Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

15-летний капитан «Надежды»

Самому молодому учебному паруснику страны – 30 лет! И ровно половину этого срока штурвал легендарного фрегата держит в своих руках его капитан, Сергей Алексеевич Воробьев

Капитану «Надежды» 52 года, до капитанского мостика преподавал на судоводительском факультете, за достигнутые трудовые успехи, активную общественную деятельность и многолетнюю добросовестную работу награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени согласно Указу президента РФ № 695 от 20.12.2016, а в сентябре 2017 года за обеспечение безаварийной работы, качественное практическое обучение морских специалистов – почетным знаком «Золотой фонд МГУ им. адм. Г.И. Невельского». С ним наш сегодняшний разговор.

15-летний капитан «Надежды»
Фото: Валерий Василевский

 – Сергей Алексеевич, парусные корабли – это ведь теперь уже совсем далёкое прошлое, зачем и для чего они нам в век всеобщей цифровизации и компьютеризации? Для обучения курсантов? А зачем их учить тому, что осталось давно позади и никогда в жизни не пригодится – не скажете же Вы, что водителям современных высокотехнологичных судов все эти бом-брам-стеньги, паруса да мачты хоть как-то пригодятся в их будущей практической деятельности?

– Здесь несколько задач перед нами стоит, и ключевая из них – групповая практика. Не везде ведь есть возможность получать не только индивидуальную матросскую практику, а именно групповую, где курсантам обязательно преподается теория, и всегда можно обратиться с вопросом к руководителю, преподавателю. Во время практики они изучают все, что требуется знать и уметь выполнять матросу.

Кроме того, курсанты постигают азы профессии инженера-судоводителя, учатся определять место судна, осваивают искусство управления кораблем, и все это под руководством опытных квалифицированных специалистов.

После рейсов, выполненных на парусниках, наши курсанты начинают не просто хорошо общаться, а становятся коллективом. Городские и сельские мальчишки превращаются в настоящих мужчин, становятся сухими, поджарыми, физически выносливыми. Авральные работы на борту не редкость. Здесь не до гаджетов. При проведении парусных авралов более сильные тянутся помогать более слабым, и за счет этого они и дружить начинают по-настоящему.


Важно, чтобы судно ходило в морские походы. Здесь ведь по-настоящему качает, и всю эту погоду можно буквально прощупать руками. В первую очередь, наша «Надежда» предназначена для «оморячивания» будущих судоводителей. Когда у парня первая практика, он приходит сюда и начинает понимать, туда ли он попал, правильный ли выбор будущей профессии сделал в своей жизни. Здесь курсанты и студенты изучают строение корабля, якорное, рулевое и швартовое устройства, обязанности вахтенного матроса и, конечно же, учатся стоять за штурвалом. А в трудных ситуациях шторма, когда сложно удержать рысканье корабля, или прохода узкостей, скоплений рыбаков или интенсивного движения судов переходят на управление рулем из ходовой рубки в присутствии матросов-инструкторов. По окончании такой первой практики для прошедших все испытания, т.е. сдавших все зачеты, а таких большинство, комиссией проводятся экзамены на свидетельство вахтенного матроса.

– Интересно, а сколько в общей сложности будущих мореходов прошло парусную школу на «Надежде» за минувшие 30 лет?

– Ежегодно порядка 450 молодых ребят проходят морскую практику под нашими парусами. Получается, за все время примерно 14 тысяч курсантов у нас «оморячились».

– Не секрет, что количество парусных учебных судов в нашей стране не так и велико – память подсказывает: «Седов», «Крузенштерн», «Мир» да старшая сестра «Надежды» дальрыбвтузовская «Паллада»…

– Не так давно к ним добавился еще черноморский «Херсонес». В общей сложности 6 учебных судов получается. Капитаны их, экипажи прекрасно знают возможности друг друга и раньше часто встречались на разных регатах, парусных фестивалях. В последние годы это удается все реже. Эти годы вообще были тяжеловатые – пандемия, санкции. Меньше стало представительских рейсов, многие страны закрылись, фестивали и гонки отменялись.

