Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Многоликость углеродной нейтральности

На форуме «Нефть и газ Сахалина» пересмотрели ход декарбонизации

В рамках 26-го Дальневосточного международного энергетического форума «Нефть и газ Сахалина 2022» состоялась крайне насыщенная дискуссия, которая продемонстрировала слушателям ряд альтернативных взглядов на достижение углеродной нейтральности. Участники диалога, обсудив первый российский (и сахалинский) успех по торговле единицами СО2, вспомнили о том, чего не хватает для дальнейшего развития «зеленой» энергетики в стране. EastRussia публикует основные тезисы, прозвучавшие в диалоге экспертов.

Многоликость углеродной нейтральности
Фото: Gerd Altmann с сайта Pixabay

Не складывать яйца в одну корзину

Первым в рамках сессии слово взял специальный представитель президента РФ по вопросам изменения климата Руслан Эдельгериев. Он отметил, что сам факт дебютной продажи углеродных единиц на бирже — событие, к которому Россия шла очень долго, и это говорит о новых возможностях, которые открываются в развитии экономики страны. В то же время, считает Эдельгериев, необходимо работать над всеми аспектами программы устойчивого развития, не останавливаясь на одной лишь декарбонизации.

«Я помню, как идея об этом родилась в довольно узком составе. Но она переросла в большую кампанию, которая будет демонстрировать возможности и способности экономики целой страны. Мы ни в коем случае не можем откатываться теперь назад, потому что весь мир движется к декарбонизации. С другой стороны, и я, и мои коллеги неоднократно говорили, выступая на международном уровне, что из общей программы устойчивого развития нельзя вытаскивать одну цель и подтягивать под нее другие. Это все-таки произошло, и мы сейчас видим проблемы на энергетическом рынке, проблемы с продовольственной безопасностью. Все это — результаты политики, которая подтаскивала все под одну климатическую цель», — отметил Руслан Эдельгериев в своем выступлении.

Также эксперт отметил, что политику России в планах поэтапного достижения углеродной нейтральности нельзя выстраивать однобоко. Более того, Сахалинская область должна стать полноценной платформой для экспериментов, которые будут тиражировать в других регионах — это касается не только выхода на углеродную биржу.

«Эксперимент Сахалинской области показывает: отдельно взятый субъект Федерации, который расположен в непосредственной близости к азиатским рынкам, вовлеченным в процесс, нарабатывает практику, которую можно будет тиражировать на всю Россию. Мы увидим в локальном формате ошибки, которые нельзя транслировать на всю страну, и найдем пути их решения. Учитывая нынешние реалии, мы должны нацеливаться на те рынки, которые формируются сейчас — разворачиваться на восток, и взаимодействовать с другими игроками на добровольных началах. Те проекты, которые начали реализовываться на Сахалине, мы должны выставить на всеобщее обозрение, чтобы понять, как и где их тиражировать в дальнейшем», — подчеркнул спецпредставитель президента РФ.

Помимо этого, Руслан Эдельгериев напомнил о методике измерения качества углеродных единиц. Специалист считает, что при выходе на биржи России ни в коем случае нельзя «заигрывать» с утвержденной системой квотирования и верификации показателей декарбонизации производств. Нужно строго следовать утвержденным правилам, в особенности международным.

«С учетом текущей политической обстановки, нам никаких нарушений и манипуляций не простят», — подчеркнул он.

Заместитель председателя правительства Сахалинской области Вячеслав Аленьков в свою очередь добавил, что Сахалинская область продемонстрировала первый результат в рамках новой климатической повестки меньше чем через месяц после вступления в силу соответствующего регуляторного акта. Федеральный закон, который определяет движение углеродных единиц на рынке, вступил в силу 1 сентября 2022 года. Инициативу островного региона поддержали на федеральном уровне, утвердив пакет нормативных актов, который и позволил совершить первую сделку по продаже углеродных единиц. В начале недели, 26 сентября, на Мосбирже прошли первые торги, где ООО «ДальЭнергоИнвест» продало 20 единиц СО2 (из расчета 1 единица за тонну углекислоты), по 1 тысяче рублей каждая.

«Несмотря на сложившуюся в мире обстановку, задачи этого эксперимента остаются для нас актуальными. Мы стремимся к снижению выбросов углекислого газа, нейтрализации парникового эффекта, создаем свою систему верификации и валидации соответствующих выбросов, системы квотирования предприятий, которые участвуют в регулировании в рамках ФЗ. Наша задача — сделать так, чтобы, несмотря на тренд снижения выбросов СО2 мы соблюли все экономические стимулы развития в Сахалинской области. Уже сформирован пул из 50 компаний с ежегодным выбросом в 20 тысяч тонн СО2. Кроме того, мы собираем список предприятий, у которых выброс ниже, но они хотели бы участвовать в эксперименте добровольно», — отчитался Аленьков.

По мнению зампреда, если первая сделка купли-продажи углеродных единиц прошла успешно, это говорит о том, что инфраструктура создана и работает. Значит, на Сахалине и Курилах можно воплощать в жизнь новые климатические проекты. С ним согласился и руководитель управления окружающей среды ООО «Сахалинская энергия» Андрей Саматов. Он напомнил, что компания-оператор нефтегазодобывающего проекта «Сахалин-2» начинала первые эксперименты по снижению выбросов углекислого газа около 10 лет назад. Поэтому нововведения в федеральном законодательстве практически не повлияли на текущие планы предприятия по добыче углеводородов.

«Мы движемся в том же направлении, которое было намечено еще 10 лет назад и в котором мы постепенно двигались все эти годы», — отметил Андрей Саматов.

Углерод, водород и гидропотенциал

В то же время главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач высказал иную точку зрения на текущие проекты по достижению углеродной нейтральности. По его мнению, политика энергоперехода в России в принципе должна отличаться от европейской модели в связи с рядом очевидных особенностей. В частности, речь идет об источниках энергии — в РФ одним из ключевых был и остается уголь, и от этого вряд ли удастся уйти.

«Мы не сможем отказаться от угля по примеру Германии и других стран западной Европы, хотя у нас потенциал повышения эффективности использования этого твердого топлива на тех же котельных огромный. Почти половина котельных в России сейчас — это уголь. Напомню, что у нас и Сахалинская область является производителем и экспортером этого вида топлива. Тема энергоэффективности крайне важна, она никуда не делась. Конечно, нельзя забывать и об альтернативных источниках энергии — солнечных, ветряных. У ВЭБ.РФ такие проекты в инвестиционном портфеле были, но сейчас их нет. Мы считаем, что самые перспективные программы энергосбережения сейчас связаны с модернизацией коммунального хозяйства для снижения текущих потерь, а также с развитием сетей электротранспорта», — отметил Андрей Клепач.

Экономист уверен, что в погоне за трендами «зеленой» экономики нельзя забывать о необходимости доступа к ряду технологий, которые для этого нужны. В сложившейся политической ситуации Россия постепенно теряет возможность пользоваться иностранными разработками, на которых в основном и зиждутся проекты энергоэффективности и декарбонизации. В пример Андрей Клепач привел электропоезда «Ласточка» — один из самых экологичных видов транспорта, где даже сейчас около 20% комплектующих запчастей производятся за рубежом из-за отсутствия аналогов в России. В то же время, отметил эксперт, современный транспорт, заявленный как экологически чистый и энергосберегающий, потребляет огромное количество энергии — в первую очередь речь идет об электрокарах и зарядных станциях, которые необходимы для таких автомобилей. Что касается котельных, добавил Клепач, в России сейчас не производят современные котлы отопления, которые можно было бы использовать для модернизации сетей ЖКХ — их также приходится закупать.

«Нужно понимать всю цепочку проблем, а не одно звено», — подчеркнул экономист.

Эксперт ВЭБ.РФ подчеркнул, что одной только торговлей углеродными единицами устойчивого развития не достичь. По его мнению, следует обратить внимание на развитие источников распределенной энергии, модернизацию гидроэлектростанций, сокращение потери в жилищно-коммунальном хозяйстве и переоборудование городского транспорта. Опираться только на проекты нейтрализации углеродных выбросов, по мнению Андрея Клепача, — ошибочно. Программа развития декарбонизации должна быть комплексной. И, вновь подчеркнул, специалист, все упирается в нехватку технологий. Это, в частности, касается еще одного «зеленого» проекта, в котором принимает участие и Сахалинская область: речь идет о выпуске водорода. EastRussia ранее уже писало о том, что будущее производства гидрогениума в островном регионе покрыто туманом, а перспективы с учетом внешнеполитической ситуации становятся сомнительными. Того же мнения придерживается и эксперт ВЭБ.РФ.

«Возьмем проекты по производству водорода — у нас есть сложности не только с технологией его производства путем электролиза, стоит вопрос и о способах хранения. У нас есть определенные наработки из «Сколково», хотя и там хватает сложностей, но у них есть определенные предложения по выработке, хранению и транспортировке водорода. И эти технологии нам очень нужны. Без технологий мы не получим ни водородного транспорта, ничего. И, насколько я знаю, в рамках Сахалинской области шла речь о производстве водорода в том числе для развития сети железнодорожного транспорта на этом топливе, говорили о проектах продажи тонн водорода на европейский рынок. Все это нереалистично. Сейчас на Сахалине проект будут переориентировать на экспорт в Китай, на рынки АТР. Вот там это будет работать», — резюмировал главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач.

Своей точкой зрения на проекты декарбонизации поделился и член правления корпорации «РусГидро» Роман Бердников. По его мнению, Россия уделяет прискорбно мало внимания существующей гидроэнергетике, которая также относится к низкоуглеродным способам добычи энергии.

«Освоение гидропотенциала на западе составляет 75-80%, в Америке — 65-70%, в России — 20%. У нас под ногами лежат квоты по низкоуглеродной генерации, но мы проходим мимо и придумываем другие механизмы. Если посмотреть страны с самым низким углеродным выбросом — это те страны, которые делали ставку на классическую гидроэнергетику: Бразилия, Норвегия, Китай. Я призываю обратить большее внимание на развитие гидропотенциала в нашей стране. Когда мы говорим о переходе и об эксперименте, то нужно смотреть на надежность такого энергообеспечения. Нельзя все оставлять на одном виде топлива», — подчеркнул Роман Бердников.

В целом же участники дискуссии согласились, что устойчивое развитие в рамках программы нейтрализации углеродного следа на Сахалине и Курилах должно быть разносторонним. Поэтому, отметили участники диалога, необходимо работать во всех направлениях, которые диктует ранее ратифицированное Парижское соглашение, несмотря на то, что Россия фактически оказалась за бортом его основной сферы действия.