Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Александр Витько: с коронавирусом справимся

Министр здравоохранения Хабаровского края рассказал о главных проблемах в лечении больных коронавирусом в регионе

Число ежедневно регистрируемых случаев коронавируса в Хабаровском крае остается одной из самых высоких на Дальнем Востоке — в день появляется порядка 100 новых заболевших. При этом врачи работают на грани возможностей, сутками трудясь у постелей пациентов. О главных проблемах в лечении больных коронавирусом в регионе, а также перспективах в этом направлении в интервью EastRussia рассказал министр здравоохранения Хабаровского края Александр Витько.

Александр Витько: с коронавирусом справимся
Фото: khabkrai.ru

- Александр Валентинович, как вы оцените нынешнюю эпидситуацию по коронавирусу в Хабаровском крае, насколько она сложна?

- Хочу сразу уточнить, что здравоохранение — это отрасль, которая является ликвидатором тех или иных явлений. Сегодня есть коронавирус, с последствиями которого борются медики. Борьба с особо опасной инфекцией — это железобетонная дисциплина, которая должна быть на определенной территории, где есть заболевание и его распространение. От дисциплины зависит все: от соблюдения масочного режима и социального дистанцирования, от дезинфекции улиц, подъездов. Коронавирусная инфекция — это высококонтагиозное заболевание, когда один больной может заразить четыре-шесть человек.

Все принятые меры не являются чем-то новым, их всегда применяли при ликвидации различных особо опасных инфекций. В середине прошлого столетия произошла вспышка холеры на Волге, в Астрахани. Тогда удалось быстро ликвидировать эту инфекцию и практически никого не потерять.

Медицина не устанавливает ограничений, а помогает уже пострадавшим пациентам. Поэтому наша задача — создать коечный фонд по нормативу, который зависит от численности населения — 0,5 койки на одну тыс. населения. Мы это и сделали — развернули по нормативу 658 коек. Из этого фонда 70% обеспечены кислородом, из них 50% обеспечены аппаратами искусственной вентиляции легких. В целом обстановка напряженная, число ежедневно регистрируемых случаев не падает, в связи с чем сегодня в стационарах края уже развернуто 1 626 коек, что в 2,5 раза выше нормативного уровня.

- Многие в социальных сетях жалуются, что пациенты лежат в коридорах, что мест в больницах не хватает.

- Для пациентов с данной инфекцией не нужны особые условия, боксированные палаты. Опыт всего мира показывает, что койки разворачивают в торговых центрах, спортивных комплексах. В этом ничего страшного нет, самое главное, чтобы человеку, который нуждается в стационарной помощи, не отказали в помощи, госпитализировали, осмотрели, обследовали, назначили лечение, и чтобы в конечном итоге он выздоровел.

История с коронавирусом долго тянется, поэтому можно представить, как тяжело сегодня работать лечебным учреждениям. Это очень тяжелый труд: люди, заходя в «красную зону» по шесть часов работают в защитной одежде, в очках и двух масках, двух комплектах перчаток. Час перерыва после шестичасовой смены, и снова в бой.

Работа сложна еще и тем, что болезнь — новая, каких-либо специфических способов ее лечения сегодня нет. Работа ведется уже по седьмой версии методических рекомендаций Минздрава России. Это говорит о том, что ведомство быстро реагирует, и многие вещи меняются с изучением этой инфекции. Мы в Хабаровском крае уже приобрели свой опыт, потому что ни один пациент не остается без внимания медиков, а каждый сложный случай проходит через консилиум, который создан моим распоряжением и проводится под руководством ректора ДВГМУ, члена-корреспондента РАН Жмеренецкого Константина Вячеславовича, профессорско-преподавательского состава, главных специалистов краевого Минздрава и Минздрава России.

Также у нас создана комиссия по разбору каждого летального случая. А по каждому тяжелому пациенту мы консультируемся с Москвой. Специальный анестезиолого-реанимационный центр нам не отказывает абсолютно ни в чем.

Первой в стране удар на себя приняла Коммунарка с руководителем Денисом Проценко — главным анестезиологом Москвы. Он наш друг и помощник. Также мы консультируемся с заведующим кафедрой реанимации интенсивной терапии ГБУЗ МО «МОНИКИ имени Владимирского», главным пульмонологом страны, специалистами НИИ фтизиопульмонологии и инфекционных болезней. Это люди номер один в стране, которые занимаются коронавирусной проблематикой, и не отказываю нам в помощи ни днем, ни ночью. Мы наработали мощные связи и трудно сказать, что в этом плане нам чего-то не хватает.

- А нужна ли Хабаровскому краю сейчас помощь московских медиков? Понадобится ли она в дальнейшем?

- Действительно, сегодня многие московские специалисты приезжают на Дальний Восток. Нам помощь московских бригад пока не нужна, мы обучаем врачей других специальностей в течение 36 часов. Врачей хирургических специальностей обучаем на реаниматологов-анестезиологов, а врачей терапевтических специальностей — на инфекционистов, пульмонологов. Обходимся своими силами. На территории края есть Дальневосточный медицинский университет, в котором в этом году был самый большой выпуск за последние 15 лет. Все ребята, которые окончили в этом году институт, пошли работать в инфекционный госпиталь. Даже мой сын, который окончил второй курс, работает в ковидном отделении в одном из лечебных учреждений Хабаровска.

Наши консилиумы обрели имя, поэтому к нам за помощью обращаются другие регионы — ЕАО, Якутия, Амурская область, Камчатка, Магаданская область. Со многими мы заключили соглашения, и не отказываем в помощи. Мы взяли порядка 20 человек из Амурской области к себе на лечение в инфекционный стационар, многие из этих пациентов уже выписаны с выздоровлением. Наши бригады и специалисты выезжают в Еврейскую автономную область, Якутию, на Сахалин.

- Каких еще успехов наши медики добились за время, как в регионе появились первые заболевшие?

- Мы приобрели определенный опыт. Когда все только начиналось, когда я как руководитель здравоохранения края, понял, что своими силами мы не справимся, мы привлекли самые мощные наши силы — Дальневосточный медицинский университет. Стояла задача — не только разобраться с лечением пациентов, но и аккумулировать и наработать опыт. Сегодня мы пришли к тому, что создаем методические рекомендации для своих врачей, с учетом механизма развития данного заболевания и этапов лечения. Мы полностью отработали механизм передачи пациента от амбулаторного звена в стационар, отработали все показания. Когда к нам придут проверять нашу работу, а это произойдет обязательно, мы будем готовиться и делать все, чтобы к нам было как можно меньше претензий.

- Но жители региона жалуются, что еще на начальном этапе болезни вызывают скорую помощь, а врачи заявляют, что пациентов где-то продуло. Обращаются к участковому терапевту, тот отказывается приходить и советует попить антибиотики. В результате заболевание принимает сложную форму. Будут проверяться такие факты, работа каждого звена?

- Да, конечно, в обязательном порядке. Еще раз хочу сказать, что схема одна: если человек заболел, он никуда не идет — вызывает скорую помощь или врача амбулаторно-поликлинического звена. Врач должен определить состояние человека, поставить предварительный диагноз, назначить необходимое обследование, посмотреть человека в динамике и дальше заниматься им, чтобы не упустить время и не навредить.

Все работают по схеме, я провожу совещания с главными врачами поликлиник Хабаровского края, инфекционных стационаров, скорой помощи. Все прекрасно все понимают. Но нагрузка, действительно, очень большая, потому что население болеет. На этой неделе прирост составляет больше 100 человек в день, поэтому можно понять, какая нагрузка ложится на врачей.

Развернутые в стационарах край койки заняты примерно на 75,0%. Достаточно много сегодня тяжелых пациентов — 55, в том числе находящихся на искусственной вентиляции легких. Медицинские работники трудятся круглосуточно.

- Вы рассказали, что ваш сын работает в отделении, где лечат больных с коронавирусом. А не затронула ли инфекция ваше окружение, семью? Никто не заразился?

- Все работники здравоохранения — моя семья. Заболело достаточного много людей из моего окружения, с кем я непосредственно работаю. Это и главные специалисты, которые ежедневно трудятся у постелей самых тяжелых пациентов в реанимации, те, кто занимается различными технологиями для лечения данной категории пациентов. Это высококонтагиозная болезнь, которая поражает наших соотечественников, наших коллег. Скажу прямо — все очень непросто, и мы много чего не знаем об этой инфекции. Каждый наш коллега сегодня на счету, мы помогаем преодолеть все сложности этого заболевания.

- Удалось ли ликвидировать очаги заболеваемости коронавирусом в больницах? Не появилось ли новых?

- Больница — это место, где заносы инфекции могут быть каждый день и по несколько раз в день. Привезли бабушку или дедушку с инсультом по экстренным показаниям, начали лечить или увезли в реанимацию, а спустя день-два оказывается, что у этого пациента есть COVID 19. Поэтому от заносов ни одна больница не застрахована. Мы это понимаем, поэтому стараемся человека при поступлении обследовать. Но, конечно случаи заноса есть. На каждого такого пациента составляется извещение в Роспотребнадзор, а он дает нам предписания — что мы должны сделать.



- Сдвинулись ли сроки строительства медицинских учреждений в регионе из-за коронавируса? Повлияет ли это на сдачу объектов?

- Мы являемся лишь идеологами строительства медицинских учреждений, самим процессом занимается Минстрой. Мы в обязательном порядке согласовываем планировочные решения с Минстроем, Роспотребнадзором. Конечно, коронавирус внес свои коррективы, но, тем не менее в краевой адресной инвестиционной программе, все движется. Конечно, из-за пандемии сроки переносятся, но процесс идет. Мы нуждаемся в хорошей свежей базе лечебных учреждений и надеемся, что в ближайшее время — в 2021-м, в 2022-м годах ее получим.

- Александр Валентинович, когда в Хабаровском крае появится современная инфекционная больница?

- Мы очень много работали с Минздравом России на предмет того, чтобы у нас появилась детская инфекционная больница — проектная, а не как сейчас, приспособленная в бывшем общежитии. Нужна профильная больница. Я очень благодарен Минздраву РФ, вице-премьеру Голиковой за то, что пошло федеральное финансирование и объект начал строиться на базе детской краевой клинической больницы, на улице Прогрессивной. Главный врач каждый день контролирует вопросы строительства, пока идут нулевые работы.

Больница будет рассчитана на 130 коек. Думаю, что такая мощная больница решит все вопросы по инфекционной заболеваемости детей в крае.

- А что касается взрослой инфекционной больницы?

- Сейчас есть инфекционное отделение для взрослых на базе городской больницы №10 в Хабаровске. Но его построили в 70-х годах прошлого века, поэтому оно давно не соответствует санитарным нормам и правилам. Мы изучаем вопрос строительства инфекционной больницы, готовим свою идеологию, она уже находится на выходе. Постараемся ее согласовать с Минздравом РФ, потому что ни один объект на территории Хабаровского края сегодня не строится за чисто региональный бюджет — нужны деньги Федерации. Если Москва даст добро, то у нас появится хорошая инфекционная больница для взрослых.

Мы посмотрели на военный госпиталь, который Минобороны построило в Анастасьевке, посмотрели на опыт других субъектов, в частности Крыма. Понимаем, что нужно хорошее вакцинохранилище. Также хотим сделать лабораторию, потому что сегодня лабораторий, работающими с опасными инфекциями, мало.

- Не пострадает ли из-за коронавируса реализация нацпрограмм по линии здравоохранения в Хабаровском крае?

- Конечно, пострадает, потому что в проекте есть упомянутая мною детская инфекционная больница. Это единственный объект, который строиться в рамках нацпроекта. Для нас, конечно, очень важно не останавливать темпы, строить и освоить нацпроект в ноль. Сегодня мы, по сути, являемся медицинским хабом для регионов Дальнего Востока, поэтому больница сможет принимать детей не только из нашего региона, но и из других субъектов.

Мы со своей стороны курируем стройку, как специалисты, которые будут принимать данный объект. Сдать его нам должны под ключ, поэтому очень важно, чтобы все было вовремя и качественно построено.

- Когда, по вашему мнению, медучреждения в регионе смогут вернуться к обычному режиму работы?

- Чтобы пойти на режим ослабления ограничительных мер необходимо три составляющих. Коэффициент распространения заболевания должен быть равен единице или меньше, у нас пока больше, что конечно сказывается на занятости коечного фонда. Должно быть свободно более 50% коек, у нас пока только 25%. Несмотря на то, что в крае введен первый этап снятия ограничений, заболевших много, население не прислушивается к рекомендациям, которые дают власти и Роспотребнадзор. Сейчас во всем мире ситуация напряженная, появляются новые вспышки коронавируса в странах, где его, казалось бы, погасили. Не зря сейчас идут разработки вакцины, испытания, и в нашей стране они проходят. Надеемся, что найдется спасительный рецепт, но пока неизвестно, насколько долгой будет вакцинация, возможно, что, как и от гриппа, когда каждый год Всемирная организация здравоохранения определяет штаммы, дает заказы на производство вакцин.