– А как было раньше?

– За свою историю парусник осуществил множество дипломатических походов, посетил множество стран, принял на борт десятки тысяч гостей различных национальностей. В 2003-2004 годах совершил даже кругосветное плавание, четырежды пересек экватор и заходил в 30 портов. Кроме того, в рамках программы «Морской плавучий университет» было совершено около 20 крупномасштабных научно-исследовательских экспедиций. Из наиболее значимых достижений в парусных гонках, например, можно отметить
первое место на Международной парусной регате в Японии и Южной Корее в 2002 году, четвертое место в знаменитой регате «Кати Сарк» в 2003-м. Также «Надежда» неоднократно становилась победителем «СКФ Черноморской регаты больших парусников» – в 2014 и 2018 годах, в 2016 году заняла в этой гонке второе место.

- В этом году исполняется еще и 20 лет визиту ПУС «Надежда» президента нашей страны В.В. Путина…

-​ Да, в 2002 году​ он действительно у нас​ был ​с неофициальным визитом, на отдыхе с семьей... А так​ встречались-то мы с ним чаще, я имею в виду экипаж.​ Президент был у нас​ не единожды. Последний раз – в 2016 году, с официальным визитом. Он даже​ с экипажем​ сфотографировался у штурвала.

Хорошо помню, как готовилось первое кругосветное плавание «Надежды» в начале века (я тогда работал директором пресс-центра нашей мореходки) – для Владивостока и Приморья это было весьма значимое событие, по результатам его потом даже выпустили несколько книг и альбомов. Насколько перспективны теперь, на Ваш взгляд, подобные плавания и когда можно ждать следующего – да и будет ли оно?

– Поживем – увидим. Однако, я вам скажу, что мы и теперь не все время стоим у пирса – так или иначе на борту продолжают работать не только преподаватели нашего родного Моргосуниверситета, но и новосибирцы, сахалинцы, амурчане: практика, дистанционное обучение. Рейсы все равно остаются крайне насыщенными, минимум представительства и участия в парадах, но зато мальчишки получают настоящую морскую закалку и овладевают морской специальностью, обучаясь своей будущей профессии под руководством прикомандированных преподавателей и штатного экипажа, получают порой серьезнейшую учебную нагрузку.

– В чем особенности учебных рейсов, чем они отличаются от кругосветок, регат и парадных парусных фестивалей?

– Мы в последнее время больше ходили вдоль тихоокеанских берегов, заглядывали в Охотское море, при низких температурах – в Восточно-Китайское (справка о плавании ребятам тоже нужна, а значит нужен и другой регион плавания), и получалось самое такое боевое, честное практическое обучение – все с нуля: распознавание берега, определение места судна различными способами, пеленги, вертикальные и горизонтальные углы, определение характеристик маяков, поправок компаса, световых сигналов судов и все остальное. На борту – курсанты младших курсов плюс судоводители после 3 курса, у тех добавляется астрономическая практика и, конечно же, английский язык.


Интернета и телевизора у нас в рейсах нет, это слишком дорогое и отвлекающее от настоящих дел удовольствие. Мы ведь не возим грузов, здесь все заточено под обучение практикантов, под воспитание и закалку настоящих моряков.

– Интересно, а остался ли теперь на «Надежде» хоть кто-то из тех, что принимали ее в Польше 30 лет назад?

– Конечно, есть у нас и такие, их даже двое: главный боцман Андросов Сергей Михайлович и старший помощник Садовой Андрей Геннадьевич – оба они начинали здесь в 1991 году еще матросами. 

– Курсанты и студенты сменяют друг друга, а что можете рассказать о вашей постоянной команде?

– У нас вообще очень дружный коллектив, штатный экипаж, работать в котором комфортно. Примерно половина штатного экипажа (поскольку, согласно Уставу с прибытием на борт курсанты также становятся членами экипажа) работает на «Надежде» порядка 15-20 лет, т.е. это моряки-профессионалы, которые имеют колоссальный опыт работы с молодыми людьми, стремятся передать свои умения с любовью и знанием дела. Курсанты и студенты здесь могут почувствовать себя частью целого: моря-ветра-корабля-экипажа… Мокрый парус, такой как фок, 400 кг весит – сухой в два раза легче. Какой бы ты сильный ни был – в одиночку его не поднимешь, только «все вдруг». А стоит лишь одному расслабиться – и всё приходится начинать сначала.

Ведь что такое парусный флот? Это молодость, это романтика, это престиж страны, в конце концов!

 

СПРАВОЧНО:

Трехмачтовый парусник «Надежда» был построен в 1991 году в Польше на Гданьской судоверфи Stocznia Gdanska (главный конструктор Зигмунд Хорень). 5 июня 1992 года на нем был поднят Государственный флаг Российской Федерации. Название получил в честь легендарного шлюпа, на борту которого 216 лет назад российские моряки под командованием Ивана Крузенштерна впервые в истории отечественного флота совершили кругосветный поход.

Первый парусник с таким именем появился у Владивостокского училища дальнего плавания (предшественника МГУ им. адм. Г.И. Невельского) более 100 лет назад. Морское министерство (военное) выделило тогда под учебное судно конфискованную властями иностранную шхуну. В тече­ние 2 лет ученики этой мореходки сами восстанавливали судно, и в 1908 году шхуна «Надежда» с 15 учениками на борту отправилась в плавание, которое продолжалось чуть больше двух месяцев с трехдневным заходом в японский порт Хакодате: «на борт «Надежды» потянулись экскурсии: курсанты местного морского училища, молодежь из других учебных заведений, группа японских промышленников и бесконечное множество частных лиц»1. Для ремонта руля и сильной течи, полученной на переходе морем, судно совершило семидневный заход в п. Акиши на о. Хоккайдо.

Это было небольшое чрезвычайно ветхое судно с косым вооружением грузоподъемностью 100 т, длиной 25 м, шириной 4,5 м, без мотора. Экипаж состоял в основном из учеников, старпома и 3 штатных матросов (вольнонаемного плотника и двух поваров.

При заходе в устье реки Ича на западном берегу Камчатки, получив очередное повреждение, судно было выброшено штормом на берег. Шхуна входила тогда в состав Тихоокеанской гидрографической экспедиции с задачей произвести обследование безлюдного камчатского побережья. Во время своей вынужденной робинзонады курсанты занимались триангуляцией и промером глубин, вели метеорологические наблюдения. В конце августа их подобрала и доставила в Петропавловск случайно проходившая мимо канонерская лодка «Манчжур».

Во Владивосток курсанты вернулись только в конце сентября – на конфискованной за хищнический лов котиков у Командорских островов японской двухмачтовой шхуне «Мио-Мару», сразу же переданной училищу в качестве нового учебного судна и тоже переименованной в «Надежду».

Третья, современная, приморская «Надежда» – трехмачтовое трехпалубное парусное учебное судно неограниченного района плавания, пятое в серии. Во Владивосток прибыло в декабре 1992 года.

Его длина – 94,8 м (вместе с бушпритом – 108,6 м); ширина – 14 метров; высота грот-мачты над ватерлинией – 49,9 м; водоизмещение 2 297 т; осадка 6,6 м; количество парусов – 26 (площадь – 2 771 кв. м); максимальная скорость под парусом – 17,8 узлов, под машиной – 10 узлов; экипаж – 46 человек, количество мест на судне – 199, из них для курсантов – 131.

.

Бочек А.П. «Всю жизнь с морем»



30 июня: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика