Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Борьба с ИГИЛ приобрела глобальный характер

О борьбе с ИГИЛ в странах Юго-Восточной Азии рассказывает ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор политических наук Наталия Рогожина

Борьба с ИГИЛ приобрела глобальный характер и не только потому, что мировое сообщество озабочено нарастанием политической и военной напряженности на Ближнем Востоке, а прежде всего из-за угрозы деятельности этой террористической организации в области обеспечения национальной безопасности государств, расположенных на разных континентах. Именно этими соображениями руководствуются страны Юго-Восточной Азии, которые 2 октября 2015 г. в рамках АСЕАН провели специальное заседание по проблеме роста радикализма и воинствующего экстремизма на уровне министров.

Борьба с ИГИЛ приобрела глобальный характер

Наталия Рогожина

Ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор политических наук
Хотя эта проблема не новая для региона (столкновения на религиозной почве между мусульманами и христианами, буддистами и мусульманами с разной частотой возникают в разных странах ЮВА, не говоря уже о террористической деятельности радикальных исламистов в Индонезии и на Филиппинах и сепаратистов на юге Таиланда), именно с возникновением ИГИЛ остро встал вопрос о необходимости предотвращения нарастания экстремизма и исламского радикализма в рамках координации международных усилий.

Угроза, исходящая от ИГИЛ для стран АСЕАН, измеряется не числом их граждан, воющих на его стороне. Их не так уж много: примерно 400-800 человек из 30 тыс. иностранцев, вступивших в ряды организации. Главная опасность заключается в другом — в распространении влияния ИГИЛ в регионе, где проживает 15% мусульман всего мира с сопутствующим укреплением позиций радикального исламизма. Для этого есть основания — наличие организационной базы террористов джихадистского толка, готовых присягнуть на верность халифату (это сделали примерно 30 террористических группировок), так и восприимчивой к этой идее создания собственной социальной базы, насчитывающей пока несколько тысяч человек (примерно три тыс. индонезийцев выразили свою преданность боевикам ИГИЛ через социальные сети), но способной возрасти в численности в случае активизации сторонников этой организации после их возращения на родину.

Главная опасность заключается в другом — в распространении влияния ИГИЛ в регионе, где проживает 15% мусульман всего мира с сопутствующим укреплением позиций радикального исламизма.

Они прошли военную подготовку и обросли международными связями. Это позволит ИГИЛ укрепить экстремистское подполье и осуществлять в дальнейшем террористические акты, направленные на свержение существующих режимов и создание халифата под названием Даулах Исламиях Нусантара (Daulah Islamiyah Nusantara) на территории Индонезии, Малайзии, Сингапура, на юге Таиланда и Филиппин, где уже существуют анклавы активности его приверженцев.

Именно дальнейшие действия боевиков ИГИЛ по их возвращению на родину и становятся предметом особой озабоченности стран АСЕАН, тем более, что уже имеются неопровержимые данные о готовящихся ими терактах в странах региона. Сегодня их удалось предотвратить, но просчитать все возможные варианты развития ситуации на ближайшие пять-десять лет не представляется возможным, если вспомнить чем сопровождалось возращение джихадистов, воевавших в Афганистане. Взрыв на острове Бали — лишь одно из последствий вовлечения местных исламистов в мировой терроризм. Сторонники ИГИЛ настроены еще более радикально, чем их предшественники.

ИГИЛ действует целенаправленно в странах региона в рамках укрепления своего влияния, разными методами активно вербует будущих боевиков, будь то проповеди в мечетях, обработка учащихся в медресе и религиозных школах-интернатах, финансируемых радикальными исламистскими организациями, распространение религиозной литературы джихадистского толка, местные радикальные группы, привлечение через социальные сети. Сегодня в странах Юго-Восточной Азии зафиксировано 10 тыс. экстремистских веб-сайтов.

Борьба с радикальными исламистами в странах ЮВА ведется сегодня по разным направлениям. Наряду с осуществлением контртеррористических действий (только за 2015 год в Малайзии было задержано 92 человека по подозрению в связях с ИГИЛ,) ужесточается визовой режим и контроль в тюрьмах, откуда сегодня осужденные террористы могут достаточно свободно передавать видео обращения, а также над мечетями, где осуществляется религиозная обработка будущих боевиков. Активно используются средства массовой информации для контрпропаганды учений радикальных джихадистов. Ведется разъяснительная работа с населением о враждебности учения ИГИЛ традиционным ценностям ислама. И в этом плане государства действуют в тесном сотрудничестве с ведущими мусульманскими организациями, которые выступают с осуждением деятельности ИГИЛ. На их помощь и содействие в первую очередь и рассчитывают власти, пытаясь лишить сторонников этой террористической организации социальной опоры в местном обществе.

То, что превентивным мерам будет уделяться особое значение в рамках проведения контртеррористических действий, было продекларировано участниками министерской встречи стран АСЕАН. При этом за основу будут положены программы перевоспитания боевиков, успешно апробированные в Малайзии, которая по коллективному решению Индонезии, Филиппин и Таиланда должна возглавить процесс планирования и осуществления действий по противодействию терроризму в регионе. В подтверждение намеченных целей запланировано проведение в январе 2016 года в Малайзии конференции по проблеме дерадикализации в формате АСЕАН +8 стран.

Тем не менее, еще рано делать прогнозы относительно эффективности проводимой политики по дерадикализации стран ЮВА. Им не хватает ни опыта, ни обученных кадров, ни соответствующей правовой базы для противодействия угрозе распространения влияния ИГИЛ, которая по-прежнему представляет большую опасность для роста исламского экстремизма в регионе. Именно поэтому и встал вопрос о расширении сотрудничества стран в рамках координации их действий и обмена опытом, взглядами и идеями по пресечению терроризма и роста насилия в регионе.

Первая публикация материала на сайте РСМД