Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дальний индийский Восток России

Высокий потенциал российско-индийского сотрудничества на Дальнем Востоке имеет все шансы перейти в фазу предметного обсуждения и принятия конструктивных решений.

Объем и количество российско-индийских договоренностей, совместных планов и протоколов намерений о совместных инициативах на Дальнем Востоке России неминуемо достигнет стадии перехода от количества в качество, обещая обильные плоды. Но путь к успеху непрост, хотя и непреодолимых трудностей на нем не предвидится.

Дальний индийский Восток России
Фото: INDIA EMBASSY MOSCOW

Дальневосточный вектор российско-индийского сотрудничества вновь обозначился в ходе февральского визита первого заместителя министра иностранных дел Индии Харша Шринглы в Россию в феврале 2021 года. Визит был приурочен к 20-летней годовщине Декларации о стратегическом партнерстве двух стран. Помимо встречи с официальными представителями МИД России, господин Харш Вардхан Шрингла выступил перед студентами Дипломатической Академии, отдельно отметив важность экономического сотрудничества Индии и России на Дальнем Востоке. «Мы считаем, что эта сфера обладает очень высоким потенциалом. Мы можем развивать новые отрасли и помогать компаниям, желающим инвестировать в новые области, такие как коксующийся уголь, древесина, сжиженный природный газ», - заявил он.

В своем интервью газете «Коммерсантъ» Харш Шрингла также отметил наличие у российско-индийских отношений активной повестки, направленной на реализацию значимых решений, принятых по результатам российско-индийского саммита, состоявшегося в рамках работы Восточного экономического форума, во время визита премьер-министра Индии Нарендры Моди во Владивосток.

Как известно, Организация Восточного экономического форума (ВЭФ), будучи значимой площадкой по выстраиванию партнерских связей для развития богатого ресурсами Дальнего Востока, ежегодно, начиная с 2015 года, привлекает множество заинтересованных стран-участниц из азиатского мегарегиона: Китай, Японию, Южную Корею, Сингапур и др. Поворотным для развития российско-индийского сотрудничества стал состоявшийся в сентябре 2019 года Восточный экономический форум (ВЭФ) во Владивостоке. В качестве главного гостя форума выступил премьер-министр Индии Нарендра Моди. В рамках форума между Индией и Россией было подписано несколько значимых соглашений и договоров в военной, нефтегазовой и горнодобывающей сферах. Более того, компании стран подписали меморандум по реализации дальневосточного сжиженного природного газа. Однако понимание смысла данных соглашений невозможно без обращения к специфике дальневосточного вектора российско-индийского сотрудничества.

Экономический симбиоз слона и медведя

В 1990-е годы взаимодействие государств на мировой арене потеряло динамику, реальный товарооборот составлял всего лишь пару миллиардов долларов. Это было связано, как с отсутствием общих границ (и особенностями рельефа), так и геополитическими соображениями. Однако, начиная с 2000-х годов, Индия стала проявлять повышенный интерес к российскому Дальнему Востоку. Наметились первые попытки к совместному освоению ресурсов территории. В целом на сегодняшний день российско-индийские отношения представляют собой экономическое партнерство по многим аспектам, где нефтегазовая, нефтехимическая, фармацевтическая и горная отрасли составляют особую долю товарооборота между странами. И все же – какие экономические интересы могут ориентировать курс Нью-Дели на российский Дальний Восток?

Во-первых, Индия находится в ситуации дефицита собственных энергоносителей в условиях промышленного развития и высокой численности населения. Так, потребление газа в Индии на 2020 год составило около 52 млрд. куб. м. при объеме собственной добычи в 33,7 млрд. куб. м. По состоянию на 2018 год, импортный газ составил 49% от общего объема. Более того, по данным международного энергетического агентства (МЭА) доля импорта энергоносителей будет только увеличиваться и по разным подсчетам достигнет 59% в 2040 году, и это несмотря на то, что сейчас доля газа в энергетической балансе Индии составляет всего лишь 8%. Следует отметить, что восполнение дефицита газа Индия осуществляет исключительно через морскую транспортировку дорогого сжиженного природного газа (СПГ), преимущественно из Ближнего Востока. В 2019 году страна, занимая 4 место среди импортеров СПГ, импортировала 32,9 млрд куб. м. сжиженного газа (СПГ). На фоне этой статистики обсуждения морского коридора «Владивосток-Ченнаи» и совместных проектов по созданию морского транспорта для СПГ могут рассматриваться как обозначение четкой заинтересованности со стороны индийских коллег в прямых поставках газа из России. Открытие нового морского маршрута выглядит логичным и закономерным, так как сокращает расстояние и время на перевозку грузов между Россией и Индией. Более того, уже сейчас индийские компании, предварительно инвестировав более 5 млрд долларов в российский сектор добычи, участвуют в проекте «Сахалин-1», а также рассматривают совместную разработку арктических месторождений. Что касается российского СПГ, то Газпром и НОВАТЭК с 2018 года активно ведут торговлю с Индийской компанией GAIL. При этом объем экспорта топлива в Индию составил около 19,45% от всего экспорта в 2018 году. В 2019 году, по данным годового отчет ПАО «Газпром», в Индию было поставлено 1.1 млрд куб. м. сжиженного газа.

Во-вторых, для Индии отдельный интерес могут представлять дальневосточные возможности в части драгоценных камней. В настоящее время Индия является крупнейшим в мире импортером алмазов и производителем обработанной алмазной продукции. В 2018 году на долю Индии приходилось более 80% мирового производства бриллиантов в стоимостном выражении. Россия же представляет собой крупнейшего в мире экспортера сырья для них. При этом, в 2020 году экспорт категории «драгоценные камни» (алмазы) в Индию из России составил около 15% на сумму более чем 1 млрд долларов. В 2016 году российская АЛРОСА подписала соглашение с индийской компанией «KGK Diamonds Private Limited» (KGK) о партнерстве в сфере огранки бриллиантов в Евразийском алмазном центре (ЕАЦ) в свободном порту Владивосток. Инвестиции составили 2,8 млрд рублей. В июне 2018 года в Приморском крае было зарегистрировано подразделение компании ООО «M.Суреш Владивосток», которая потом получила статус резидента свободного порта Владивосток, подписав соглашение с АО «Корпорация развития Дальнего Востока».

Через тернии к обоюдной выгоде

Несмотря на потенциально широкую область сотрудничества индийские специалисты, однако, видят наличие серьезных издержек в расширении российско-индийских связей в Дальнем Востоке. Среди них: отсутствие в дальневосточном регионе должной инфраструктуры, необходимой для добычи ресурсов и их последующей транспортировки к порту; природно-климатические условия, осложняющие освоение залежей полезных ископаемых; инвестиционные риски в связи с санкционным давлением на Россию и внутренней централизацией по принятию решений. По мнению ряда индийских экспертов, необходимым условием для установления торговых связей между Индией и российским Дальним Востоком будет строительство необходимой инфраструктуры. Более того, Индия и Россия должны заключить соглашение о свободной торговле для стимулирования инвестиций в развитие связи и соответствующей инфраструктуры промышленного развития на Дальнем Востоке России.

В то же время не только экономическими интересами можно объяснить наметившееся сотрудничество Москвы и Нью-Дели на Дальнем Востоке. В основе партнерства находятся и вполне ясные геополитические интересы. К примеру, для Индии использование морского маршрута «Владивосток-Ченнаи» может стать противовесом китайской инициативе «Один пояс и один путь». Для России Индия может выступить в роли страны, которая способна сбалансировать присутствие Китая на Дальнем Востоке, на долю которого приходится порядка двух третей прямых инвестиций на российском Дальнем Востоке.

«Взаимодействия России и Индии на Дальнем Востоке продиктовано экономической прагматикой и геополитической взаимодополняемостью. Ключевой политический лозунг, с которым Нарендра Моди в 2014 году пришел к власти звучал как «Развитие, развитие и еще раз развитие!». Основная задача правительства Нарендры Моди состоит не просто в ускоренном развитии Индии, а в мегаускоренном рывке по целому ряду направлений. Богатый ресурсами российский Дальний Восток, являющийся одновременно значимой территорией для сбалансированного геополитического партнерства в рамках Большой Евразии, может стать одним из основных направлений двусторонних контактов. Для России усиление российско-индийского дальневосточного вектора позволяет гармонизировать усиливающийся восточный поворот российской политики, обоснованно обозначив в нем несколько государств-партнеров, среди которых одним из основных является Индия. Другими словами, речь идет не о надуманном партнерстве, а о партнерстве, учитывающем национальные интересы развития обоих государств, что формирует надежный фундамент для конструктивной проработки совместных проектов в различных областях», - рассуждает заместитель декана философского факультета ГАУГН, старший научный сотрудник кафедры сравнительной политологии факультета политологии МГУ имени М.В. Ломоносова Наталья Емельянова.

Дальневосточный вектор российско-индийского сотрудничества, таким образом, определяется взаимовыгодным сотрудничеством, позволяющим решить значимые задачи социально-экономического развития обоих государств.

9 мая: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика