Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Александр Гордеев: «Сегодня купить нефть в России проблем не составляет»

Подробности крупнейшего проекта в ТОР – НПЗ в Амурской области – в интервью EastRussia генерального директора ООО «Амурская Энергетическая Компания»

Крупнейший проект в ТОР с участием иностранного капитала – НПЗ в Амурской области, который строит ООО «Амурская Энергетическая Компания». Его стоимость, по данным Минвостокразвития, превышает 123 млрд рублей. Вопросов к проекту – масса. Самый главный – как будет решена проблема с обеспечением производства сырьем? На полях второго ВЭФ генеральный директор АЭК Александр Гордеев приоткрыл EastRussia некоторые секреты. А также рассказал, что на площадке уже началось строительство предприятия, и что для работников был куплен и реконструирован заброшенный военный городок.

Александр Гордеев: «Сегодня купить нефть в России проблем не составляет»
– Александр Владимирович, проект Амурского НПЗ во многом уникален. Каковы его основные параметры?
– Вы правы, уникальность проекта не только в том, что он международный, российско-китайский. А в том, что он реализуется на двух берегах реки Амур – на территории Амурской области и в соседней с ней китайской провинции Хэйлунцзян. Сам завод по переработке нефти будет расположен на территории России, с 2019 года будет перерабатывать 4 млн тонн нефти и 2 млн тонн нефтегазового конденсата. Около 80% всей продукции по трем трубопроводам, проложенным по дну Амура, будет уходить в Китай.

– Эти трубопроводы уже строятся?
– Еще нет, но проектируются. Примерно 20% продукции будет оставаться в России. То есть, еще раз, проект, во-первых, международный, во-вторых, экспортно-ориентированный. Причем знаковый – речь идет не об экспорте сырой нефти, а о поставках продукции с добавленной стоимостью.

Знаете, проект был задуман еще в 2004 году. Тогда, правда, речь шла не про завод, а про нефтебазу. Сырая нефть должна была привозиться на станцию Березовка и оттуда уже перекачиваться в Китай. В том 2004 году я подписывал «протокол о намерениях» с китайскими компаниями в статусе заместителя губернатора Амурской области. Потом я надолго ушел из администрации, на пенсию вышел и вообще уехал жить в Ростов-на-Дону. Но вот два года назад китайские партнеры вспомнили, что есть такой Гордеев, который занимался проектом еще на старте. И пригласили меня возглавить АЭК. Проект перешел в активную стадию с прошлого года.

– В чем интерес китайцев?
– Элементарно. Пошлина на вывоз сырой нефти – одна, а на экспорт готовой продукции – в три раза меньше. К примеру, так надо платить 60 долларов за тонну, а за поставки уже переработанного сырья – 20 долларов. Это – первая и самая очевидная выгода. Вторая выгода китайцев – они берут кредит в Китае в юанях, а стоимость юаня сегодня 1 к 10 к рублю. То есть один юань – это 10 рублей. Вот две четких экономических составляющих проекта. Ну а третья составляющая – политическая. Сейчас модно говорить про «поворот на Восток». На западе санкции и все остальное, а здесь – огромнейший рынок сбыта на долгие годы вперед. На Дальнем Востоке же у нас главная проблема – люди уезжают. Скоро тут некому будет нефть продавать. А в Китае рынок сбыта огромен.

– Как будет решена проблема с сырьем для Амурского НПЗ?
– Сегодня купить нефть в России проблем не составляет. И 4 млн тонн можно спокойно купить – предложений больше, чем спроса на такие объемы. Вопрос в том, что мы сегодня не можем подписать долгосрочный контракт. Нам нефть понадобится в начале 2019 года. И понятно, что сегодня ни один здравомыслящий предприниматель не подпишет контракт, тем более денежный, на такие сроки. Но предварительные договора у нас подписаны уже с пятью компаниями.

– С «Роснефтью» тоже?
– Нет, «Роснефть» как раз в сторонке стоит. Другие компании – частные, часть из них, кстати, аффилирована с «Роснефтью». Это не крупные компании – скорее, средние. «Харьяга», «Профи ТЭК», ТПГ и т.п. Необходимые нам объемы нефти мы так или иначе набрали – у некоторых компаний, с кем мы уже подписали предварительные соглашения, либо уже есть нефть в ВСТО, либо будет до конца 2018 года.

