Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дальневосточное «далеко» и «близко» – 2

Леонид Бляхер о расстояниях. Очерк второй

Дальневосточное «далеко» и «близко» – 2
Фото: shutterstock.com

Леонид Бляхер

профессор, зав.кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, доктор философских наук
Что же такое «дальневосточное далеко»? Впрочем, как и любое «далеко», это место, до которого не просто трудно добраться, а, чаще всего, незачем. Если поехать туда полезно или престижно, то оно вполне может оказаться и «близко». С другой стороны, если делать там нечего, расположено на карте «далеко» может быть и совсем рядом. От чего это зависит? Давайте порассуждаем. 

Конечно, от того, насколько толстый у вас кошелек. Чем вы, собственно говоря, промышляете в жизни. Но и здесь все очень не просто. Какие-то страны оказываются близко. Во всяком случае, не очень далеко. Но расположенные рядом с ними государства могут остаться столь же невероятно далекими.

Еще не так давно, лет десять назад, вдруг не очень далеко для дальневосточников, впрочем, не всех дальневосточников, стала Европа. Но, конечно, не вся. Внезапно и резко приблизилась Испания, Чехия, некоторые районы Италии. А, скажем, соседняя с Испанией Португалия так и осталась невероятно далекой. Как и соседняя с Чехией Польша. Почему? Бог весть. Видимо, туда реже летали чартеры, их реже предлагали туроператоры. В результате, добираться туда было сложно, а делать там было особенно нечего. В последние годы Европа осталась не очень далекой для уж совсем незначительного числа жителей региона. Для остальных – а их подавляющее большинство – она была и осталась невероятно, абсолютно далекой.

Да что там Европа. Даже европейская часть страны за исключением двух столиц, Сочи, Краснодара и, с недавних пор, Крыма остается почти неизведанными землями. Что-то такое там, «возле Москвы».

Гигантское пространство «на западе» (от Дальнего Востока) оказывается очень слабо заполненным. В зависимости от сферы деятельности, биографии, дохода, родственных и дружеских связей в этом гигантском пространстве выделяются пять или шесть ярких точек, которые имеют смысл, о которых знают. Остальное сливается в общий «запад», общее «где-то там». Кстати, в 90-е годы к «где-то там» для большей части населения региона относилась и Москва. Точнее, про «Москву, которая нас бросила» или «которая нас грабит» знали все. А вот с конкретным городом с его домами, улицами и людьми была напряженка. Не у города, конечно. У жителей Дальнего Востока. Сегодня, пожалуй, образ столицы стал более определенным.   

Примерно таким же клочковатым оказывается пространство на востоке. США – очень далеко. Особенно из Хабаровска. Из Владивостока эта страна несколько поближе. А вот другие страны Америки далеко уже не просто очень, но «безумно» (людей, которые там побывали, можно пересчитать по пальцам). В массе своей они просто не очень понятное место на карте. Есть, наверное. Но мне там делать нечего. Поближе Япония. Хабаровчане туда ездят, хотя и не массово. Еще ближе Южная Корея. При всем том, что в последние годы хозяйство этой страны переживает не самое лучшее время, туда едут работники потихоньку деградирующего строительного комплекса, сезонные сельскохозяйственные рабочие, ученые, педагоги, артисты, моряки. Прямое сообщение (меньше трех часов и ты в Сеуле), облегченный визовый режим. Все это существенно приближает Корею к Дальнему Востоку. С Северной Кореей ситуация сложнее. Страна эта – очень далеко. Зато «корейские лесорубы» (выходцы из Северной Кореи) - это свои, дальневосточные люди.

Еще сложнее ситуация с Китаем. Про то, что Китай у нас рядом, знают все и на Дальнем Востоке России, и за его пределами. Из вида упускается только то, что Китай – очень большой и разный. Есть приграничные территории КНР. Они, действительно, близко – через Амур на катере, и ты в Фуюане. Часа полтора на самолете или ночь на поезде, и ты в Харбине. Еще немного – и в Даляне. Вот уже Пекин, хотя он и «северная столица», не очень близко. Поездка туда – это уже путешествие, событие. Еще большее событие – поездка в Шанхай или Гонконг. Далеко они. Добираться с пересадками. Да и причин делать это, если ты не предприниматель, студент по обмену или дипломат, не очень много. Дальше на карте, но «ближе» для дальневосточников остров Хайнань. Он освоен, обжит. Туда есть прямой рейс. Остальные районы южного Китая – это очень далеко. Даже географически. А уж «ментально» просто невероятно далеко.

И уж совсем далеко находятся китайский Тибет или запад Китая с пустыней Такламакан, Сицзянским горным хребтом и так далее. Посещение этих мест – не просто событие, но экзотика. Фотовыставки об этих районах Китая воспринимаются так же, как фотовыставки об уникальных народах Африки или Микронезии.

Не очень далеко расположен Таиланд. Всего семь-восемь часов, и ты в Бангкоке. Это – традиционный зимний маршрут дальневосточников со средним достатком. Существенно ближе в последние годы стал Вьетнам. Не так близко, как Таиланд. Но намного ближе, чем, скажем, Лаос, Камбоджа, Малайзия.

Но часто «очень далеко» оказывается совсем рядом, здесь же, на Дальнем Востоке.  Пару лет назад я проводил  полевые исследования в одном из поселков Хабаровского края. Он расположен в 70 километрах от трассы, в местности со сложным рельефом. Поездка туда воспринималась как очень далекая поездка. Да и времени она заняла намного больше, чем поездка в Москву. И таких точек на карте Хабаровского края множество. Где-то есть дорога. Где-то «зимник» и грунтовка. А где-то и ничего нет. Безумно, невероятно далеко находится Якутия или Магаданская область. То есть сам Якутск еще присутствует в мире (для жителя Хабаровска), как и сам Магадан. Туда ездят по делам, оттуда приезжают учиться в вузы города. А вот остальное… Оно, конечно, есть. Но там же, где Тверь, Краков, Бангладеш. То есть в безумном «далеко».

При взгляде из столиц виден Дальний Восток – тот самый огромный и суровый край, соседствующий с Китаем и Японией, обладающий гигантскими запасами полезных ископаемых, морских биоресурсов, лесных массивов и тому подобными приятностями. Наверное, из Москвы все это видится именно так. 

Проблема только в том, что обладают запасами полезных ископаемых, морских биоресурсов, лесными массивами и соседствуют с Китаем или Японией «разные Дальние Востоки». Связь между ними очень неустойчивая и дорогая. Скажем, слетать в Петропавловск-Камчатский для жителя Хабаровска намного дороже, чем слетать в Москву. При этом другого способа добраться до него просто нет. Нет пока и другого способа добраться до Якутска, кроме как полететь на самолете. На карте есть дорога, связывающая Якутск и Магадан. Но на местности проехать по ней можно далеко не всегда. Разные части региона, различающиеся по рельефу, климату, заселенности и многому другому расположены они друг от друга невероятно далеко. Гораздо дальше, чем каждый из них расположен от Москвы.