Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дальневосточые риски

Дальневосточые риски

Ростислав Туровский

Доктор политических наук, профессор НИУ ВШЭ, научный редактор East Russia

Ростислав Туровский, вице-президент Центра политических технологий:

- В настоящее время западные компании оказываются в затруднительном положении. Власти их государств не требуют свертывать работу в России, но наиболее жесткие экономические санкции против России пока и не принимались. В любом случае Россия становится для них территорией повышенных инвестиционных рисков, и западный бизнес вынужден внимательно наблюдать за политической конъюнктурой и постоянно оценивать целесообразность работы в нашей стране. Кроме того, санкции затронули на персональном уровне важных контрагентов западного капитала, прежде всего – Игоря Сечина, что ведет к усложнению коммуникаций при его участии. Хотя «Роснефть» не попадает под санкции непосредственно, но с ее деятельностью и с ее отношениями с Западом очень сильно связаны перспективы стратегически важных проектов Дальнего Востока.

С американской стороны наиболее важным игроком на Дальнем Востоке является такой гигант мирового масштаба, как компания ExxonMobil. Вместе с «Роснефтью» она фактически управляет проектом «Сахалин-1», где американцам принадлежат 30%, а «Роснефти» - 20% (еще 30% контролирует японская компания SODECO, 20% - индийская ONGC). Проект «Сахалин-1» считается самым крупным нефтегазовым проектом в России по объему иностранных инвестиций. СРП по нему было подписано в далеком 1996-м году, но реальная работа началась значительно позже. Тем не менее, проект уже работает в полную силу и имеет неплохие, хотя и в силу ряда причин (не связанных с санкциями) неоднозначные перспективы. Как заявляет на своем официальном сайте Exxon Mobil, этот проект дал в российскую бюджетную систему 3,8 млрд долларов, в т.ч. 1,3 млрд долларов – в бюджет Сахалинской области. Помимо экспорта нефти, «Сахалин-1» обеспечивает газификацию Хабаровского края, направляя природный газ в трубопровод, протянутый с Сахалина до Приморья.

Кроме того, американцы ведут достаточно активную работу по финансированию инфраструктурных и социальных проектов на Сахалине и в Хабаровском крае. Так, по их данным, вложения в инфраструктуру составили более 220 млн долларов. Недавно было подтверждено сотрудничество с Сахалинским государственным университетом, и это только один из ряда социально значимых проектов компании.

Сейчас «Сахалин-1» - это самый крупный нефтяной проект Сахалина и второй по величине газовый проект. Проблемы и перспективы этого проекта связаны с дальнейшим его расширением, которое может быть осложнено в связи с санкциями и неуверенной позицией американской стороны. В мае появлялись сообщения о возможной продаже Exxon Mobil своей доли в проекте, но затем они были опровергнуты, в т.ч. самим И.Сечиным, который, очевидно, не заинтересован в таком повороте событий. Тем временем введенные ранее в эксплуатацию месторождения Чайво и Одопту уже достигли пиковых показателей добычи. После 2008-09 гг. отмечалось некоторое снижение добычи нефти и газа (в 2013 году было добыто 7 млн тонн нефти и 9,9 млрд кубометров газа).

В этой связи для «Сахалина-1» крайне важна уверенность в перспективах проекта со стороны его совладельцев. 2014-й год должен стать годом начала второго этапа реализации проекта в связи с готовящимся запуском третьего и последнего нефтяного месторождения Аркутун-Даги, а также с расширением добычи газа на Чайво. Особое значение имеет строительство завода по производству сжиженного природного газа в рамках проекта «Дальневосточный СПГ». Предполагалось, что первая очередь завода, под который на Сахалине уже подобрана площадка, начнет работать с 2018 г., производя около 5 млн тонн СПГ в год. Но реализация проекта осложнена трениями с «Газпромом», который продвигает свои проекты – расширение производства на уже действующем заводе в рамках проекта «Сахалин-2» и строительство нового завода в Приморском крае. В итоге на сегодняшний день нет ясности, будет ли проект «Дальневосточный СПГ» вообще реализован, несмотря на все лоббистские усилия И.Сечина.

Еще один интерес Exxon Mobil к работе в России и сотрудничеству с «Роснефтью» возник по мере реализации соглашения о стратегическом сотрудничестве сторон, подписанного в 2011 году. В феврале 2013 года появился новый проект – две компании намерены участвовать в разведке семи арктических участков, три из которых расположены на шельфе Чукотского моря, - Северо-Врангелевский-1, Северо-Врангелевский-2 и Южно-Чукотский.

В меняющихся условиях актуальным становится вопрос о том, насколько Exxon Mobil заинтересован в работе в России. По оценкам экспертов, доля добываемых в России нефти и газа, с учетом доли Exxon Mobil в проектах, составляет менее 3% от всей ее нефтегазовой добычи. Очевидно, что у компании есть множество проектов в самых разных странах мира. Арктические участки в этой связи становятся самыми проблемными, поскольку они толком даже не разведаны, и могут остаться без инвестиций. Пожалуй, критическое значение сейчас имеет перспектива «Дальневосточного СПГ», поскольку именно работа на рынке сжиженного природного газа привлекает сейчас ведущие мировые компании. Но здесь как раз проект «Сахалин-1» является уязвимым. Выработать же существующие месторождения и продать их нефть на экспорт можно, однако это не столь большие объемы (с возможным ростом за счет Аркутун-Даги и все-таки снижением в долгосрочной перспективе). В этой связи не исключено, что вопрос о выходе американцев из проекта, учитывая не только геополитические, но и финансово-экономические проблемы, будет подниматься еще не раз.

Полный текст Р.Туровского «Дальний Восток и Запад: к чему приводят санкции» читайте 9.06.2014 в рубрике «Регионы».