Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

"Больше прав на трудовую мобильность"

Замглавы Минтруда России Алексей Черкасов о роли регионов в привлечении кадров

Накануне в Хабаровске прошла V Северная межрегиональная конференция, посвященная гарантиям прав и социальной защите наемных работников в районах Крайнего Севера и приравненных к ним территорий. Специальный корреспондент East Russia побеседовал с ключевыми участниками форума, организованного Федерацией независимых профсоюзов России. Заместитель министра труда России Алексей Черкасов - о роли регионов в привлечении кадров на Дальний Восток.

Фото: Пресс-служба хабаровского объединения организаций профсоюзов
- Как Северная конференция «вписывается» в повестку федерального Министерства труда?
 
Помимо социально-трудовых отношений в целом министерство реализует и отдельные проекты по  разным направлениям. В частности, 5 июня принят федеральный закон, который я упоминал в своем выступлении на конференции. Он связан с региональной мобильностью трудовой.  В нем устанавливаются более гибкие, более оптимальные условия для привлечения работодателей в региональные программы трудовой мобильности.

В первую очередь, чтобы было более комфортно и приемлемо для регионов Дальнего Востока с точки зрения участия и работодателей и региона. И этот закон имеет прямое отношение к повестке конференции с точки зрения привлечения профессиональных кадров в регионы и их закрепления.

Речь идет не об увеличении средств, которые выделяют работодателю, их объем остался прежним — 225 тысяч рублей, а об упрощении процедуры участия работодателей - к ним теперь меньше требований. Раньше условия участия в этой программе зачастую были достаточно жесткими. Задолженности, к примеру, текущей, чтобы не было, а это бывает не всегда. Теперь не на момент выдачи сертификата это будет, а только на момент ввода в программу. Расширяются возможности субъектов самих — они сами будут работодателей отбирать, сами определять критерии отбора и меры поддержки работникам, которые у этих работодателей будут. И проще будет согласовывать изменения в самих региональных программах. Поменять, например, профессии, которые необходимы в пределах численности, можно без согласования с федеральным центром.
 
- То есть в целом процедура либерализовалась?
 
- Да, совершенно верно. И плюс теперь можно будет привлекать работников не только с территорий других регионов, но и с территорий участников самого проекта. Сейчас есть запрет, те субъекты, которые входят в перечень, друг у друга не могут брать работников - работники не могут друг к другу ездить. Только из дальних регионов - не участников. Теперь такой запрет снят. В принципе, это может быть миграция из Амурской области в Хабаровский край, то есть из ближних регионов-соседей.
 
- Насколько активно регионы участвуют в программе трудовой мобильности?
 
- Если иметь в виду освоение средств, то у нас действительно там есть определенная экономия: не полностью освоили. Но главное не это. Главное, что рабочие места заняты, что нет какой-то профанации. Активность достаточно серьезная, наверное, останавливают только бюджетные ограничения. Потому что из этой суммы — 225 тысяч — где-то две трети дает федеральный бюджет и треть — в пропорции 150 на 75 тысяч — платит регион. Не каждый  регион готов включаться в эту работу. К тому же нужно принимать региональную программу, ее готовить, и это зависит от того, насколько самому субъекту это выгодно и интересно. Зачастую параллельно  есть история, когда иностранца проще и легче привлекать на определенные виды работ. И иногда и губернатору, и работодателю проще иностранцев взять на работу в свой регион.
 
Здесь нет как такового соревновательного принципа. Здесь в рамках программы заранее определяется, сколько субъекту нужно по таким-то специальностям.  То есть план - и как выполняют этот план. Но если не выполняют, значит, не тратятся деньги, ни региональные, ни федеральные. Жестких правил по контролю эффективности — таких нет. Регион попробовал, если не удовлетворился — значит, ему это не нужно. Показателей эффективности нет, программа добровольная.
 
- Специалисты в каких отраслях востребованы по программам трудовой мобильности?
 
- Если по профессиям брать, то это работники судостроительной отрасли. Это слесари, сварщики среднего уровня квалификации. И более высоких квалификации — те, которые занимаются строительством самих судов. 225 тысяч рублей как раз идут на помощь работнику при переезде. Это компенсация расходов в съеме жилья, в аренде жилья, в 2017 году эти деньги единовременно была возможность пустить на покупку жилья. Таким образом, расширяется инструментарий, регион сам может определить меры поддержки.
 
