Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Антикитайская истерия

Как разобраться в российско-китайских противоречиях

Антикитайская истерия

С 1991 года российско-китайские отношения непрерывно улучшались, особенно в сфере политического сотрудничества. Тем не менее перед государствами все еще стоят две большие проблемы: первая заключается в том, что развитие экономических отношений отстает от развития политических, вторая – развитие связей между регионами наших стран отстает от развития отношений между странами в целом.

Под отставанием развития связей между регионами от развития межгосударственных отношений  понимается отставание развития связей российского Дальнего Востока с Китаем от развития между Китаем и Россией. Это отставание включает в себя отставание как в развитии экономических, так и политических отношений. Экономический потенциал Дальневосточного региона не раскрыт, поскольку эти отношения с востоком ни качественно, ни количественно не дотягивают до надлежащего уровня. Что касается политики, то тоже можно с прискорбием отметить, что с теми регионами Китая, которые граничат с Россией, Дальний Восток не смог установить «добрососедские, партнерские, товарищеские» отношения.

Отставание развития между Дальним Востоком и Китаем происходит из-за целого ряда сдерживающих факторов, которые можно разделить на две группы – очевидные и скрытые. К очевидным факторам можно отнести расхождения по поводу сфер, способов и других конкретных вопросов экономического сотрудничества; несоответствие различных составляющих – социальных, инфраструктурных, политических, то, что, например, системы внешнеэкономических связей Дальнего Востока и Китая сильно различаются, а также то, что современная организация международных экономических связей несовершенна. К скрытым относятся в первую очередь факторы психологического порядка. Во-первых - ощущение, что торговля с Китаем выгодна в основном только Китаю, во-вторых – опасение, что посредством экспорта рабочей силы на территорию РФ Китай хочет решить проблему расширения на север, в-третьих, общее настороженное отношение к Китаю как к партнеру.

Вышеупомянутые факторы возникают по целому ряду запутанных причин – исторических и современных, внутренних и внешних, и.т.д.

Анализ современных внешне- и внутриполитических причин

1. Ухудшение геостратегического положения России

С распадом Советского Союза в геостратегическом положении России произошли серьезные изменения. На западе России – страны бывшего Варшавского Договора одна за другой вступали в НАТО. Таким образом, Россия потеряла 1000-километровую буферную зону между своей территорией и территорией НАТО. На юге же – бывшие центральноазиатские республики СССР тоже стали независимыми и вошли в сферу интересов Турции, Ирана и других мусульманских стран. Их интерес заключался в распространении идей мусульманского фундаментализма и пантюркизма на территории этих стран, а в дальнейшем и на территории России, что и представляло опасность для последней. На востоке ситуация была более спокойной, но и там существовали свои проблемы. На тот момент регионы Сибири и Дальнего Востока переживали серьезный социально-экономический кризис, что вело к росту сепаратистских тенденций. К тому же, у руководства России были основания полагать, что страны восточноазиатского региона давно зарились на ресурсные богатства Сибири и Дальнего Востока и могли, пользуясь слабостью России на тот момент, оккупировать вышеуказанные регионы.

2. Недовольство слишком быстрым развитием Китая

В 1990-ые гг. государственная мощь России сильно ослабла, в то время как государственная мощь Китая, начиная с реформ Дэн Сяопина, только росла. Разница в скорости развития между Китаем и Россией давала о себе знать: в 1997 году ВВП России превысил уровень в 400 млрд долларов, что составило всего лишь половину ВВП КНР за тот же год. Если рассматривать российский Дальний Восток и граничащие с ним китайские провинции, то становится еще более очевидным вышеописанное отставание России от Китая. Так, например, за 1990-е годы ВНП Дальневосточных регионов упал на 8%, население уменьшилось на 40 тыс. человек. В то же время ВНП 3-х провинций северо-востока Китая вырос на 13%, а население – на 1 млн человек. В 1997 году население Дальнего Востока составляло 5 млн человек, со средней плотностью 38 чел./км2, а в тех же 3-хпровинциях Китая – 105 млн и 132 чел./км2, соответственно. Эти факторы обусловили активную миграцию китайцев на территорию дальневосточных регионов, что вызвало некоторую обеспокоенность и озабоченность местного населения.

3. Вмешательство некоторых политически заинтересованных групп в России

Волна антикитайских настроений 1990–х гг., безусловно, не является целиком естественным поведением людей, у этого явления есть определенный политический подтекст. Говоря про политический подтекст, не стоит думать, что этот феномен был поддержан федеральной властью. Скорей этот феномен являлся результатом действий местных властей, а также некоторых федеральных чиновников. Так, губернатор Амурской области Владимир Дьяченко (1994-1996 гг.) говорил, что антикитайская истерия – скорее всего является «заговором». Такого же мнения придерживается глава Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока РАН Виктор Ларин: «Сам факт организованного сопротивления китайскому продвижению на Дальний Восток был вызван не только инициативой на местах, но и влиянием некой политической силы».

4. Влияние риторики стран Запада о «китайской угрозе»

Риторика Запада о «китайской угрозе» породила российскую риторику о расширении Китая за счет территорий Дальнего Востока, хотя точнее будет сказать, что российская риторика является отражением риторики западной. Из-за стремительного экономического развития и усиления Китая в странах Запада, особенно в Америке, политические и ученые круги начали раздувать истерию вокруг «китайской угрозы». Для того чтобы убедить российское руководство в реальности этой «угрозы» и чтобы внести разлад в отношения РФ и КНР, несколько «футурологов» опубликовали свои «прогнозы» о том, что Китай расширится за счет российских территорий. Например, в этих прогнозах говорилось, что «китаизация Дальнего Востока – первый шаг Китая по пути возврата северных исконно китайских территорий», или, что «рост напряженности отношений между КНР и Россией может привести к открытому военному противостоянию». Другие пророчили, что «к 2010 году Владивосток станет китайским городом», а «китаизация идет такими темпами, что Китай в скором времени введет в Дальневосточный регион и Восточную Сибирь свои войска под предлогом защиты интересов соплеменников». Эти прогнозы упали на благоприятную почву – в России уже существовали такого рода опасения за судьбу восточных регионов. Ситуацию усугублял тот факт, что многие российские медиа выходили на IPO, и у части из них появились крупные западные акционеры, чья точка зрения на китайскую проблему основывалась на вышеупомянутой истерии вокруг «китайской угрозы».