на нерест, что грозило полным опустошением нерестилищ, а значит – прекращением промысла. Уже сейчас виден результат ограничений. В результате запрета увеличился подход горбуши в Охотском море, и магаданские рыбаки получили квоту на вылов в 2,3 раза больше первоначальной. В итоге промысел данного вида рыбы увеличился по сравнению с 2014 годом на 145% до 60,6 тыс. тонн.

Драйвером развития дальневосточного рыбопромышленного комплекса должен стать рыбный кластер, создание которого еще в 2013 году инициировал президент России В.Путин. Изначально разрабатывалась идея локализации всего кластера в Приморском крае в бухте Суходол, однако от этой идеи пришлось отказаться. Зимой 2016 года Росрыболовство представило новую концепцию рыбного кластера, который будет включать в себя четыре дивизиона в составе Приморского края, Сахалинской области (и как отдельной зоны – Курил), Камчатского края. При этом ведущая роль все равно отводится Приморскому краю, где планируют реализовать пять крупных инвестиционных проектов: оптово-распределительный центр «Владивосток», который позволит решить острую проблему перегруженности холодильных мощностей; флагманский завод по выпуску филе минтая; предприятие по выпуску замороженных рыбных полуфабрикатов; многоцелевой рыбоперерабатывающий комплекс для малых предприятий в рамках ТОР «Надеждинская»; инновационно-научный парк с бизнес-инкубатором и венчурным фондом. По предварительным расчетам Росрыболовства, проект обеспечит приток частных инвестиций в объеме 17 млрд. рублей, ежегодный вклад в ВВП составит 4 млрд. рублей, налоговые поступления - 1,6 млрд. рублей. Кроме того, будет открыто 1300 новых рабочих мест.

К развитию рыбопромышленного комплекса и привлечению инвестиций также подключаются механизмы ТОР – до конца года на Сахалине может быть создана ТОР «Курилы», имеющая рыбопромышленную специализацию. Кроме того, власти Хабаровского края отправили заявку на создание ТОР «Николаевск», в которой резиденты будут заниматься рыбопереработкой, судостроением и логистикой. Стоит отметить, что за последний год в Николаевском районе Хабаровского края открылось два рыбоперерабатывающих предприятия, одно из которых является крупнейшим на Дальнем Востоке (инвестиции составили 1 млрд. рублей), что и способствовало появлению инициативы по созданию новой территории опережающего развития. Отдельные проекты в сфере рыбопереработки будут реализованы в рамках других ТОР.

Кроме того, четыре резидента недавно созданного свободного порта Владивосток будут заниматься «рыбными» проектами на общую сумму инвестиций около 3 млрд. рублей, что позволит создать около 866 рабочих мест. Например, компания Хорал» создаст высокотехнологичное производство по переработке рыбы (сардины и скумбрия), компания «Корпорация Прим Хуньчунь» займется созданием комплекса по переработке и хранению морской продукции; «Владивостокский рыбный терминал» предполагает строительство специализированного холодильного комплекса по хранению и перевалке рыбной продукции, «СиЛайф» построит завод по разведению дальневосточного трепанга, гребешка и мидий. Таким образом, новые институты развития, создаваемые на Дальнем Востоке, во многом ориентированы на развитие рыбной отрасли и создают предприятиям налоговые и иные преференции.

Наращивание собственных рыбоперерабатывающих мощностей за счет строительства и модернизации предприятий вместо отправки сырья в другие страны, а также обеспечение внутреннего рынка продукцией по умеренным ценам являются главными приоритетами развития рыбохозяйственной отрасли Дальнего Востока. За последний год был принят ряд законодательных инициатив, которые значительно и в лучшую сторону изменили регулирование отрасли, а также создали стимулы для привлечения частных вложений при реализации различных инвестиционных проектов. Однако для осуществления коренных преобразований и получения конкретных результатов потребуется еще достаточно много времени и усилий.