Думаю, что у нас медицинские учреждения по полной программе заработают на втором этапе снятия ограничений. Пока на первом этапе мы стараемся потихоньку запускать плановую помощь, но делаем это очень осторожно, грамотно, чтобы не пострадали ни пациенты, ни медицинское окружение.

- Вскрыла ли нынешняя ситуация дефицит медицинских кадров в регионе, проблему подготовки специалистов узких специальностей? Изменится ли их подготовка после пандемии?

- Конечно, вскрыла. Поэтому мы занимаемся этим вопросом очень плотно. Мы всегда занимались вопросом кадров и делали это серьезно. В этом году на территории края как никогда высокие цифры поступления и выпуска в медуниверситете. В этом году на специалитет только целевых мест 167, также 280 бюджетных мест — почти 70%. В ординатуру 183 места, из них 119 для Хабаровского края — 54 в 18 вузах семи субъектов, десять в научно-исследовательских институтах высшего уровня Москвы и Санкт-Петербурга и одно место в Красноярске. Это и Центр Алмазова, и институты Вишневского, Кулакова, Дмитрия Рогачова. Мы уже подбираем кандидатов, за которых будет платить край с обязательным условием — вернуться в регион.

Есть возможность обучать специалистов, и главное, что они вернутся на свои рабочие места. Я, будучи главным врачом онкоцентра, обучал специалистов, край вкладывал в них большие деньги, но проходило время, ребята исполняли обязанности перед государством, а затем уезжали в Москву и другие регионы. Жалко терять таких классных специалистов.

Сейчас еще одна наша задача — привлечь в регион научно-исследовательские институты, создать в крае их филиалы. Также думаем над созданием университетской клиники при нашем Дальневосточном государственном медицинском университете. Заведующими отделениями там будут профессора, доценты. Также нужно создать онкологический центр федерального уровня, например, под крышей НИИ имени Блохина. С его помощью мы создавали филиал Российского онкологического центра на базе онкоцентра, который нам очень много дал и в плане подготовки специалистов, и в плане науки, а самое главное — в плане технологий.

Сегодня можно ругать и костерить наше здравоохранение, но такого сильного на Дальнем Востоке здравоохранения больше нет. Хоть у нас сейчас нет столицы ДФО, но столичное здравоохранение должно остаться — есть основополагающая база, передовые технологии и кадры.

- Появились ли у краевых властей новые планы по улучшению здравоохранения в регионе?

- Мы всегда настроены на развитие и знаем, что нам нужно менять. Только в краевой адресной инвестиционной программе забито порядка 35 объектов здравоохранения, которые необходимо построить. Это с учетом фельдшерско-акушерских пунктов и амбулаторий. В Комсомольске-на-Амуре строится детский больничный комплекс. Этот город вообще был лишен детского здравоохранения. Было много перипетий с проектантом объекта, тем не менее, проект доработан, прошел экспертизу, надеюсь, что объект будет построен в ближайшие годы. Сложнейшая задача — построить, оснастить, подобрать кадры, задержать их там.

Среди задач — развитие онкологической службы. Для меня эта тема очень близка, потому что я по профессии онколог. Нужны смотровые кабинеты, затем онкологические кабинеты в центральных районных больницах. После этого лечением будут заниматься на базе онкологического диспансера в Комсомольске или в онкоцентре в Хабаровске. А чтобы наша онкологическая служба развивалась дальше на базе онкологического диспансера в Комсомольске необходимо построить три объекта: консультативную поликлинику на 100 посещений в смену, патолого-морфологическое отделение и радиологическое отделение, где пациенты смогут получать не только диагностику, но и необходимое лечение.

В краевом клиническом центре онкологии в Хабаровске нужно так же построить три объекта: протонный центр, центр химиотерапии, увеличить количество хирургических коек и коек реанимации и интенсивной терапии. Также нужно заняться новыми технологиями, такими как лечение с помощью радиоактивных препаратов.

Развиваться нам есть куда, мы знаем пути развития. Чего нам не хватает? Ресурсов. Но, как известно, идущий дорогу осилит.

9 августа: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика