Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Чаяния уТРАМПованных – чего ждать странам АТР от администрации Байдена

Одна из американских фастфудных сетей, имеющая представительства по всему миру, умудряется в каждой из стран своего присутствия разнообразить ассортимент локальных кафешек вкраплениями национальных кулинарных нот. Но сможет ли свита нового президента составить меню так, чтобы китайская утка, японский сашими, индийский карри в оправе из менее известных, но многочисленных азиатских закусок, не превратились в неудобоваримый фарш?

Участники экспертного семинара «После Трампа: какой будет политика США в Азии?», состоявшегося на факультете мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, дали экспертную оценку возможности перезагрузки отношений между США и их ключевыми партнерами в Азии. Исходные принципы семинара сводились к следующим моментам. США из решения проблем экономики, политики и безопасности в АТР постепенно превращаются в их источник: те рецепты, которые были характерны для американских администраций конца 1980-х – первой половины 1990-х годов, в период президентства Д.Трампа перестали работать. Параллельно с ренационализацией внешней политики как общемирового явления на АТР все отчетливее проецируется американская внутриполитическая повестка, для которой характерны потеря управляемости и рандомно-импровизационный подход к решению проблем. По итогам 2020 года страны АТР окончательно отошли от восприятия «коллективного Запада» как образца для подражания. Соответственно, в их приоритетах значимость диалога с США имеет все предпосылки снизиться, а риски взаимодействия с Вашингтоном будут нарастать Экспертный семинар был выстроен вокруг четырех сквозных тем, объединенных общей логикой с обобщающими оценками. Каждой из этих тем была посвящена отдельная сессия.

Чаяния уТРАМПованных – чего ждать странам АТР от администрации Байдена
Фото: Photo by Jonathan Simcoe on Unsplash

ОЖИДАНИЯ АЗИИ ОТ АДМИНИСТРАЦИИ БАЙДЕНА

Сессия «Ожидания Азии от администрации Байдена: дискуссии и акценты» концентрировалась вокруг следующего вопроса: как азиатско-тихоокеанские игроки видят современную региональную обстановку, готовность новой американской администрации предложить региону новую повестку, и готовность самого региона на нее откликнуться. Применительно к Китаю было отмечено: приход администрации Д. Байдена не меняет сути китайско-американских отношений, поскольку в США сформировался двухпартийный консенсус относительно необходимости проведения политики сдерживания Китая. Курс Вашингтона на жесткую изоляцию КНР в сфере высоких технологий продолжится и впредь. Реалистичный максимум – инвентаризация санкционного режима и нахождение взаимоприемлемых «развязок» по единичным вопросам, например по климатической повестке. Кроме того, учитывая большую связанность демократов с американским транснациональным бизнесом, Китай будет пытаться использовать сохраняющиеся гигантские экономические связи как инструмент в отношениях с США.

Характерной чертой идейно-интеллектуального мейнстрима Японии стало облегчение от того хаоса и «шизофрении», которые привносила администрация Д.Трампа в японо-американские отношения, а также то, что Вашингтон подтвердил свою приверженность соблюдению Договора о безопасности. Для Токио настоящим шоком стала критика в его адрес со стороны администрации Трампа за нежелание более активно наращивать военный потенциал. Теперь при Байдене Япония рассчитывает на возвращение США к более традиционным, институционализированным подходам и укрепление всесторонних связей с союзниками.

Ожидания Республики Корея по поводу прихода Байдена во многом аналогичные японским. Первостепенное значение придается укреплению двустороннего военного альянса при сохранении надежд на перезагрузку диалога по проблеме Корейского полуострова. В этом плане в РК рассчитывают, что саммит между Мун Чжэ Ином и Джо Байденом поможет активизировать совместные усилия стран по установлению постоянного мира и стабильности на полуострове. Одновременно с этим сохраняются опасения, что Д. Байден окажется менее гибким в диалоге, чем Д. Трамп.

Схожим образом видит перспективы азиатско-тихоокеанской политики США и Индия. Ее эксперты отмечают, что коль скоро курс Вашингтона на сдерживание Китая продолжится при любой американской администрации, востребованность Индии, как минимум, не снизится. В Нью-Дели ожидают, что Д. Байден отменит ряд решений, принятых его предшественником. Одно из них – санкции против Ирана, которые не позволяют ей импортировать иранское сырье и ставят под угрозу реализацию совместных инфраструктурных проектов. Однако в целом личность Байдена воспринимается в Индии неоднозначно. С одной стороны, он неоднократно заявлял о желании укреплять отношения с Нью-Дели, тем более что в администрации Байдена много этнических индийцев. С другой стороны, в Индии опасаются сохранения «привычки» США учить другие страны правам человека, а также продолжения холодной войны с Китаем, только в другой форме.

Для АСЕАН приход Байдена – глоток свежего воздуха. «Десятка» рассчитывает на более последовательную внешнюю политику и более индивидуальный подход к странам-членам. Кроме того, Ассоциация надеется на усиление элементов многосторонности в азиатско-тихоокеанской повестке новой администрации США и публичного признания от Вашингтона центральной роли Ассоциации в регионе. Однако определенные опасения вызывает принадлежность Байдена к демократическому крылу, и, как следствие, потенциальные попытки США распространять в регионе либеральные ценности и уделять значительное влияние вопросам прав человека – одной из наиболее чувствительных тем для стран Юго-Восточной Азии.

АМЕРИКАНСКИЕ АЛЬЯНСЫ И ИНИЦИАТИВА ИНДО-ТИХООКЕАНСКОГО РЕГИОНА

Во время второй панели семинара «Американские альянсы и инициатива Индо-Тихоокеанского региона, формирующиеся в азиатской повестке администрации Д. Байдена» его участники обсудили перспективы развития американских альянсов и инициативы ИТР в политике США. Для Китая принципиальное значение имеют два вопроса: участие американских союзников в экономической и технологической блокаде Пекина, что негативно отражается на интересах и деятельности китайских компаний, и перспективы размещения в АТР американских ракет средней дальности – угроза безопасности Китая. Вероятно, США при поддержке союзников попытаются оказать влияние на местные правительства, чтобы те выходили из соглашений с Китаем на поставку телекоммуникационного оборудования. В ответ Китай будет системно использовать инструменты экономического влияния – статус главного «кошелька» региона.

Рассматривая эти темы с японского ракурса, вероятной видится преемственность подходов новой и предыдущей администраций Токио к вопросам военного сотрудничества с Вашингтоном, целью чего является купирование китайской угрозы – неважно, явной или преувеличенной. Единственное принципиальное отличие нынешнего премьер-министра страны Е. Суга от С. Абэ: новый премьер – политик более бюрократического типа, менее харизматичный.

Для Республики Корея очередной обмен торговыми и санкционными ударами между Пекином и Вашингтоном едва ли можно назвать благоприятным сценарием. Байден может попросить Сеул поддержать его экономическую политику в отношении Пекина. РК будет все труднее «идти по натянутому канату» между США и Китаем на фоне обостряющегося соперничества великих держав. Опасения в РК вызывает и перспектива развязывания новой «гонки вооружений» в регионе усилиями США и Китая. Наконец, с учетом строительства сложной сети союзников и партнеров против Китая, администрация Байдена может вовлечь Сеул в региональные альянсы более принципиальными и изощренными способами, чем администрация Трампа.

Во главе угла политики Индии будет стоять укрепление своих доминирующих позиций на пространстве Индийского океана, для чего оптимальным образом подходят АСЕАНоцентричные институты многостороннего сотрудничества и избирательная активизация диалога с Японией и государствами ЮВА по вопросам, связанным со сдерживанием Китая на морских пространствах. По всей видимости, Байден будет более активно задействовать Индию в полу-неформальном альянсе по типу QUAD, что соответствует интересам Индии в регионе. При этом сейчас Индия находится на распутье: усиление напряженности с Китаем и необходимость вливания дополнительных средств в оборону, и одновременно – необходимость в ресурсах для борьбы с последствиями пандемии.

Применительно к военно-стратегическим сюжетам АСЕАН будет готовиться к попыткам США втянуть «десятку» в американоцентричную версию Индо-Тихоокеанского региона. По всей вероятности, основной целью Вашингтона станет Ханой. АСЕАН ревниво относится к попыткам Вьетнама активнее вовлекаться в американоцентричную версию Индо-Тихоокеанского региона. Кроме того, при Байдене вероятно усиление и большая институционализация связей с формальными союзниками Вашингтона – Таиландом и Филиппинами. Ответом Ассоциации, как и прежде, станут попытки адаптировать свои многосторонние институты к формирующейся реальности, а в идеале – укрепить собственное позиционирование в качестве их движущей силы в регионе.

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПЛОЩАДОК И ИНИЦИАТИВ МНОГОСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА ПРИ Д. БАЙДЕНЕ

Этот вопрос стал предметом дискуссии на отдельной сессии прошедшего семинара. Их оценка с китайского ракурса была критической: действия США подрывают развитие производств и цепочек создания ценности, связывающих Поднебесную с ключевыми экономическими и деловыми партнерами. Под санкционными ударами оказались ряд крупных технологических компаний, производителей электронных устройств, микрочипов. К числу военных компаний была отнесена Корпорация авиационной промышленности (Comac) и основные ее дочерние предприятия, что ставит под угрозу все китайские программы в области гражданского самолетостроения. Отсюда – задача диверсифицировать свои возможности, выстраивая альтернативные направления и формы сотрудничества, в том числе с Россией. Китай будет стремиться подключать свои ресурсы, в т.ч. инициативу «Пояса и Пути» для восстановления связей со многими региональными партнерами.

В Японии ожидания иные: экономический национализм Трампа был одним из главных раздражителей в отношениях между США и Японией в последние годы. Теперь же приход новой администрации США видится как перспектива отказа Вашингтона от давления на Токио по торговым вопросам и возврат к привычной и «нормальной» для Японии форме сотрудничества с соседями по региону (где усилиями своего бизнеса Япония, фактически, выстроила вторую экономику за пределами своих национальных границ). Ключевой интерес Японии – не оказывать излишнее давление на Китай, развивать экономические связи с КНР и продвигать многосторонние инициативы, в которых Пекин может принять участие. ВРЭП – яркий пример подобного взаимодействия.

