Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

БУО со стороны

БУО со стороны

Дмитрий Щербаков

Главный редактор EastRussia

Дмитрий Щербаков, главный редактор «КоммерсантЪ.Дальний Восток»:

На днях произошло событие, достойное занесения в летописи БУО. Этой забавной аббревиатурой в кругах чиновничьих (и не только) принято обозначать остров Большой Уссурийский на Амуре. Тот самый, что разделен между КНР и РФ и осваивается под бодрый лозунг «Один остров — две страны». Делегация второй страны, полюбовавшись парадом 9 мая в Хабаровске, побывала на той части острова, что осваивает страна первая.

Позволю себе лирическое отступление на один абзац. Нашу часть острова, как известно, планируется превратить в туристическую Мекку. Решения на этот счет на самом высоком уровне принимались в декабре прошлого года („Ъ“ писал о правкомиссии под руководством Дмитрия Медведева, обсуждавшей тему, здесь), и даже средства под первоначальное обустройство как будто бы есть — 367 млн руб. из федерального бюджета (подробности здесь). Это с одной стороны. С другой, остров должен был бы зацвести уже в 2016-м, гласила концепция его освоения от 2010 года (сейчас она, разумеется, уже утратила актуальность). Этому помешало наводнение 2013 года на Амуре и его последствия. Время идет, и пора бы уже начинать работать, но существенно тормозит работу одно обстоятельство: попавшие под затопление территории (по указу президента Владимира Путина) застраивать нельзя. Об этом, кстати, тоже говорят уже с 2014 года, но ситуация не меняется.

Но это присказка, а сказка — вот она.

Остров сейчас начинается с приличной дороги и новехонького моста через протоку. Огромная делегация руководства провинции Хэйлунцзян Китая (глава — секретарь КПК провинции Ван Сянкуй) растянулась на всю трассу. Трасса идет через пустоту (поля-поля), но не простаивает — движение есть. Поэтому машина сопровождения ГИБДД трассу мудро перекрыла:

За время, пока гостям показывали окрестности, через «кордон» успел проскочить лишь один авто на военных номерах. Видимо, пограничники куда-то спешили. Все это, если отойти подальше, выглядело довольно забавно, потому что представители провинции, где часть Большого Уссурийского начали активно застраивать еще до наводнения-2013, приехали фактически в пустыню. Дорога есть — больше ничего не видно.

Гостей встречал плакат с планами по освоению российской части острова и все руководство министерства инвестиционной и земельно-имущественной политики Хабаровского края, включая, разумеется, министра Юрия Чайку. Именно он показывал и рассказывал Ван Сянкую все, что предполагается развить на острове. Господин секретарь провинциальной ячейки КПК (фактически губернатор региона) активно спрашивал.

Он мне, хочу сказать, просто-таки импонирует. Вопросы он задавал — прямо «в дырочку». По делу и по существу.

Сначала, конечно, Юрий Чайка, стоя возле красочного плаката, рассказал, где какие зоны развития будут на российской части БУО: там конгрессно-выставочный центр, там духовно-просветительская деятельность, там сельхозпроизводство, там центр восточный единоборств, там конно-спортивный комплекс, там институт Амура. А вот здесь у нас польдерная система, объяснял господин Чайка, она защищает поля от затопления.

Господин губернатор соседней провинции внимательно слушал, а потом стал интересоваться. «Какой высоты защитная дамба?». «Наводнение было на 8 м, дамба — 9 м», — сказал Юрий Чайка. «А можно посмотреть на месте, доехать туда на машинах и посмотреть?», — продолжал губернатор. В российской части делегации произошла небольшая заминка, потом выяснили: там погранзона, подъехать нельзя. «Я хотел именно посмотреть», — огорчился Ван Сянкуй.

Господин Чайка продолжил рассказывать, чтобы в итоге отметить: «В настоящее время вести здесь строительство нельзя». «Почему?» — спросили китайцы. «Здесь было подтопление, и президент Путин издал указ о запрете строительства», — объяснили им. Дамбы, которые нарисованы на плане — их только предстоит построить, сейчас нужно проектировать, добавил Юрий Чайка, причем без согласования с аналогичными планами китайской стороны это невозможно.

А вот уж «создание дамбы позволит приступить к строительству пункта пропуска» на госгранице между двумя странами, продолжил господин Чайка.  »Правительство Хабаровского края в апреле подало заявку на строительство пункта пропуска. Однако для этого необходимо, чтобы его включили в межправительственное соглашение между Россией и КНР. Нужно, чтобы в существующее соглашение были внесены соответствующие изменения», — сказал Юрий Чайка.

Но Ван Сянкуй о положении с пунктом пропуска, видимо, был осведомлен. А вот о том, что на остров предлагается распространить режим территории опережающего развития (ТОР), решил узнать побольше. «Есть конно-спортивный парк… А другие какие-то направления развития для особой экономической зоны (так именуют ТОР все иностранцы) есть?» — спросил он. Из подтекста следовало: что это у вас за зона опережающего развития такая, с конно-спортивным парком что ли?

«Основное производство будет сельскохозяйственное, на территории 5800 га», — пояснил Юрий Чайка. Ван Сянкуй удивился: «У нас в Китае льготное налогообложение для сельского хозяйства и без особых экономических зон…». Юрий Чайка не растерялся. «Режим ТОР предполагает низкое налогообложение фонда заработной платы на предприятии и льготный режим привлечения иностранной рабочей силы».

«А почему именно на острове сельское хозяйство? Есть множество других, более удобных земель», — продолжал Ван Сянкуй. Господин Чайка отвечал, что это исторически сложившееся производство на острове, оно одно тут раньше и было.

И вот тогда Ван Сянкуй подобрался к самой интересной для китайской стороны, как мне кажется, теме. «А как насчет поставок грузов через остров?» — спросил он. «Проектом предусмотрен только пассажирский пункт пропуска. С развитием территории будем обращаться к нашему правительству, чтобы разрешили и грузовой пункт», — сказал хабаровский министр.

И вот тогда Ван Сянкуй сказал: остров нужно увязывать с концепцией создания Великого Шелкового пути. «Нельзя ли использовать территорию для других проектов, в том числе учитывая выгодное логистическое положение Хабаровска?» — сказал он.

Но тут его прервали.

«Коллеги, у нас плотный график. Предлагаем обсудить это на встрече с губернатором в 17 часов». И все разъехались.

Мы сейчас тоже туда. Послушаем развитие.

БУО со стороны - 2

Продолжая мой вчерашний пост о посещении БУО делегацией провинции Хэйлунцзян, как и обещал, рассказываю, о чем китайские товарищи поговорили с губернатором Хабаровского края Вячеславом Шпортом. Господин Шпорт в подмогу себе позвал нескольких зампредов и министров, состав делегаций с двух сторон для любопытных — в конце поста.

Хабаровские министры в ожидании гостей встали шеренгой, не сиделось только и.о. главы минтранса Сергею Ивашкину, который то и дело выбегал (позырить, идут ли). Перед этим министры получили забавный краткий инструктаж от главы регионального аналога МИДа Вячеслава Дианова. Он забежал и сказал: «Ну он заходит, проходит вдоль, и вы их хоп-хоп-хоп». «А че говорить-то?» — спросил кто-то из того угла, где были первый зампред по экономике Виктор Калашников и зампред по культуре Александр Федосов. «Ну здравствуйте. Или нихао», — посоветовал господин Дианов и убежал.

Могу засвидетельствовать: министры справились.

Наш губернатор во вступительном слове сказал вещи в общем-то очевидные, уложившись в 11 минут. Китай во внешней торговле — наш «номер один», в товарообороте региона КНР занимает 44%, провинция Хэйлунцзян — около половины от этого объема. После 10-летнего перерыва в 2014 году возобновились поставки свинины в Россию, с удовлетворением напомнил Вячеслав Шпорт, и свинина это именно хэйлунцзянская. В сфере привлечения инвестиций на КНР пришлось в 2014 году всего 4% от общего объема, отметил губернатор: «Это небольшая цифра, и мы надеемся на приток», — после чего привычно презентовал территории опережающего развития (ТОР). Количество китайских туристов в 2014 году выросло на 18% по сравнению с 2013-м, добавил он. «Проект освоения БУО является для нас приоритетным, мы активно работаем над созданием там туристическо-рекреационной зоны, а также конгрессно-выставочных видов деятельности. Наводнение внесло коррективы в концепцию освоения острова в части создания гидротехнических сооружений для его защиты, сегодня мы оцениваем, во сколько это обойдется», — заверил он Ван Сянкуя.

Секретарь хэйлунцзянской ячейки КПК начал тоже с общих мест: поздравлений с Днем Победы (все-таки он на парад приехал) и слов сотрудничестве и взаимодействии. Переводчики у северных китайцев, скажу я вам, просто жесть — качество перевода не ахти.

И вот минут через 10 пошло интересненькое.

Здесь и далее цитирую почти дословно. Ван Сянкуй говорил: «Я так полагаю, освоение БУО является самым заметным приоритетом в увеличении товарооборота между нашими странами и нашими регионами. С нашей стороны центральное правительство Китая утвердило концепцию освоения китайской части острова. Основной принцип — сохранение экологии и развитие туризма, торгово-экономических связей. Мы надеемся, что скоро концепция освоения российской части острова будет утверждена. Мы надеемся, что вместе приложим усилия для скорейшего открытия автомобильного пункта пропуска на острове. По поводу местоположения на уровне регионов уже все определено, мы согласны с таким вариантом. Думаю, мы должны вместе обсудить открытие пункта пропуска и пассажирского, и грузового. Это будет играть очень важную роль для развития наших стран. Только пассажирский — не позволит полностью использовать и содействовать развитию торгово-экономических отношений между регионами».

На этом месте Ван Сянкуй нарисовал на бумажке схему и показал Вячеславу Шпорту. Судя по виду издалека, это была бумажка со стрелочками сначала в одну сторону, а потом в обе стороны. Пояснения (в версии переводчика) были не очень-то понятны, но суть, как можно было уловить, сводилась к одному: двустороннее движение товаров, особенно в точке, отстоящей от Хабаровска всего «на 20-30 км» — это очень хорошо.

«Я думаю, что увеличивая поток пассажиров, мы сможем увеличить объем перевозки грузов. С обеих сторон мы сможем создать пограничные торговые комплексы, каждый на своей части, и это позволит увеличить поток товаров (От себя позволю заметить: весьма здравая мысль, это называется «кирпичи» или «помогаи» — люди, якобы перевозящие для собственных нужд по 50 кг товаров народного потребления, произведенных в Китае, мы это видим вдоль всех границ с Китаем). Соблюдая налоговые законы обеих стран, мы можем создать льготные налоговые условия для привлечения предприятий, для привлечения туристов. И с нашей, и с вашей стороны мы должны активно поработать с центральным правительством»,— сказал Ван Сянкуй.

Далее он отметил, что дамбы строить нужно, не нарушая экологию и речное русло. «Мы хотели обсудить с вами возможность продолжения автомобильного грузового маршрута. Мы предлагаем открытие автомобильного пассажирского и грузового маршрута Харбин — Цзямусы — Биробиджан — Хабаровск. Если вы согласны, мы готовы выйти с такой инициативой на министерство транспорта Китая. Я считаю, мы должны оба активно поработать над этим. Увеличение пассажирского потока позволит увеличить и грузопоток», — сказал Ван Сянкуй.

Наконец, он упомянул место проживания в Хабаровске последнего императора Китая Пу И (Есть такой домишко в районе заимки. При всем уважении с господину Неклюдову, владельцу комплекса — пока совсем не туробъект): «Мы знаем, что он был захвачен японскими захватчиками и при помощи Советской армии проживал у вас. С такими историями очень хотят познакомиться китайские туристы».

Потом Ван Сянкуй вернулся к БУО, призвав создать на нем «торгово-экономические зоны». «Например, с каждой стороны выделяем участок для первой попытки, если будет хороший результат, можно их расширять. Мы в основном будем развивать экологический туризм, отдых и развлечения, выставочную деятельность, торгово-экономические, спортивные и культурные связи. Мы знаем, в российскую часть включены конно-спортивный и культурный центры, идея хорошая»,— продолжал Ван Сянкуй.

Далее он перешел к теме свинины: «Мы также готовы усиливать сотрудничество в области экспорта-импорта мясной продукции Китая. Мы поддерживаем сотрудничество в этом направлении. Хочу сказать несколько слов по вопросу качества и безопасности продукции». Последующий длинный пассаж кратко можно было перевести так: Хабаровский край и провинция Хэйлунцзян имеют одинаковый климат, в провинции выращиваются высококачественные корма из кукурузы и сои, свинина и говядина из Хэйлунцзяна на юге Китая пользуется большой популярностью, фермеры использую мало удобрений, холод не дает распространяться опасным болезным.

В общем, просто сельхозрай (удивляет только, почему у нас не так). В подтверждение Ван Сянкуй привел цифры, которые действительно не могут не впечатлять. Провинция, сказал он, поставляет на рынок Китая (видимо, в год?): 18 млн туш свинины, «мясных коров» — 2,6 млн штук, баранины — 7 млн штук, молочных коров — 2 млн штук. «Использование грузового пункта пропуска на БУО позволит оживить торговлю на рынках двух регионов, в частности, нашими овощами, увеличит налоговые поступления», — не преминул ввернуть Ван Сянкуй.

Вячеслав Шпорт даже переспросил: 18 миллионов — это штук, не килограммов? Штук, штук, подтвердил Ван Сянкуй. После этого Вячеслав Иванович сказал, что, мол, против высказанных идей в принципе не возражает, они интересные, и над этим можно поработать.

И подарил господину секретарю КПК картину из камня. 

Источник:

http://badget.ru/rabota/bolshoi-ussuriyskiy-i-kitai.html

http://badget.ru/vlast/shport-i-vansyankui.html