– То есть у вас не будет единого поставщика?
– Может и будет. Есть еще один вариант, который прорабатывают наши китайские инвесторы. В Якутии у них есть три месторождения, созданы компании, которые их разрабатывают. И к 2020 году мы рассчитываем получить там нефть. Пока, по предварительным прогнозам, будет всего 2-3 млн тонн, то есть нам все равно будет не хватать этих объемов. Но часть потребностей мы сможем закрыть. Эта нефть добывается в разведывательной зоне, по всем правилам «Транснефть» не сможет отказать в подключении этим компаниям. Так что они зайдут в трубу из Якутии, а мы эту нефть заберем в Амурской области.

– Хорошо, а что касается поставок сырья на НПЗ? Как их планируется организовать?
– Бизнес-план АЭК рассчитан на два варианта. Первый – поставки по железной дороге, но они имеют ограничения по объемам и по инфраструктуре. Перевезти то объемы можно, но станций для приема нет. Поэтому мы заказали проект на расширение станции Березовский-Восточный.

Второй вариант – труба, ветка от ВСТО. Магистральный нефтепровод проходит в 60 км от Белогорска, оттуда можно кинуть ветку до нас. Но есть один маленький нюанс. Чтобы получить разрешение на подключение к ВСТО, надо иметь на руках контракт с нефтедобывающей компанией. И с ним уже можно прийти в «Транснефть» и сказать, что в этой трубе есть наша нефть. Тогда они выдадут технические условия на подключение. Но пока у нас нет такого контракта. Когда у нас на запуске ракеты на космодроме был Президент РФ Владимир Владимирович Путин, я перед ним эту проблему озвучил.

– И что это дало?
– Необходимо внести изменения в постановление Правительства РФ, разрешив «Транснефти» выдавать предварительные технические условия. Пока у нас устная договоренность. И мы начинаем на свой страх и риск проектирование ветки. Потому что, как минимум, год нужен, чтобы запроектировать и подготовиться к строительству.

– А стоимость поставок по железной дороге и по трубопроводу сильно будет различаться?
– Сильно. По железке будет на 4 тысячи рублей за тонну дороже. Считайте сами – нам нужно 6 млн тонн сырья в год, значит, разница будет в 2,4 млрд рублей. Ветка от ВСТО – выгоднее для нас, поэтому мы и просим внести эти изменения в постановление Правительства РФ.

– Расскажите про ваших китайских инвесторов?
– Вообще, капитал АЭК поделен так – 40-50-10. Доля в 10% у российской компании – «ИнтерРусОйл». Еще 40% - у китайской компании «Мэн Лань Синь Хэ» (Menglan Galaxy Energy Corporation), в которой учредители – три физических лица, руководителей трех компаний. В свою очередь «Мэн Лан Синь Хэ» учредила компанию «АмурНефтехим», которая также является учредителем АЭК на оставшиеся 40%. Фактически, «Мэн Лань Синь Хэ» контролирует 90% Амурской Энергетической Компании.

Еще одна маленькая деталь, о которой не все знают – чтобы из Китая хоть один юань вывести за границу, нужно получить разрешение правительства страны. Так вот, у нас есть разрешение комитета по реформам Китая, в котором написано, что компании «Мэн Лань Синь Хэ» разрешается вывести 9 млрд юаней в Амурскую нефтяную компанию в село Березовка Ивановского района Амурской области. Есть такой документ, который подтверждает серьезность намерений китайских инвесторов. И уже около 2 млрд рублей из общей суммы в проект инвестировано.

– И что на них сделано?
– Выкуплена земля, у нас в собственности 150 гектаров. На площадке построен цементный завод, который будет поставлять цемент на строительство завода. И первые поставки цемента уже начались. Куплен бывший военный городок, расположенный в 1,5 км от площадки, который был просто оставлен и брошен. Мы вложили в него около 800 млн рублей, и сейчас там созданы все условия для комфортной жизни персонала. Там вся инфраструктура – два круглогодичных общежития, три летних общежития, столовая на 400 мест, овощехранилище, медпункт, котельные. Все заасфальтировано, деревья и травка растут. Весной, когда начнется большое строительство, мы 2,5 тысячи работников там расселим.

По самой площадке – снят слой грунта, чернозем, на его место засыпано 500 тысяч тонн песчано-гравийной смеси. Также отсыпали временные дороги. И буквально пару недель назад я заложил первый кирпич в основание будущего кирпичного забора. 150 га надо загородить, а это 5 километров. 2,5 млн тонн кирпича положим в него. Ограждение, кстати, необходимо и в связи с тем, что мы реализуем проект в рамках режима ТОР. Завозим оборудование на огромную сумму, ТОР позволяет применять процедуру свободной таможенной зоны, что освободит от уплаты ввозных таможенных пошлин. Нам надо огородить, поставить камеры, подготовить помещения для таможенников и начать завоз оборудования.