В Республике Корея вопрос возвращения США к многосторонней экономической политике рассматривается с разных углов. С одной стороны, продвижение более открытых и прозрачных торговых и инвестиционных режимов при Д. Байдене окажет позитивное влияние на южнокорейскую экономику. С другой стороны, есть опасения ужесточения условий инвестиционного рынка и продолжение торгового конфликта с Китаем, что поставит Сеул в уязвимое положение.

Применительно к процессам многосторонней региональной кооперации для Индии не стоит вопрос о присоединении к ВПТТП и ВРЭП: это означало бы снятие тарифных и нетарифных барьеров и гибель ряда отраслей индийской экономики. Позиция Нью-Дели по вопросу участия в торговых блоках может измениться, но лишь при условии роста национальной экономики в течение следующих пяти лет, что в условиях пандемии COVID-19 далеко не очевидно.

Что касается АСЕАН, то для нее торговые и санкционные войны – долгосрочный стратегический вызов и одновременно стимул к диверсификации и выстраиванию более гибких механизмов сотрудничества. На этом фоне подписание соглашения о ВРЭП – главный дипломатический успех 2020 года и стратегический инструмент адаптации к американо-китайским торговым конфликтам и повышение собственного дипломатического веса. Вместе с тем, интересам Ассоциации не отвечает перспектива «огрести» от США за активное экономическое сотрудничество с Китаем.

В ПОИСКАХ КОНСОЛИДИРУЮЩЕЙ ПОВЕСТКИ СОТРУДНИЧЕСТВА В АЗИИ

Сессия, суммирующая результаты дискуссии, касалась вопроса о том, готова ли администрация Д. Байдена предложить региону консолидирующую повестку сотрудничества, и в чем таковая могла бы заключаться. Китайское измерение этой проблематики таково, что Поднебесная видела бы основным консолидирующим элементом диалог по вопросам изменения климата, в то время, как обсуждение вопросов военного и тем более – стратегического характера чрезмерно политизировано и труднореализуемо в нынешних условиях. В частности, на фоне обвинения в адрес Китая в геноциде уйгуров вероятность диалога по антитеррористической тематике минимальна. По стандартизации и технологиям сотрудничество также маловероятно, особенно с учетом резкого ужесточения американского контрразведывательного режима. Это ставит под угрозу взаимодействие в сфере науки и образования.

Япония будет пребывать в амбивалентном положении: не желая ссориться ни с Вашингтоном, ни с Пекином, Токио будет, насколько это позволят его возможности, дипломатическое умение и международная конъюнктура, балансировать между ними. При этом если произойдет эскалация японо-китайских отношений, то Япония будет вовлечена в этот процесс даже не из-за солидарности и союзнических обязательств с США. Скорее, движение Японии к антикитайскому направлению может быть связано с усилением давления Пекина на Японию, и Токио будет вынужден реагировать.

Для Республики Корея главный вопрос, на который пока нет ответа ни на уровне официальных, ни экспертных кругов, таков: сможет ли Д. Байден и его команда «перенастроить» в ручном режиме обстановку на Корейском полуострове, которая осталась в целом без изменений по итогам президентства Д.Трампа.

Индию мало интересует, какие консолидирующие инициативы будет предлагать Байден. Главное, чтобы это не противоречило индийской сфере влияния. Что будет происходить за пределами индийских интересов, Нью-Дели волнует опосредованно. Индия примет любую повестку новой американской администрации, даже и без консолидирующего компонента, если она будет содержать следующие ингредиенты: укрепление позиций Индии в Индийском океане, сотрудничество с АСЕАН, невмешательство во внутренние дела стран АТР. Но главное – Нью-Дели будет и впредь устраивать сложившийся неформальный альянс с Вашингтоном и его союзниками.

Особых признаков того, что США готовы предложить такую повестку АСЕАН не просматривается. Это связано, прежде всего, с общей деградацией отношений между США и КНР. Вместе с тем, АСЕАН заинтересована в развитии диалога с Вашингтоном по противодействию нетрадиционным угрозам безопасности и вопросам, связанным с изменением климата.

В завершении семинара участники дискуссии дали ответ на обобщающий вопрос: может ли администрация Д. Байдена вернуться к идее «инклюзивного АТР», и готов ли регион эту идею принять. Оценки обескураживают: спикеры семинара заявили о том, что в сложившихся условиях для этого нет объективных предпосылок. Это связано и с последовательной деградацией американо-китайских отношений, и внутриполитическим расколом в США, и социально-экономическими и внутриполитическими проблемами ряда стран АТР и ИТР. Соответственно, не только значимость, но и даже просто востребованность такой установки в сотрудничестве между странами АТР будет снижаться.

Ответив на этот вопрос, участники обсуждений подняли и логично из него вытекающий: если отходить от повестки «инклюзивного АТР», то в направлении чего двигаться? Эта тема станет предметом обсуждения уже следующего экспертного семинара факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ.

9 марта: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика