Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Чиновники и рыбаки говорят на разных языках

Президент ВАРПЭ Александр Фомин – в интервью EastRussia

Владимир Путин в ходе «прямой линии» призвал принять поправки в закон о Рыболовстве в весеннюю сессию, а также назвал пару конкретных мер, которые, по его мнению, круто изменят ситуацию – например, требование доставлять рыбу на берег в свежем виде. Что дала рыбной отрасли реплика президента – скорее надежду или скорее опасения – EastRussia выясняет у президента Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Александра Фомина.

Чиновники и рыбаки говорят на разных языках

– Александр Владимирович, что дала рыбной отрасли реплика президента – скорее надежду или скорее опасения ? Можете ли расшифровать, что означают те конкретные меры, о которых говорил президент – их плюсы и минусы?

– Опасения у рыбаков вызывает скорее, как будет реализована задача, поставленная главой государства. Речь идет о приоритетности доставки рыбы на берег в свежем и охлажденном виде, а этот вопрос слишком сложный, несмотря на внешнюю простоту. Дело в том, что исторически и экономически в отечественном рыболовстве сложилась модель, направленная на переработку рыбы в море на рыбопромысловых судах. Такая модель использования ресурсов позволяет в одной стороны существенно повысить производительность труда и сократить себестоимость производимой продукции, а с другой – обеспечить ее высокое качество, что обусловлено возможностью промышленной переработки уловов, только что изъятых из природной среды. Береговая переработка – это совершенно другая экономика и другое качество продукции, поскольку время доставки уловов особенно из удаленных районов промысла оказывает огромное влияние на сохранность сырья. В случае с охлажденной рыбой речь может идти лишь о небольших объемах вылова водных биоресурсов в прибрежных районах с использованием небольших судов. И к подавляющей части объектов промысла, в том числе к сайре, которую показали в видеосюжете во время «прямой линии», этот подход неприменим. Основной промысел ведется в удаленных районах, и доставить ее в свежем виде без потери качества весьма проблематично.

– Есть многостраничный документ,  поправки в закон «О рыболовстве». Судя по публичной реакции – достаточно спорный. Как Вам кажется, есть ли единое понимание необходимости изменений у бизнеса и у государства, и если нет – то в чем коренные различия?

– Понимание у бизнеса и Росрыболовства действительно разное. Рыбодобывающие предприятия считают, что отрасль динамично развивается даже несмотря на кризис в других отраслях экономики. Это подтверждается, как валовыми, так и финансово-экономическими показателями последних лет. Рыбаки нарастили вылов рыбы более чем на 1 млн. тонн, обеспечили душевое потребление в соответствии рекомендуемыми нормами потребления 22 кг/чел в год, в три раза увеличили объем валовой добавленной стоимости с 63 млрд руб в 2008 году, до 192,5 млрд руб в 2015 году. Среднемесячная заработная плата увеличилась в 2,4 раза и в 2015 году она составила около 46 тыс. руб. По нашему мнению, выходу отрасли из затяжного кризиса 90-х – начала 2000-х годов способствовало принятие государственных решений о долгосрочном закреплении ресурсов за традиционными пользователями. Росрыболовство, в свою очередь, считает, что отрасль недостаточно эффективно развивается и нужно ввести дополнительные обязательства для рыбаков, например, обязать их строить суда на российских верфях.  При этом предлагается забрать у всех рыбаков 20% квот и выделить эти квоты тем, кто раньше других успеет построить суда на российских верфях. Рыбопромышленники с этим не согласны, поскольку в данном случае речь идет об интересах отдельных компаний, что не решает комплексно действительно актуальный для всех вопрос обновления флота. Предприятия готовы строить флот в России, даже несмотря на то, что флот у нас никогда не строили (за исключением малых судов), и уже подали заявки на строительство 360 судов. Очевидно, предлагаемая схема не удовлетворит все заявки и будет построено судов двадцать. Сам механизм отбора претендентов на эти квоты детально не прописан, что создает коррупционные факторы в реализации предлагаемых законодательных норм. Большая часть предприятий, где-то 800 организаций – средние и малые предприятия, имеют одно-два судна. Если у них отберут 20% квот, то 2,5 месяца суда будут стоять на приколе, что принесет рыбопромышленникам большие убытки, а многие из них просто разорятся. Вместо того, чтобы совместно с рыбодобывающими компаниями отработать механизмы постепенного ввода в строй новых судов для всех, продавливаются поправки перераспределения части квот в пользу единичных организаций.

Второй принципиальный вопрос, по которому имеются разногласия – это режим управления прибрежным рыболовством. Росрыболовство предлагает объединить промышленное и прибрежное рыболовство в один вид, но при этом хочет стимулировать предприятия, доставляющие свежую рыбу на береговые предприятия, добавляя им еще 20% квот из промышленной квоты. Для нас очевидно, что эта мера не сработает. Учитывая огромное количество административных барьеров на берегу, ее просто перестанут поставлять на берег, тем более что рыбопромышленники сами будут определяться, в каком режиме им работать. Позиция ВАРПЭ заключается в том, что вопрос регулирования прибрежного рыболовства имеет различную специфику в разных регионах, и необходимо это регулировать на местах с участием органов власти прибрежных субъектов Российской Федерации. На наш взгляд только на региональном уровне может быть соблюден баланс интересов рыбаков, переработчиков и населения, проживающего на территории прибрежных субъектов. Несмотря на единую позицию по этому вопросу большей части рыбопромышленников и губернаторов прибрежных регионов, пока этот вопрос решить не удается.

– Есть некоторые “предложения Минвостокразвития” по регулированию рыбной отрасли, которые, по версии ведомства, были поддержаны в ходе осеннего Госсовета. В каком статусе они находятся – интегрированы ли они в предложения Росрыболовства, или находятся в конфликте с ними?

– Действительно имеются альтернативные предложения Минвостокразвития, их подходы существенно отличаются, как в части источников формирования инвестиционных квот, так и в части прозрачности их последующего распределения. Для рыбаков эти предложения более привлекательны, поскольку они не предполагают отбор квот у добросовестных пользователей. Пока предложения Минвостокразвития не интегрированы в законопроект Росрыболовства. Более того, насколько нам известно, правительством уже принято решение о принципиальной поддержке позиции Росрыболовства. Дождемся правительственного законопроекта и будет все ясно.

– Есть ли у Вас свой рецепт, как в отдельно взятом регионе (в нашем случае – на Дальнем Востоке) – обеспечить интенсивное инвестиционное развитие отрасли, чтобы все ощутили выгоду: люди получили свежие морепродукты, государство – налоги, рыбаки – прибыль?

– Для начала необходимо поставить профессионалов во главе отрасли. К сожалению, ситуация сегодня такова, что чиновники, рыбаки и рыбопереработчики говорят на разных языках. Рыбопромышленники готовы в диалоге с властью решать любые задачи, направленные на развитие отрасли и обеспечение населения качественной рыбопродукцией, но, к сожалению, такого запроса сегодня нет. Решается лишь один вопрос – как забрать часть квот у всех и дать тем, «кому надо» дать. В этих условиях говорить о том, чтобы государство, население и рыбаки ощутили выгоду – не приходится. Если «скандальный» вариант законопроекта будет принят, мы увидим, кто получит выгоду.