Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Бизнес Забайкалья отказался от алиментщиков

Предприниматели не хотят предоставлять рабочие места осужденным должникам

Прокуратура Забайкальского края предложила квотировать рабочие места для осужденных к исправительным работам алиментщиков, задолженность которых превысила два млрд рублей. Резонансный законопроект поддержали в региональном УФСИН, а вот среди депутатов по поводу инициативы разгорелись горячие споры.

Бизнес Забайкалья отказался от алиментщиков
Фото: pixabay.com

ВО БЛАГО ИЛИ ВОПРЕКИ?

По словам старшего помощника прокурора Забайкальского края Ирины Тверсковой, необходимость принятия законопроекта «О квотировании рабочих мест для осужденных к исправительным работам» вызвана тем, что действующее законодательство не позволяет в полном объеме решать проблему трудоустройства осужденных к исправительным работам. Причина — отсутствие вакантных мест на предприятиях, включенных в перечень объектов для отбывания данного вида наказания. Поскольку осужденные не могут работать, например, в бюджетных учреждениях, обеспечить их рабочими местами предлагают местным предпринимателям.

«Статистические данные свидетельствуют о ежегодном росте числа рецидивов правонарушений, совершаемых осужденными, отбывающими наказание, не связанное с лишением свободы. В 2019 году по сравнению с 2018 годом их количество увеличилось на 7,4% — с 866 до 930. В частности, 24 человека в состоянии алкогольного опьянения совершили убийства и причинили тяжкий вред здоровью других лиц. Одной из основных причин рецидивной преступности является отсутствие занятости и нуждаемость в денежных средствах», — отметила Ирина Тверскова.

Она объяснила, что сумма задолженности у лиц, имеющих исковые обязательства по заявлению суда, в 2018 году составила 174 млн рублей, в 2019 году — более 240 млн рублей, и только 6% граждан данной категории погасили задолженность. Прокуратура предложила установить правовые и организационные основы квотирования рабочих мест для приема на работу осужденных индивидуальных предпринимателей, среднесписочная численность работников которых составляет от 30 и более человек. Под действие закона не подпадают организации, находящиеся в стадии ликвидации и банкротства, общественные объединения инвалидов, молодежные и детские общественные объединения, органы госвласти и местного самоуправления, учреждения, финансируемые из бюджетов РФ и муниципальных образований, религиозные организации.

Квоту предложили устанавливать дифференцированно — в зависимости от среднесписочной численности работников. К примеру, в организации, где трудятся от 100 до 200 человек, квотируется два рабочих места, свыше 200 человек — три.

«Принятие закона позволит решить проблему с трудоустройством осужденных к исправительным работам, будет способствовать воспитательному воздействию на них и устранению основных причин и условий для совершения повторных преступлений. К тому же, работая, осужденные смогут выплачивать алименты своим детям», — аргументировала инициативу Ирина Тверскова.

 

ПЕРЕКЛАДЫВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Законопроект находился на площадке краевого Заксобрания с июня 2017 года, в ноябре его отправили на доработку, снова вернулись к обсуждению только в феврале 2020-го. Мнения депутатов вновь разделились — законопроект вызвал множество споров. Большинство народных избранников считает, что предприниматели не должны брать на себя обязанность по трудоустройству и выплате зарплаты осужденным должников по алиментам. Против законопроекта выступила и уполномоченный по правам предпринимателей в Забайкальском крае Виктория Бессонова.

«Сам подход по обязыванию бизнеса квотировать рабочие места для тех, кому назначило государство наказание, не верно. Бизнес нужно заинтересовать, бизнес готов участвовать в этом процессе, однако тогда, когда будут предложены какие-то меры стимулирующего характера. Более того, в пояснительной записке было предложено далее ввести административную ответственность для бизнеса в случае невыполнения норм о квотировании», — прокомментировала свою позицию Бессонова.

Она также отметила, что зачастую осужденные к исправительным работам сами не заинтересованы в трудоустройстве — просят работодателя поставить отметку, что гражданин не подошел для данного предприятия. К тому же бизнес несет серьезное финансовое бремя — одно квотированное рабочее место обходится в год в 200-300 тыс. рублей. Поэтому представители бизнеса вполне резонно расценили данную законодательную инициативу как административную и финансовую нагрузку.

«Разумеется, мы готовы работать в этом направлении, но бизнес нужно не обязать, а заинтересовать, предоставив ряд преференций. К примеру, это могут быть налоговые вычеты, преимущества при участии в государственных и муниципальных закупках. Но в предложенном варианте закона такие меры не прописаны, а наоборот, предлагалось установить административную ответственность для бизнеса в случае невыполнения норм о квотировании рабочих мест. На данных условиях предприниматели не готовы брать на себя такое обязательство», — уточнила Бессонова.

С бизнес-защитником согласились и многие депутаты. Например, Дмитрий Тюрюханов отметил, что смысл обсуждать идею квотирования будет дальше, только если появится механизм компенсации. Его коллега Сергей Сутурин считает, что с одной стороны, парламентарии предпринимательство должны поддерживать, поскольку это основа государственной политики, однако есть и другая сторона ситуации.

«Мы вынуждены основательно нагружать бизнес, потому что действует федеральный закон о квотировании рабочих мест для инвалидов и несовершеннолетних, которым предоставлено право трудиться», — уточнил Сутурин.

По словам прокурора Забайкальского края Василия Войкина, они не предлагают создавать новые рабочие места для этого, а просят использовать уже имеющиеся.

«И когда говорим об этом законе, то имеем в виду не нагрузку государственных органов, не перекладывание ее на бизнес, а чисто профилактическую функцию. В том смысле, что бизнес является частью общества, и он может внести положительные моменты для достижения интересов государства, общества, конкретной семьи, которая будет получать эти алименты», — заявил Войкин.

Депутат Алексей Саклаков также не разделил беспокойство коллег об интересах людей, которые, по его словам, довольно крепко стоят на ногах.

«Вы забываете о детях, которые не получают алименты, а ведь в крае рекордная сумма невыплаты алиментов — 1,8 млрд рублей. Также вы забываете о людях, которые, возможно, хотят стать на путь исправления. Никто не просит устраивать этих граждан на руководящие и высококвалифицированные должности, достаточно дать им возможность получать минимальную зарплату, чтобы платить алименты своим семьям. Поэтому закон решил бы социально значимую задачу», — обосновал свою позицию Саклаков.

Результаты голосования в итоге показали, что большинство забайкальских депутатов не согласны с этой точкой зрения. Из 45 присутствовавших на пленарном заседании только семь поддержали законопроект, «против» проголосовали 23 депутата, трое воздержались, а 12 депутатов вовсе не стали голосовать. Вероятнее всего, эту инициативу в Забайкалье в ближайшем будущем рассматривать больше не будут.

3 декабря: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика