Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дальневосточному бревну не рады дома

Власти предлагают производить из леса целлюлозу и строить из него дома, а экспортеров кругляка – останавливать пошлинами

На третьем Восточном экономическом форуме российский президент Владимир Путин дал старт работе второго завода "Дальневосточного центра глубокой переработки древесины" в Амурске, в проект уже вложено более 12 млрд рублей. Администрация Приморья подписала на форуме соглашение о создании производства по глубокой переработке леса и лесовосстановлению. Масштабы его скромнее, но тем не менее объем капитальных вложений составит 650 млн рублей. В целом же, привел данные на специализированной сессии ВЭФ статс-секретарь — замминистра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов, за последние годы объем инвестиций в отрасль достиг 39 млрд рублей, плюс к этому еще в 20 млрд рублей оцениваются заявленные проекты. По его мнению, это говорит о том, что "предприятия заинтересованы в развитии". EastRussia проследило, что еще говорили на ВЭФ о лесе.

Дальневосточному бревну не рады дома
Фото: shutterstock.com
Пошли в рост?

Помимо того, что на Дальнем Востоке сосредоточена большая часть российских запасов леса, у округа есть еще одно конкурентное преимущество. Он находится в непосредственной близости к рынкам сбыта – Китаю, Японии, Южной Корее, которые потребляют практически всю производимую здесь продукцию: необработанные лесоматериалы, пиломатериалы, шпон, пеллеты. 

Другое дело, что продукции этой до сих пор не так уж и много, хотя эксперты констатируют рост. Благодаря активным инвестициям в рамках инвестиционных проектов и приоритетных инвестиционных проектов, объем выпуска как минимум двух видов продукции за последние три года значительно увеличился: производство шпона – на треть, производство пеллет – на 175 процентов.

Но при этом отправка за границу леса-«кругляка», одна из самых давних и серьезных проблем, до сих пор характерна для региона. Это проще и куда менее затратно, чем организовывать переработку, поэтому таких экспортеров (часть из них являются торговыми компаниями) здесь около 500. От них российских лес – фактически сырье для последующей переработки, отправляется, по выражению Виктора Евтухова, к «глобальным конкурентам» – в Китай и Японию. Там же организовываются производства, которые дают рабочие места, добавленную стоимость и прибыль в казну другого государства. Именно поэтому перед лесной отраслью региона стоят задачи снизить экспорт необработанной древесины и нарастить производственные мощности.

Меры приняты?

Для этой цели, в частности, министерство предлагает ввести с декабря 2017 тарифные квоты на экспорт необработанной древесины дальневосточных пород и снизить в рамках квот ставки вывозных таможенных пошлин – с 25 до 6,5 процентов. Квота будет распределяться между предприятиями, создавшими перерабатывающие мощности. Те компании, которые хотят просто экспортировать «кругляк», квоты не получат, а ставки вне их до 2021 года поэтапно повысятся с 40 до 80 процентов.

Подходит к завершению работа над новой стратегией развития лесопромышленного комплекса, рассчитанной до 2030 года.

– К ее разработке мы привлекли все отраслевое сообщество, в ней заложены основные ориентиры, просчитаны перспективные рынки сбыта, объем инвестиций, меры поддержки, которые может предоставить государство, как монетарные, так и регуляторные. Это документ, я надеюсь, станет хорошим навигатором для будущих инвесторов. Отдельный раздел посвящен Дальнему Востоку и развитию здесь лесопромышленного комплекса. Одно из ключевых направлений лесопромышленного комплекса, которые позволит повысить эффективность переработки, утилизировать низкосортную древесину, – развитие целлюлозных производств. Здесь, в ДФО, оно является приоритетом, – подчеркнул замминистра промышленности и торговли.

Согласно прогнозам, в ближайшие годы спрос на целлюлозу в мире вырастет минимум на 20 миллионов тонн. А в России пока производится в разы меньше, чем, в Китае, или Америке. Расчеты показывают – в нашей стране могут быть построены как минимум четыре целлюлозо-бумажных комбината. Если найдутся инвесторы.

Другое перспективное направление, которое определяет готовящаяся к выходу стратегия, – развитие деревянного домостроения.

– Мы считаем его одним из самых перспективных, с высокой добавленной стоимостью, большим  вовлечением лесных ресурсов в глубокую переработку. Регионы на Дальнем Востоке должны активнее использовать лес при строительстве различных объектов при реализации социальных программ. У нас уже есть регионы, которые строят из дерева дома для переселенцев из ветхого и аварийного жилья, и фельдшерско-акушерские пункты, детсады, школы, спорткомплексы. Причем есть крупные объекты, например, плавательный бассейн в Казани, – привел пример Виктор Евтухов.

Где взять деньги?

Константин Лашкевич, президент холдинга RFP, напоминает о миллиардных вложениях в производство, при которых в первую очередь стоит вопрос о долгосрочных гарантиях для инвесторов.

«Сегодня ни одна компания на Дальнем Востоке, включая нас, не может самостоятельно реализовать такой проект, нам требуется индустриальный партнер. Сейчас мы рассматриваем China Paper, финансовый партнер, например, «Внешэкономбанк», и, естественно, государство. И без этой конгломерации реализовать проект такого масштаба невозможно, – уверен он. – Почему столько проектов было заявлено, но не реализовано? Потому что это вопрос комплексности подхода, если риски сохраняются, инвестор в проект не пойдет».

Доступность финансовых ресурсов – одна из самых важных проблем. В нашей стране очень дорогие деньги, а кредиты, соотносящиеся с мировой стоимостью, имеют близкие к нулю ставки, резюмирует господин Лашкевич. Виктор Евтухов тоже указывает на доступность кредитных ресурсов. Сейчас специалисты министерства сотрудничают с Внешэкономбанком и Сбербанком, которые разрабатывают специальные пакеты для предприятий-инвесторов в лесопромышленный комплекс.

Кроме того, напоминает заместитель полпреда в ДФО Владимир Солодов, лесопромышленники могут воспользоваться режимом территорий опережающего развития. И проекты ЦБК, являясь приоритетными, могут рассчитывать на весь комплекс мер государственной поддержки. Например, Фонд развития Дальнего Востока предоставляет средства под 5 процентов годовых. Хватит ли этого лесопромышленникам, и оценят ли они нововведения и принятые меры, станет ясно буквально через пару лет.