Иркутск
Улан-Удэ
Благовещенск
Чита
Якутск
Биробиджан
Владивосток
Магадан
Хабаровск
Южно-­Сахалинск
Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Госсовет: приоритеты расставлены?

На вопросы корреспондента «EastRussia» о прошедшем недавно президиуме Госсовета РФ по вопросу развития рыбной отрасли ответил Олег Братухин - генеральный директор "Русской пелагической исследовательской компании", член рабочей группы по развитию рыбной отрасли при вице-премьере Ю.П. Трутневе

Член экспертного совета по вопросам строительства рыболовных судов на российских верфях Росрыболовства и эксперт в области промышленного рыболовства и судостроения, Олег Братухин достаточно критично подошел к цифрам основного доклада, прозвучавшего на Госсовете.

Госсовет: приоритеты расставлены?
— Как Вы оцениваете итоги прошедшего Госсовета, с учетом той длительной и острой дискуссии, которая развернулась в его преддверии. Чья позиция в итоге победила - рыбаков, экспертов, судостроителей, Росрыболовства, Минвостокразвития?

Самым важным считаю то, что, наконец-то, четко прозвучала позиция государства в вопросе распределения национальных биоресурсов - общенациональные ресурсы должны быть использованы на благо всего общества.

Наш Президент дал очень точную и предельно откровенную оценку состоянию и положению дел в отрасли.

Президент подчеркнул, что именно государство создало условия для такого высокодоходного вида деятельности как промышленное рыболовство. Именно в результате усилий государства рыбопромышленный сектор набрал солидный вес. Но, цитата: "проблема в том, что эти достижения мало повлияли на укрепление продовольственной безопасности страны, развитие прибрежных территорий и смежных отраслей экономики".

Президент напомнил, что во время предыдущего Госсовета в 2007-м году государство пошло навстречу рыбакам и подтвердило исторический принцип распределения квот 10 лет и целый ряд льгот для наших рыбопромышленников, включая 85 процентную льготу по оплате ставки сбора за пользование биоресурсов и другие преференции.

В обмен рыбаки пообещали по сути возродить отрасль - и обновить флот и обеспечить страну дешевой рыбой. Бизнесу поверили на слово и конечно ничего из этого не произошло - такова природа бизнеса.

Причём Президент сказал очень образно: "...помню, как мне говорили тогда, что нужно перейти на исторический способ выдачи квот и как мы все после этого возрадуемся, как всем будет хорошо. Действительно, есть такие люди, которым очень хорошо. Теперь нужно распределить это «очень хорошо» на всё население страны".

То есть бизнес за счёт государства (и это не только условия, национальные ресурсы, но и десятки млрд. рублей государственных субсидий) извлекал прибыль, но при этом не выполнял те обязательства, под которые эти условия, квоты и субсидии были даны.

В целом критика со стороны Президента прозвучала очень жесткая. И это конечно победой рыбного лобби назвать нельзя.

Но это также и уничтожающая критика многолетней предыдущей деятельности Росрыболовства, как органа отвечающего за развитие отрасли, который не сделал ничего, чтобы поручения Президента были выполнены. И дело здесь конечно не в недостатке полномочий. Лишь с появлением нового руководителя агентства заговорили о государственных интересах в отрасли, ведь до этого Росрыболовство отстаивало исключительно интересы тех самых пользователей, которым, как сказал Президент было "очень хорошо" за государственный счёт.

Для меня такие точные оценки Президента были весьма неожиданны.

— Почему?

Потому, что основной документ – доклад к Госсовету, готовился рабочей группой, состоящей в основном из крупного бизнеса и он давал совершенно иную картину - полного благополучия в отрасли. Объективная картина, проблемы и диспропорции сложившиеся в отрасли, не говоря уже об их анализе отсутствовали.

Чтобы создать такую картину приводилась не объективная информация, в некоторых случаях намерено искаженная, часть важнейших вопросов замалчивалась, то есть в целом это была такая неуклюжая попытка показать, что в отрасли все хорошо, она успешно развивается, менять ничего не нужно и нужно эту бизнес-эйфорию продлить на следующие 25 лет. При этом не предусматривалось никаких мер, направленных на действительное развитие рыбохозяйственного комплекса в общепринятом понимании.

Составители доклада предлагали ещё более увеличить бюджетное финансирование рыбохозяйственного комплекса практически по всем направлениям, таким образом увеличив существующие на протяжении всего последнего периода государственные отраслевые убытки во много раз. И соответственно конвертацию увеличенных госрасходов в собственный карман.

По сути предлагалось "развитие" по пути отраслевой технической и технологической отсталости, отсутствия развития смежных отраслей национальной экономики и прибрежных территорий, потери миллионов тонн "исторически российских" ресурсов открытого океана, то есть превращение отрасли в аутсайдера и финансового банкрота.