– Работать на НПЗ будут вахтой или, раз купили военный городок, то на постоянке?
– На этапе строительства АЭК выполняет функции заказчика и инвестора. Строить будут подрядчики. Пока их нет – мы только в конце октября всю основную документацию сдадим в Главгосэкспертизу в Москве. И уже после одобрения, надеюсь, к 1 января мы получим необходимые штампы, проведем конкурс по выбору подрядчика. Думаю, что у нас в итоге будет два генподрядчика. Один – китайский, за которым будет монтаж оборудования. Это компания «Хуадун», она уже запроектировала нам технологическую часть. Она также производит, поставляет и монтирует свое оборудование. По сути, Амурский НПЗ будет копией аналогичного завода, уже действующего в КНР. А вот второй генподрядчик, за которым будет строительство, с долей вероятности в 90% будет российский. Потому что, опять же, соотношение юаня к рублю. Если, условно, лет пять назад китаец за чашку риса работал на стройках всего Дальнего Востока, то сейчас таких китайцев вы больше не встретите тут. Им теперь надо платить минимум 170 тысяч рублей в месяц – и это минимальная зарплата, которая выходит при переводе юаня к рублю. Мы же здесь, на родине, найдем строителей за 30-40 тысяч рублей в месяц. Экономия огромная, и китайский собственник понимает, что сегодня выгоднее строить в России, опираясь на местные кадры.

– Без режима ТОР проект был бы реализован?
– Безусловно, был бы. Но так выйдет быстрее. Мы посчитали, что только за счет льгот по налогу на прибыль после ввода в эксплуатацию завода мы в течение 10 лет сэкономим 80 млрд рублей. Но главная экономия – на оборудовании. Как я уже говорил, оно будет освобождено от пошлин. Завозим-то без пошлин.

– Вы говорили, что 80% продукции по трубам пойдет в Китай? Получается, в России вы строите завод, который будет обеспечивать нужды Китая в бензине?
– По трубам пойдет не бензин, а нафта – это первый передел нефти. НПЗ – это же как самовар: чем больше температура, тем больше разлагается и тем больше составляющих на выходе. Первый передел – нафта, из нее потом можно делать бензин, дизтопливо и все остальное. Мы эту нафту будем отправлять в Китай. Оставшиеся 20% – это 600 тысяч тонн дизтоплива стандарта Евро-5. Такие объемы, между прочим, это примерно 30% рынка всего Дальнего Востока. Будем конкурировать с действующими НПЗ «Альянса» и «Роснефти».

Также планируем выпускать до 50 тысяч тонн авиационного керосина – его вообще на Дальнем Востоке сейчас не делают, завозят с Ангарского НПЗ «Роснефти». Думаю, эти объемы у нас влет уйдут. И еще очень интересная продукция – 150 тысяч тонн нефтекокса. Это – последняя стадия переработки, из него делают, например, битум. Но нас не этот продукт интересует, мы будем делать нефтекокс для металлургических комбинатов. Всем знакомы сварочные электроды. Напыление на электроде – это и есть нефтекокс. Сегодня его наши металлурги покупают в Китае, а том же Дацине, куда мы будем отправлять полуфабрикаты. Вообще, не вижу проблем – местные рынки сбыта от нашего НПЗ тоже только выиграют.

Кроме того, в Амурской области будет создано 1200 новых рабочих мест, а поселок Березовка получит огромное градообразующее предприятие. А если учесть мультипликативный эффект, то этих рабочих надо будет кормить, одевать, сервисы всякие оказывать. Плюс ремонтные бригады… Вокруг Амурского НПЗ будет создан целый конгломерат на многие годы вперед. Плюс налоги в бюджет – как минимум по 8 миллиардов в год от нас будет идти, и это без акцизов. Плюс хорошая зарплата – в среднем не ниже 50 тысяч рублей. Причем работать у нас будут наши кадры. Мы планируем на момент ввода в эксплуатацию иметь соотношение 60/40 – 60% наших, 40% китайцев. Но затем, до 2022 года, мы проведем импортозамещение, всех китайцев потихонечку отправим на родину, за это время подготовим наших специалистов. Мы уже подписали договор с университетом в Дацине, с Амурским государственным университетом. Наберем студентов, отправим их в Дацин, где работает подобный НПЗ, они там два года отучатся, пройдут стажировку на аналогичном оборудовании. И вернуться к нам. Одни плюсы, не так ли?