Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Бриллиантовый дым над Владивостоком

Давайте во Владивостоке алмазную биржу создадим…

Трутнев с Давосской трибуны зовет иностранных капиталистов работать на Дальнем Востоке. Ну, например, алмазы покупать. Алмазов у нас Якутии, пришпиленной к Дальнему Востоку, целые кимберлитовые трубки. Хватит их Де Бирсу сырьем продавать. Давайте во Владивостоке алмазную биржу создадим...

Бриллиантовый дым над Владивостоком
И я вспомнил. Начало нулевых. Смуглый, улыбчивый, полноватый, невысокий господин с тем удивительным английским, в котором существовал такой мягкий акцент в произношении всех непроизносимых букв, был непременно на всех встречах консулов, число которых с каждым годом росло. На всех мероприятиях в администрации Приморья, где речь шла о «международном сотрудничестве». На всех банкетах и вечеринках с участием депутатов и журналистов, и везде он был со стайкой высоких тоненьких русских девушек, мгновенно принимавших соблазнительные позы.
Он со всеми знакомился, со всеми дружил, всех звал на вечеринки и доставал из визитницы свои карточки так, словно они были усыпаны бриллиантовой пылью. «Чорон Даймонд» было написано на карточке, а ниже Сунил Ганди.
Консульство Индии во Владивостоке появилось в 1992 году, раньше, чем американское и японское. И пили мы индийский чай, а в сортах китайского еще не разбирались.

Сунил так всем примелькался, что казалось, что быть им — сам по себе бизнес. Но вот тогдашний вице-губернатор Виктор Горчаков, курировавший международную деятельность, объявил, что во Владивостоке 19 марта 2003 года открывается гранильная фабрика «Приморский алмаз». Индийские партнеры вложили полмиллиона долларов в оборудование, создали сто рабочих мест, чтобы превращать мелкие якутские алмазики весом меньше четверти карата ( их так и звали «индийскими») в ювелирные украшения.

После презентации фабрики ангелочки вокруг Сунила стали еще выше и красивее, а он сиял, как луна в окружении звёзд. Дела шли прекрасно. Со ста человек персонал вырос до 150, причем индусы уехали, а стали работать местные жители. Продукции в год планировалось выпускать на 30 млн долларов и планы были превышены (в Якутске первая индийская гранильная фабричка открылась на несколько лет раньше, но так и застряла на 20 млн рубеже). Сунила спрашивали, будет ли он расширять производство в Приморье, а он добавлял, что готов и алмазы здесь искать. Кольца, подвески, ожерелья, браслеты «Приморского алмаза» были сделаны изящно, в непривычном дизайне, доступны по цене и продавались в собственном магазине во Владивостоке и рассылались по Юго-Восточной Азии.

— Сунил, почему такую мелочь гранишь, на большие денег не хватает? — дразнил его я.

-Друг мой, крупные алмазы евреи гранят, их мало, а нас индийцев — много, и вас, русских, много —мелких всем хватит, — отвечал мудрый Сунил.

Недолго Сунил радовался, как идут дела в Приморье. Только он раскрутился, только заплатил 50 млн рублей в бюджет за свои первые полтора года, как в 2005 году АЛРОСА сочла, что проще и выгоднее сразу весь свой урожай алмазов продать оптом, чем торговаться с маленькими клиентами. Сунил кинулся за поддержкой в администрацию края. Как никак, «пионер инвестиций». Уверяют, что тогдашний губернатор Сергей Дарькин лично звонил президенту Республики Саха Вячеславу Штырову, чей папа, кстати, служил контр-адмиралом в разведке ТОФ.

Но заступничество не помогло. Сунил остановил фабрику, его магазинчик продержался до кризиса 2008 года. А теперь он ведёт дела в южной Африке в Bloemfontaine и во Владивостоке бывает наездами. Сунил вел себя радушно, но скромно, и я был удивлён, найдя его имя в справочнике Bloomberg, а его компанию Sunraj Diamond Export Ltd зарегистрированной на Мумбайской бирже.

А что с развитием отношений между Индией и Приморьем? Сунил на второй год в своём «Приморском алмазе» вышел на оборот в 40 млн долларов. Это был 2005 год. А за 11 месяцев 2015 года доля Приморья в торговле с Индией тянет аж на 9 тысяч долларов экспорт и на 21 тысячу — импорт: немного медикаментов, фруктов, пряностей, чая...мясо вот привезли на переработку.

Так что, «биржа алмазов» — это правильно, это глобально, но опыт Сунила Ганди показывает, что иногда маленькое предприятие дает рабочих мест больше, а бизнес — он не столько от «преференций» зависит, сколько от того, как ведут себя глобальные игроки на этом рынке.