— Нельзя ли об этом несколько подробней?

Пожалуйста, приведу лишь несколько примеров из проекта доклада.

В части обеспечения продовольственной безопасности, утверждение о том, что при сохранении улова в размере около 4 млн. тонн рыбное хозяйство РФ в состоянии полностью обеспечить внутреннее потребление в соответствии с рекомендуемыми нормами (22-23 кг/человека в год) не верно. Если принять во внимание номенклатуру продукции, выпускаемую сегодня на рыбопромысловом флоте, можно доказать, что выход съедобной части от общего вылова составляет не более 50%, и тогда указанный вылов может обеспечить среднедушевое потребление лишь около 14 кг/человека в год.

Важнейшая функция промышленного рыболовства по производству технической продукции (рыбная мука и рыбий жир) как основы высокобелковых кормов для развития животноводства, птицеводства, аквакультуры (без производства собственных кормов индустриальная аквакультура вообще не сможет развиваться, поскольку на импортных кормах ничего конкурентосрособного по цене не вырастишь) вообще опущена. Наверное потому, что здесь совсем беда - за период рыночного реформирования отечественное производство рыбной муки уменьшилось в 8 раз (до уровня 75-80 тыс.тонн), а рыбьего жира более чем в 50 раз. В то время как по оценкам Минсельхоза России потребность сельского хозяйства в рыбной муке и ее аналогах составляет порядка 500 тыс.тонн. Недостаток отечественной продукции компенсируется импортом лишь частично, удельный вес импорта 50-70%. Хотя эта задача имеет решение: за счет введения нормы о безотходном производстве в экономической зоне РФ для крупно и среднетоннажных судов (сейчас большая часть отходов переработки выбрасывается в море) объем производства рыбной муки и рыбьего жира возможно увеличить в 2-3 раза. За счет ресурсов открытого океана в 5-7 раз.

В докладе дается в целом искаженная картина освоения потенциально доступной сырьевой базы. В частности утверждается, что уровень освоения доступной сырьевой базы отечественного рыболовства составляет 70%. При этом исходят из того, что вся доступная сырьевая база отечественного рыболовства в открытом море составляет 360тыс.тонн. (около 4% общероссийского вылова при освоении 45-50%).

Это неверные цифры, заниженные в десятки раз: только "историческая доля" вылова антарктического криля, доставшаяся нам в наследство от СССР, позволяет потенциально сегодня вылавливать 52% его ОДУ, а это 4,5 млн.тонн, которые превышают весь общероссийский вылов. Таким образом, уровень освоения обще доступной сырьевой базы отечественного рыболовства, вместо указанных в докладе 70%, не достигает и 40%.

По вполне понятным причинам отсутствует в докладе аспект, связанный с совсем уж беспомощной позицией бизнеса в открытом океане - не приводится данных о конкуренции между странами за биоресурсы открытого океана, на которую мы не смотря на богатейшую историю и исторические права на вылов наблюдаем со стороны, то есть фактически отдаем миллионы тонн "пищи и масла"наших будущих поколений нашим конкурентам. Ведь в условиях дефицита сырьевых ресурсов и острой конкуренции за доступ к ним развитые рыболовные страны активно предпринимают научные, дипломатические и экономические действия с целью ограничения доступа конкурентов к биоресурсам Мирового океана и закрепления своих национальных прав на них. А ведь Президент не случайно сказал о том, что три четверти отечественного морского рыболовства базируется на российских биоресурсах, то есть наше рыболовство скукожилось до размеров нашей экономической зоны.

Отсутствие интереса пользователей квот к ресурсам открытого океана в докладе обосновывается необходимостью государственного финансирования создания крупнотоннажного флота для экспедиционного промысла.

Такое представление является отжившим пережитком прошлого, поскольку дотационные экспедиции - это прошлый век мирового рыболовства.

Высокоэффективный, автономный промысел доказан на практике, на самых удаленных, распространенных на огромных площадях открытого океана ресурсах - антарктическом криле и чилийской ставриде, где наши конкуренты в условиях автономной работы единичных судов извлекают огромную прибыль из "исторически наших" ресурсов.

Ключом являются новые технологии добычи и переработки, новые решения и самая современная техника. Для того, чтобы они были востребованы нашими рыбаками и они вернулись в удаленные районы открытого океана, закрепив ресурсы за страной и нашими будущими поколениями, пока такая возможность еще существует, необходимы стимулирующие меры.

Можно привести и откровенные ляпы проекта доклада, типа утверждения о том, что отсутствие обновления флота, есть общемировая тенденция - цитата из доклада: "в условиях экономического кризиса судовладельцы развитых рыболовных держав (Исландии, Норвегии, ЕС и других) в значительной степени переориентировались на модернизацию имеющихся судов вместо строительства новых". И это утверждается на фоне того, что еще никогда в истории Норвегии не вводилось из новостроя в эксплуатацию одновременно такого большого количества крупнотоннажных траулеров (9 единиц с начала 2013 и до начала 2014г.) с такими значительными размерениями.

— Росрыболовство предлагает использовать 20% квот "под киль" для обновления рыболовного флота и глава ведомства даже заявил о том, что за счет этого можно построить до 35 крупнотоннажных судов и 50 малотоннажных, что это даст отрасли?

Ничего существенного, кроме частичного передела квот.

Добиться цели, которую ставит наш Президент о наполнении российского рынка качественной и доступной по цене рыбой такими мерами не получится.

Во-первых, как следует из прозвучавших предложений о 20%, это квоты не только под обновление флота, но и под развитие береговой переработки. Хорошо, пусть даже будет все 20% "под киль".

По цифре большой вопрос: почему 20%, а почему не 30% и не 50%? Эта цифра ничем не обоснована. Хотя вполне понятно откуда она появилась: чем эта цифра меньше, тем нынешним пользователям, которым "очень хорошо" будет и дальше хорошо. А предложить главе государства 5 или 10% - это совсем уж было бы не прилично.

Но логика в выступлении главы Рыболовства на Госсовете отсутствовала. Когда он говорит, и с этим трудно не согласиться, "что наш флот в целом не соответствует современным требованиям ни по эффективности, ни по безаварийной эксплуатации" и тут же предлагать обновлять лишь пятую часть этого неэффективного и небезопасного флота.

То есть 80% флота будут по-прежнему неэффективно использовать национальные ресурсы и рыбаки пусть рискуют жизнью еще 15 лет?

Ведь понятно же, что только переход нашего флота на качественно новый уровень может быть основой выполнения задач, которые поставил Президент, то есть нужно его полное обновление.

Что касается количества судов, которые можно построить под эти 20% квот, то давайте посчитаем.

Где нужен крупнотоннажный флот - на наиболее массовых ресурсах, которые обеспечивают большие суточные выловы - а это минтай и сельдь. Без учета прибрежки это около 1,5 млн.тонн ресурсов, 20% от этого количества это 300тыс.тонн. И для вылова такого объема достаточно 6-ти действительно современных, крупнотоннажных 90м траулеров-процессоров. А для 35 таких крупнотоннажных судов и всех 1,5 млн. тонн не достаточно. Если только эти 35 судов не будут новым, но допотопным старьем и у меня, зная компетенцию Минпрмторга и ОСК, очень большая тревога, что именно так может случиться.

В этом вопросе нужно точное понимание, что сейчас все крупные компании выстроятся в очередь за этими дополнительными квотами. Это означает только одно - что они готовы обновлять флот.

А раз готовы, нужно создать условия, чтобы они его обновили без всякого передела в отрасли. Механизмы известны. Вместе с закреплением квот на новый период нужно сказать, что они должны быть освоены в интересах государства наиболее экономически эффективным и рациональным образом - с исключением любых выбросов, используя самую эффективную систему прямого учета вылова при постоянном мониторинге вылова.

Тогда, помимо того, что именно такое решение гарантирует конкурентоспособное качество нового флота, появится массовый заказ, что является необходимым условиям притока в страну ведущих зарубежных компаний, носителей отсутствующих у нас судостроительных технологий строительства технически сложных судов гражданского назначения и ведущих производителей также отсутствующего у нас базового оборудования. И только тогда у нас появится конкурентоспособный сектор технически сложного гражданского судостроения и машиностроения. Это не гипотетические рассуждения - это результат уже выполненной работы с ведущими зарубежными компаниями.

— Но на недавнем X Конгрессе рыбаков, можно было неоднократно слышать, что с эффективностью у наших рыбаков все в порядке и не так уж сильно они отстают от конкурентов.

Вы правы и эта позиция также нашла отражение в проекте доклада к Госсовету. Однако это либо вопиющую безграмотность либо намеренное введение в заблуждение.

В проекте доклада приводится информация о том, что с экономической точки зрения производство мороженного минтая более выгодно, чем производство продукции глубокой переработки - филе, поскольку позволяет извлекать из каждой тонны больший доход. Из чего делается вывод о том, что наш бизнес уже выполнил задачу по наиболее эффективному использованию квот, получая максимальную выгоду с каждой тонны вылова, а раз так, то к чему все призывы к выпуску продукции глубокой переработки и в целом к новой техники.

Руководитель крупнейшей ассоциации ВАРПЭ г-н Фомин делает вывод: "При производстве филе потери с кг продукции составляют 53$ США c 1 тонны улова. Вместе с тем предлагается увеличить выпуск филе минтая. Простые расчеты показывают, что это приведет к снижению доходов предприятий, осуществляющих минтаевый промысел в объеме 3,4 млрд. рублей и следовательно к снижению выплаты налогов в бюджет РФ."

На самом же деле при производстве филе нет потерь в 53 дол. с тонны улова, а есть существенная добавка в размере 870-940 дол./тонны, потому что кроме филе производится еще обязательная сопутствующая продукция – рыбный фарш и увеличенный объем рыбной муки, из-за меньшего темпа заполнения трюмов увеличивается время на лову и т.д. Но даже не это самое главное.

Главным является то, что при оценке экономической эффективности необходимо сравнивать конечно не доходную часть, а финансовый результат, то есть прибыль с тонны квот: доходы минус расходы. И как раз в этих расходах, то есть в себестоимости производства единицы продукции, которая у нас в 3-4 раза выше из-за "качества" наших судов, если сравнивать в сопоставимых условиях с американцами и есть ключ к этому вопросу.

Этот вопрос имеет прямое отношение к стоимости рыбопродукции на нашем прилавке. Действительно современная, высокопроизводительная техника за счет меньшей себестоимости производства способна обеспечить почти в два раза ее меньшую стоимость при сохранении того уровня прибыли, который бизнес извлекает сегодня. И именно поэтому ради экономически эффективного использования национальных биоресурсов он и должен быть полностью заменен на действительно современный.

Говоря об эффективности нельзя не затронуть вопрос о том, что промысел на Дальнем Востоке сопровождается существенным объемом выбросов рыбы - молоди, давленной, некондиционной рыбы, отходов переработки и перерасхода сырья в процессе производства продукции. Если основываться даже на информации ТИНРО и на данных научных исследований, то только на промысле минтая, рыбопромышленники противозаконно выбрасывают почти миллион тонн рыбы ежегодно. То есть Закон у нас хоть и называется "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", пока ни о каком сохранением биоресурсов говорить пока нельзя.

Научные обоснования того, что выбросы учитываются при определении ОДУ путем введения дополнительной смертности и осуществляя выбросы рыбаки вредят сами себе уменьшая ОДУ на следующий год - не выдерживает критики. Вредят рыбаки не сами себе, а всему обществу. Разве дополнительный миллион тонн рыбы никому не нужен? И можно ли это варварство продолжать на протяжении следующих 15 лет? А причина все таже - "качество" нашего флота. Конечно, государство не должно и не будет терпеть эту ситуацию. И эту проблему не решить обновлением лишь пятой части флота.

— С обновлением флота Ваши предложения понятны с необходимостью эффективного использования ресурсов тоже, что еще необходимо отрасли?

Проблему обеспечения продовольственной безопасности, а Президент не случайно назвал эту проблему первой, поскольку в этом и состоит наиважнейшая функция рыбной отрасли, невозможно решить без ресурсов мирового океана и необходимости закрепления их за страной. Ведь наша страна обладает гигантским преимуществом -историческим правом на вылов огромного объема ресурсов в открытом океане, которого не имеют другие развитые страны.

Необходимо какое-то стимулирование, чтобы вернуть рыбаков и бизнес, присосавшийся к нашей экономической зоне в открытый океан.

— Раз нет денег, возможно, нужно использовать часть квот в нашей экономической зоне.

Ведь выделение на эти цели относительно небольшого в 15-20% количества ресурсов в экономической зоне РФ, исходя, например, из пропорции 3 тонны вылова в океане на 1 тонну квот в экономзоне, обеспечило бы дополнительный вылов и закрепление за страной 2-2,5 млн. тонн биоресурсов, то есть больше половины общероссийского вылова.

Стоит и сравнить, что принесет государству большую пользу при использовании 20% квот - строительство пусть даже десятка судов для экономической зоны либо дополнительный вылов и закрепление за страной 2,5 млн.тонн ресурсов мирового океана.

— Но ведь подобные предложения также приведут к тому, что выстоится очередь из желающих откусить кусочек дорогих квот в нашей зоне?

Не думаю, что выстроится очередь, однако, если она выстроится, и если Вы говорите о проектах, направленных на закрепление ресурсов открытого океана за страной - то реальный приход инвестиционных проектов в отрасль - это именно то, к чему призывает Президент, и что нужно стране.

В любом случае, хотелось бы надеяться, что рабочая группа, которая будет вырабатывать окончательные решения в направлении, заданном Президентом и Госсоветом, основывала бы их на всестороннем, беспристрастном анализе не только отраслевых проблем и фактов, но и в обязательном порядке учитывала особенности различных промыслов. Ведь они действительно очень разные и по техники и по экономике.

Именно такое обстоятельное исследование и должно быть основой взвешенных предложений по изменению Закона о рыболовстве в интересах всего общества, как того потребовал Президент.