- 225 тысяч рублей — это много или мало?
 
- Мы считаем, что этого мало. Мы выходили с предложение поднять сумму до 1 млн рублей, но это предложение не было поддержано на уровне коллег из экономического блока правительства. Дело не только в цене вопроса. Нельзя же, к примеру, просто так дать человеку квартиру, должны быть какие-то условия отработки, понимаете, да? Это достаточно дорогая вещь. К тому же у нас нет рынка социального жилья. Ведь кто-то же должен купить или построить эту квартиру. Пока такие виды жилья у нас плохо развиты. Здесь и вообще по многим регионам надо дать импульс для строительства такого рода жилья.
 
- Для Минтруда итог этой конференции в чем будет заключаться?
 
- Решения конференции будут оформлены как рекомендации, но к ним всегда прислушиваются федеральные органы и Государственная дума. Свидетельство тому жаркие дискуссии по включению того или иного пункта в проект итогового документа. Если этот пункт был бы безразличен, то, наверное, этого бы не было. Всегда даже рекомендательную норму можно предъявить и сказать: смотрите, мы же вам говорили про эту тему, а вы ее не сделали. Я бы сказал, что это рекомендательность с принципом обязательности. Каждая поднятая тема должна быть потом проработана, не должна остаться без внимания.
 
Со всеми рекомендациями и предложениями у нас была возможность заранее познакомиться, это нормальная форма взаимодействия. Это предложения по дальнейшему расширению гарантий, улучшению положения работников. Им дается оценка. Профсоюзы не просто так настаивают на этом, а исходя из той практики.
 
- Как обеспечить баланс между интересами бизнеса и социальными правами работников?
 
- Государство обязано это делать. Оно должно выступать мегарегулятором, который смотрит, чтобы не было перекосов. С одной стороны, гарантии надо обеспечивать максимально четко, однозначно, с другой стороны, работодатели тоже должны иметь какие-то преференции. Нельзя кого-то взять и командно-административным методом напрячь решить ту или иную проблему. Это должно быть взаимовыгодное движение. И для работодателей, и для работников. Сегодня всё было сконцентрировано на вопросах занятости и закрепления работников. А ведь надо, мне кажется, чуть шире смотреть. Ведь поставлена задача вывести Россию на коэффициент рождаемости 1,7. Территория Дальневосточного федерального округа даже превосходит этот показатель. Здесь 1,88 в ряде регионов, это Саха, Сахалин за 2 - неплохой уровень рождаемости. Поэтому в прошлом году была принята дальневосточная концепция демографической политики. Помимо мер по закреплению и привлечению необходимы демографические меры.
 
- Самим выращивать работников в регионах?
 
- Да, самим выращивать. И люди будут оставаться, потому что будут знать, что здесь они могут получить соответствующие меры поддержки и самореализоваться. Нужны эффективные региональные программы поддержки. Это тоже немаловажный фактор. Сегодня тоже звучали слова о необходимости формирования комфортной среды. Человеку не только достойная зарплата нужна, но и комфортная среда, социальная инфраструктуры: детский сад, ясли, школа, организация отдыха и досуга. Поэтому это комплексное решение. Но формат сегодняшней конференции — сосредоточение на вопросах кадров.
 
В советское время северяне были одной из самых высокооплачиваемых категорий граждан. Но структура экономики изменилась, государство не определяет рынок и оплату труда. Рынок определяет, а пределы влияния государства регламентированы. Требования к минимальному размеру оплаты есть, но полностью влиять на коммерческий сектор - это невозможно.
 
- Будет ли оказана федеральная поддержка регионам для того, чтобы обеспечить минимальные выплаты в северных районах?
 
- Поддержка уже оказана. Во-первых, было выделено более 100 млрд рублей на повышение зарплаты, во-вторых, 20 млрд - на сбалансированность бюджетов, и в марте - 16 млрд на повышение минимальной зарплаты с первого мая и на исполнение решений Конституционного суда. Когда принималось решение суда, деньги на его исполнение ни в федеральном, ни в региональных бюджетах не были заложены. Пришлось помогать регионам. В следующем году все будет заложено и предусмотрено.
Дни Дальнего Востока в Москве – 2018
3–9 декабря, Тверская площадь. 13–15 декабря, Экспоцентр. Официальный сайт мероприятия ddv.moscow