Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Бренд новых возможностей

Тезис о развитии Дальнего Востока как национальном приоритете России на весь XXI век задал новый вектор для движения макрорегиона

Бренд новых возможностей
Фото: ТАСС

Ольга Меркулова

управляющий директор EastRussia
Тезис о развитии Дальнего Востока как национальном приоритете России на весь XXI век, объявленный прези­дентом страны три года назад, задал новый вектор для дви­жения макрорегиона. Как го­ворится, «статус обязыва­ет»: за прошедшее время мы стали свидетелями того, что Дальний Восток действитель­но зазвучал — и в докладах чи­новников разного уровня, и в заявлениях крупных корпо­раций, и в новостях централь­ных каналов.

Государство пошло дальше разговоров — приняты специ­альные законы, открыто финан­сирование по принципиально но­вым моделям, появились первые истории успеха. На предстоящий 2017 год возлагаются большие на­дежды — именно он должен по­казать, что реально сработает и даст эффект, а что в силу каких-либо причин останется невостре­бованным. Или что, того хуже, окажется в силу инерции право­применительных практик погре­бенным под административным и бюрократическим прессингом.

Мы особенно чувствуем мно­гие противоречия, работая над специализированным ресурсом EastRussia.ru. Этот информаци­онный проект существует с 2013 года, и он изначально создавал­ся как экспертная площадка для обмена мнениями обо всем, что происходит в регионах Востока России. Еженедельно мы издаем информационно-аналитический бюллетень EastRussia, подписчи­ками которого являются «первые лица» многих компаний и учреж­дений, и поэтому наша редакция имеет быструю и прямую обрат­ную связь.

Что наиболее очевидно — так это то, что регион Дальнего Вос­тока слишком большой, чтобы делать многие обобщения. Вот Камчатка и Сахалинская об­ласть дают впечатляющий рост промпроизводства за январь–ок­тябрь 2016 года (112,1% и 106,6% соответственно). Приамурье и ЕАО, наоборот, падают (90% и 87,4%). Но в среднем по Дальне­му Востоку — 100,2%, результат, пока не особо соответствующий опережающему развитию.

Насколько люди, живущие в ре­гионах ДФО, сами себя считают дальневосточниками? Насколь­ко людей волнуют проблемы со­седних регионов: жителей Яку­тии — проблемы приморцев, жи­телей Приамурья — заботы кам­чатцев? Да и, наконец, насколько любой бизнес, любой инвестор го­тов «приходить на Дальний Вос­ток» — на деле-то он приходит в Российскую Федерацию, в какую-то определенную локацию.

Вот что действительно едино для всего Дальнего Востока се­годня — так это новые возмож­ности, которые открываются для людей и для предпринимателей на фоне повышенного внимания государства. Хочется искренне верить, что этот «бренд возмож­ностей» будет достаточно силен, чтобы выдержать и внутренние противоречия, и разумную кри­тику, и кризис первых неудач.


Опубликовано во вкладке «Восток России»
(совместный проект газеты «Известия» и EastRussia)