Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Дальний Восток без ресурсов Сибири не реализует потенциал»

Председатель заксобрания Иркутской области Сергей Брилка – о политике и экономике

Иркутская область исторически развивалась на стыке двух макрорегионов: Сибири и Дальнего Востока, поэтому власти в ней по-прежнему понимают неразрывность своих задач с дальневосточными регионами. Как правильно организовать взаимодействие ветвей и уровней власти, если губернатор области – коммунист, а большинство руководителей – единороссы, зачем развивать иркутский север и есть ли на нем место для серверов, нужны ли единые подходы к развитию Сибири и Дальнего Востока и что сделать, чтобы бизнес пришел в иркутский ТОСЭР, рассказал EastRussia председатель заксобрания Сергей Брилка.

«Дальний Восток без ресурсов Сибири не реализует потенциал»
Фото: ЗС Иркутской области
– Подводя итоги сентябрьских муниципальных выборов, губернатор Иркутской области и первый секретарь обкома КПРФ Сергей Левченко сказал, что для коммунистов результаты областного отделения компартии – лучшие в Иркутской области за всю историю после развала СССР: из 690 зарегистрированных кандидатов-коммунистов 360 человек победили на выборах разных уровней. В чем успех КПРФ в области, и как обстоят дела у «Единой России»?
– Вы знаете, цифры – вещь упрямая, с ними невозможно спорить. И я вам как секретарь регионального отделения партии «Единая Россия», опираясь на данные областной избирательной комиссии Иркутской области, назову цифры настоящие.  
10 сентября в нашем регионе прошли 543 муниципальные кампании.
Мэры избирались в шести городских округах и муниципальных районах, от «ЕР» победили 4 человека (66,7%), от КПРФ – 2 человека (33,3%).
Избиралось 244 главы муниципальных образований первого уровня, победили 152 кандидата от «Единой России» (62,3%), 64 самовыдвиженца (26,2%), 19 выдвиженцев от КПРФ (7,8%), по 4 представителя от ЛДПР (1,6%) и «Справедливой России» (1,6%), 1 представитель партии «РОСТ» (0,5%).
Депутаты дум муниципальных районов: 98 мандатов в тринадцати думах городских округов, из которых 53 мандата (54,1%) заместили ЕРовцы, 24 места (24,5%) досталось самовыдвиженцам, 18 человек (18,4%) прошло от КПРФ, 2 человека (2,0%) от ЛДПР и 1 мандат (1%) у «Справедливой России».
В представительные органы городских и сельских поселений избиралось 2 575 депутатов, в результате ими стали 1 635 «единоросовцев» (63,5%), 503 самовыдвиженца (19,5%), 321 кандидат от  КПРФ (12,5%), СР представляют 63 человека (2,5%), ЛДПР – 50 депутатов (1,9%), другие партии - 2 человека (0,08%), «Патриотов России» – 1 человек (0,04%).
Таким образом, в Иркутской области в Единый день голосования 10 сентября 2017 года из общего количества замещаемых мандатов, а это –  2 923 человека, «Единой Россией» было выиграно 1 844 выборов (63,1%),  591 человек (20,2 %) – это самовыдвиженцы, 360 мандатов получила КПРФ (12,3%), 68 мандатов (2,3%) – «Справедливая Россия», 56 мандатов (1,9%) – у ЛДПР, 3 человека – это другие партии (0,1%). Все эти цифры наглядно доказывают уверенную победу «Единой России» на прошедших муниципальных выборах в нашем регионе.
Хочу отметить, что мы не гонимся только за политическим успехом. Так, партия «Единая Россия» не выдвигала кандидатуру в соперники мэру Усольского района, потому что это сильный управленец, молодой и талантливый парень. Мы согласились с тем, что он наиболее перспективная кандидатура на должность мэра, если его поддержит население, хоть он и не представитель нашей партии.
А в том, что КПРФ добилась успеха относительно собственных позиций, нет ничего удивительного. Сергей Левченко убежденный человек, и он не сложил свои полномочия первого секретаря Иркутского обкома КПРФ, когда вступил в должность губернатора. Многие избиратели в своем выборе ориентируются на высшее должностное лицо, невзирая на его партийную принадлежность. Поэтому итоги выборов вполне предсказуемы.

– Трудно ли возглавлять заксобрание вам, единороссу, когда губернатор области – коммунист? Много ли разногласий на межпартийной почве?
– Убежден, что не стоит вносить принцип партийности в работу органов государственной власти. От этого может пострадать население. Губернатор пришел к власти путем выборов партийной структуры, но заняв должность, он должен не на партию работать, а на благо жителей региона.
И здоровая критика губернатора со стороны депутатского корпуса строится не по партийной принадлежности, а базируется на его делах и поступках как высшего должностного лица. Есть индикативные показатели состояния региона, мы смотрим на исполнение бюджета, реализацию законов Иркутской области, эффективность освоения денежных средств, своевременность сдачи строящихся и ремонтируемых социальных объектов. Мы осуществляем парламентский контроль. И этой функцией помогаем исполнительной власти выполнять те обязательства, которые она несет перед населением региона.
Мне доверили осуществление полномочий по замещению государственной должности председателя Законодательного Собрания народные избранники – представители всех партий. И я не имею морального права, выстраивая взаимоотношения между исполнительной и законодательной ветвями власти, руководствоваться принципами партийности.

– Не так давно прошел Братский экономический форум, как вы оцените его в качестве площадки для рассмотрения вопросов, которые во многом определяют развитие севера Иркутской области на ближайшие годы? Расскажите подробнее об этом форуме, каковы его задачи и итоги?
– БЭФ, который состоялся 15-16 сентября, без сомнения, имеет большое значение для Приангарья, его задача – способствовать экономическому развитию северных территорий нашего региона.
Ресурсный потенциал Сибири традиционно рассматривается как конкурентное преимущество всей России. Действительно, в 60-80-х годах прошлого столетия развитие северных территорий было важнейшей государственной задачей в масштабах всей страны: разработка новых газовых, нефтяных, рудных и угольных месторождений; строительство БАМ и создание сети региональных аэропортов; строительство крупнейших ГЭС и ускоренное формирование инфраструктуры сибирских городов – все это обеспечивалось гигантскими государственными инвестициями, массовым притоком населения на масштабные стройки, для работы на месторождениях и заводах, в научных учреждениях и вузах. В этот период истории освоение северных территорий Иркутской области было самым масштабным.
Мы понимаем, что созданный еще в советскую эпоху резерв разведанных полезных ископаемых с течением времени будет израсходован. Как следствие, в ближайшие 15 лет значимость Сибири как источника сырья, топливно-энергетических ресурсов может снизиться.
Поэтому сегодня нам необходимо ответить на важнейший вопрос: что мы оставим будущим поколениям, какое взаимодействие власти и бизнеса позволит обеспечить им достойную жизнь?
Политика эффективного развития, в первую очередь, должна поддерживать  предприятия и организации, способные создавать экономику с новыми технологиями, производящими востребованную конкурентную продукцию. Именно такие предприниматели определят, в каких направлениях будет развиваться будущая экономика, они же в перспективе смогут обеспечить промышленную и продовольственную устойчивость Приангарья.
Поэтому наша общая задача – создать условия, стимулирующие применение эффективных и самых современных технологий использования природных богатств нашей родной Иркутской области. Нам необходимо сформировать такой пакет законодательных актов, так выстроить взаимодействие всех ветвей власти и бизнеса, чтобы создать самодостаточную экономику инновационного характера, обеспечивающую инвестиционную привлекательность и комфортную среду обитания для её жителей. Только тогда принципом общей стратегии развития России станет «опора на Сибирь», и в первую очередь на северные территории нашего региона, на которые, как известно, приходится 61,9% общей площади нашего региона и 4% северных территорий всей страны.

– Депутат Государственной думы РФ от Иркутской области Сергей Тен принимал участие в Восточном экономическом форуме, во Владивостоке на площадке кампуса Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) на острове Русский и рассказал в местных СМИ о его главных итогах. На ваш взгляд, должно ли быть объединение усилий по подъему Восточной Сибири и Дальнего Востока общим целями, программами  и задачами, общими показателями или все-таки – это разные макрорегионы и развиваться должны каждый сам по себе?
– Русскими управленцами еще в дореволюционный период был заложен принцип  развития макрорегиона – Восточной Сибири и Дальнего Востока – как единого целого.
Исторически сложилось, что этой территорией управляли из Иркутска: именно здесь находилась ставка Восточно-Сибирского генерал-губернаторства, куда входила и приморская земля. В 1858 году возглавлявший губернию видный политический деятель Николай Муравьев, который позже получил титул графа Амурского, настоял на заключении Айгунского договора, разграничивающего территории России и Китая по реке Амур. Во многом объединяющим элементом затем стала Транссибирская магистраль, которая прочно экономически связала эти регионы. В итоге, Владивосток стал интенсивно развиваться как порт за счет большого объёма грузоперевозок. Та же модель использовалась и в советский период активной индустриализации, транспортные взаимосвязи укрепило и строительство БАМа.
Сегодня Дальний Восток самостоятельный и экономически сильный регион. Но Россия – это федеративное государство, где субъекты объединены Конституцией, для достижения общей цели – благополучия ее граждан. Сибирь и Дальний Восток исторически, экономически и ментально прочно связаны друг с другом.
Мы объединены «пуповиной» железной дороги. Развивать одну часть дороги, а другую нет – это было бы ошибкой. Потому что, если одна из частей не развита, полноценного роста и у другой не будет. Надо понять, что Дальний Восток без ресурсов Сибири не сможет полностью реализовать свой потенциал.
Безусловно, огромное объединяющее значение для наших регионов несет трубопроводный транспорт. Это и одна из крупнейших нефтепроводных систем России «Восточная Сибирь – Тихий океан», без которой невозможны диверсификация маршрутов экспорта энергоносителей и решение стратегически важной задачи – комплексного развития регионов Сибири и Дальнего Востока. Конечно, это и самый амбициозный газовый проект «Сила Сибири», способствующий укреплению экономического сотрудничества с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, и, в первую очередь, с нашим ключевым партнером — Китаем.
Конечно, каждая из частей этого макрорегиона имеет свои специфические особенности, свои климатические условия, ресурсный и человеческий факторы. Надо правильно выстраивать государственную политику в отношении наших территорий, учитывая опыт и наработки предыдущих поколений,  создавая единое социально-экономическое пространство.
Что нужно делать? Надо создавать государственные программы, которые рассматривают макрорегион Сибирь и Дальний Восток как единый мощный плацдарм России в Азии, учитывая при этом индивидуальную специфику каждого региона. Допустим, для Сибири нужны деньги на лесной комплекс, разведку месторождений в районе БАМа, прорывные технологии, в том числе и цифровые.
У нас на территории области есть все ресурсы для размещения производств: дешевая электроэнергия, кадры, сырье – все для того, чтобы делать самую широкую линейку различной продукции, которая по существующим транспортным коридорам через Дальний Восток может поставляться в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Что дает основания для развития Иркутской области как транспортно-логистического хаба на пути «Восток - Запад».
Нам надо развивать Иркутск так, как он исторически является центром Восточной Сибири, центром принятия решений. Создавать благоприятные условия для цифровой экономики, строить центры обработки данных, удостоверяющие центры. Они, в свою очередь, будут обрастать инфраструктурой, привлекая все новые компании, завязанные на этой сфере, увеличивая количество рабочих мест и финансовые потоки.  Почему здесь? Потому что в этих технологиях 70-80% стоимости продукции – это цена охлаждения серверов, а у нас девять месяцев зима и низкая стоимость электроэнергии. К тому же для цифровых технологий не важно, где географически находится компания. Иркутск называют центром Восточной Сибири, и он может скоро стать им еще и в силу расцвета цифровых технологий.

– На Дальнем Востоке развиваются новые госинструменты для подъема инвестиционной и деловой активности – ТОРы и Свободный порт Владивосток. У вас тоже есть ТОСЭР – в Усолье-Сибирском с 2015 года. Каковы сейчас результаты работы в ТОСЭР – количество резидентов, проектов, привлеченных инвестиций?
– Пока это перспективное направление еще не получило у нас должного развития. Мы, как законодательная власть, создаем благоприятные условия, к примеру, законодательно закрепляем налоговые льготы. У власти исполнительной задача более практическая.
Вообще, правительству должно быть стыдно – ТОСЭР открыли, а там нет бизнеса до сих пор. Все потому, что размыта ответственность. ТОСЭР губернатору надо брать под личный контроль. Надо принимать правильные управленческие решения.
Любой бюджет состоит из двух частей – доходной и расходной. Перед правительством всегда остро стоит вопрос, как распределить финансы – надо и школы построить, и бассейны отремонтировать, и юбилей области отпраздновать, всегда найдутся первоочередные траты, на все не хватает. Если посмотреть внимательно, задача структуры управления Иркутской области состоит именно в управлении расходами, это во многом закреплено законами. А задачи работать с доходами, зарабатывать — нет.
Нам в регионе надо создать такую управляющую систему, которая бы ставила в приоритет и формирование доходов области. В исполнительной власти должен быть человек, который отвечает за доходы. Он должен знать мировую экономику, денежную кредитную политику, в идеале – быть финансовым гением. Который, к примеру, мог бы зарабатывать деньги для Приангарья на областных долговых обязательствах, ценных бумагах. Он же должен заниматься привлечением инвестиций. Пока что у нас все говорят как потратить. И никто не говорит, как заработать.
Законодательное Собрание в конце прошлого года при утверждении бюджета внесло пункт, по которому все тендеры должны быть проведены в течение ста дней. Это был сделано как раз для того, чтобы эффективно распорядиться средствами, внедрено как элемент финансового контроля.

– Прошедшим летом на сессии заксобрания рассматривался вопрос о законности выдвинутого инициативной группой предложения о проведении референдума о возвращении прямых выборов мэра Иркутска. В итоге областная избирательная комиссия вынесла постановление об отказе инициативной группе в проведении референдума на территории Иркутской области. Что будет дальше, если жители Иркутска все-таки захотят прямым голосованием выбрать мэра?
– История с проведением референдума по прямым выборам мэра Иркутска – из числа тех споров, инициатор которого никак не угомонится, провоцируя все новые витки разбирательств. Так представители КПРФ изо всех сил пытаются доказать, что решения Законодательного Собрания области, касающиеся выборов иркутского градоначальника, не соответствуют букве закона и ущемляют интересы большинства. Сначала оспаривалось принятие областным парламентом закона «Об отдельных вопросах формирования органов местного самоуправления муниципальных образований Иркутской области» в той его части, которая касается Иркутска и устанавливает, что в областном центре мэр выбирается из числа депутатов городской думы. Коммунистические спорщики обращались в Конституционный суд – дескать, такое решение незаконно. Но получили ответ – законно, и точка.
Тогда неугомонная группа от КПРФ решила зайти с другой стороны – инициировать областной референдум по вопросу: «Согласны ли вы, чтобы в Иркутской области был принят закон Иркутской области, предусматривающий избрание глав всех муниципальных районов Иркутской области, городских округов Иркутской области на муниципальных выборах на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании?». Однако, в Иркутской области, кроме регионального центра, главы и так избираются посредством прямых выборов. Законодательное Собрание отказало в признании соответствующим законодательству такого вопроса, и компартийцы вновь пошли в суд. И вновь получили «от ворот поворот». Областной суд признал правоту депутатов.
Казалось бы, второе судебное решение в пользу регионального парламента, пора успокоится и заняться более насущными вопросами, чем выборы мэра – ведь таковой в Иркутске сейчас есть и вполне себе справляется с этой работой. Но включив пламенный мотор, коммунисты отправились в Верховный суд – оспаривать теперь уже решение областного суда, тем самым, ни много ни мало, демонстрируя недоверие региональному судопроизводству – причем делают это шумно и агрессивно, не скупясь на громкие заявления.
Вся цепочка разбирательств уже больше похожа на попытку не просто изменить выборный порядок, а сформировать в обществе недоверие – к законодательной и судебной ветвям власти. Причем, не к отдельным представителям, а к системе в целом. Это, конечно, не государственный переворот, но однозначно – попытка подорвать устои, сложившиеся в умах граждан. Кому же верить, если депутаты принимают не те законы, а суды, в том числе Конституционный, выносят не те решения. Общим будет резюме – да и не пойдем мы больше ни на какие выборы. И ведь не пойдут. Тут, как говорится, круг замкнулся. Граждане и так не ходят – на участки для голосования на выборах мэра Иркутска в 2005 году не пришел 71% избирателей, в 2010 – 66,5%. Так чего добивается группа товарищей?
Не самим ли представителям КПРФ эти выборы нужны в первую очередь? Ведь если мэр выбирается из числа депутатов Думы, значит, для того, чтобы градоначальником стал  коммунист, нужно в состав Думы провести большинство его однопартийцев. В такой успех КПРФцы не верят, да вряд ли он возможен. А вот одного партийца на кресло градоначальника с горем пополам еще можно найти и отправить на прямые выборы, а там как карта ляжет.
В любом споре нужно вовремя остановиться и осмыслить результат, а не пытаться увидеть за жирной точкой, поставленной одной из сторон, многоточие.

– В одном из своих интервью вы говорили, что кроме того, что будете помогать исполнительной власти, будете и контролировать работу исполнительной власти. В чем это конкретно проявляется и каковы результаты этого контроля?
– Мы действительно усилили такую функцию представительного органа субъекта, как «парламентский контроль». Все минувшее лето было посвящено парламентскому контролю строительства и ремонта объектов социальной инфраструктуры. Депутаты в своих округах посещали объекты и оценивали ход работ. Школы, детские сады, больницы и ФОКи возводятся в рамках реализации наказов наших избирателей, и пускать дело на самотек мы не собираемся.
К примеру, начиная такую работу и пообщавшись с людьми на местах, мы еще в начале года поняли, что выделить средства на строительство или капитальный ремонт школ недостаточно, необходимо сразу предусматривать в бюджете деньги на ее оснащение мебелью, современным оборудованием. Что мы и сделали при очередной корректировке финансового документа. Контролируя стройки, пришли к выводу, что надо менять систему при которой подрядчиков по государственным контрактам на местах контролирует непосредственно директор школы или главврач больницы. У руководителей этих учреждений другие задачи, они некомпетентны в строительстве и не имеют полномочий повлиять на нерадивых застройщиков. А спрашивают потом с них.
И таких моментов, которые можно увидеть бывая на местах,  лично разговаривая с людьми, множество. Есть мелкие текущие задачи, для решения которых достаточно консультаций, обнаруживаются и системные просчеты, которые ставятся на вид правительству региона и включаются в план работы профильных комитетов Законодательного Собрания.
Летом мы приняли законопроект, которым вводим такую форму работы как «парламентский запрос» и усиливаем значимость депутатского запроса. Думаю, все это в совокупности усилит эффективность региональной власти в целом.

– Чем, на ваш взгляд, вызваны достаточно сложные взаимоотношения губернатора области и руководителей муниципальных образований области?
– Не все институты, которые созданы предыдущими управленцами, были правильно поняты новой властью. Сейчас мы видим демонстрацию волюнтаризма, который в коммунистической партии советского периода преследовался как неэффективная система. Исполнительная власть решила использовать Региональный совет Иркутской области для «битья мальчиков», заставить мэров отчитываться перед губернатором. Но главы муниципальных образований не подчиненные губернатора. Совет создан для выработки консолидированных решений. Надо уметь договариваться, надо искать концептуально новые и взаимовыгодные подходы, которые повлияют на экономическую ситуацию в лучшую сторону. А война ни к чему не приведет.

– Расскажите, пожалуйста, о работе межведомственной комиссии по обеспечению реализации в регионе приоритетного проекта «Городская среда», в рамках которого будет проведено благоустройство дворов и общественных территорий, а также городских парков. Каков объем выделяемых средств на эту программу и насколько эффективно они используются?
– Межведомственная комиссия создана для координации всей работы по реализации приоритетного проекта «Формирование современной городской среды». В нее включены представители органов государственной власти Иркутской области, органов местного самоуправления (Ассоциации муниципальных образований Иркутской области), политической партии «Единая Россия» и Общероссийского народного фронта «За Россию», представители общественных организаций, объединений предпринимателей, главный федеральный инспектор по Иркутской области. Ее  возглавляет председатель областного правительства, депутаты Законодательного Собрания выполняют функцию координаторов, мэры и общественные советы организуют работу на местах.
Это очень интересный проект, который инициирован фракцией партии «Единая Россия» в Государственной Думе, работает на всю Россию, правда, многие об этом стесняются говорить. Это очень мощное решение. Из федерального бюджета только на Иркутскую область была получена сумма в размере 454 миллиона рублей. Из областной казны было выделено 224 миллиона рублей, из муниципальных – 95 миллионов рублей. В этот пилотный год проект реализуется в 15 городах, в будущем году их количество станет гораздо больше. Самое важное, что местные жители сами определяют, какие места подлежат благоустройству. Депутаты Законодательного Собрания, члены фракции партии «Единая Россия», контролируют, как проходят работы в их избирательных округах. И мы уже видим наглядные результаты реализации этого проекта.
Хочу также обратить ваше внимание на аналогичные программы, принятые на уровне региона. Мы ежегодно без малого две тысячи мероприятий выполняем по программе «Народные инициативы». У нас есть программа «Наказы избирателей», которая сформирована в 2013 году. Все мэры и главы муниципалитетов, которые работали в то время, знают, сколько мы над ней трудились. Сегодня она в действии, объекты программы ежегодно включаются в бюджет Иркутской области. Мы рассматриваем возможность в будущем году в два раза увеличить финансирование по «Народным инициативам» – до одного миллиарда рублей в год.

– На заседании президиума Ассоциации муниципальных образований Иркутской области было озвучено, что более 6,7 млрд рублей составляет дефицит муниципальных бюджетов Иркутской области на сентябрь-декабрь 2017 года. Под вопросом выплата зарплат, оплата коммунальных расходов, финансирование иных полномочий местного самоуправления. Какие действия будут предприняты законодательной и исполнительной властью региона для решения сложившейся ситуации?
– Возникший разрыв более чем в шесть миллиардов было трудно предугадать. Выросли тарифы, в территориях были введены в строй новые объекты, которые теперь нужно содержать и платить заработную плату персоналу.
Однако, мы плюсом получили в областную казну 11 миллиардов рублей. В первую очередь эти деньги должны быть направлены в муниципалитеты, чтобы сбалансировать местные бюджеты. Мы намерены сделать это в рамках ближайшей корректировки областного бюджета текущего года, которая планируется в конце октября – начале ноября текущего года.  Также  учтем этот опыт и при планировании бюджета на 2018 год.
Другой вопрос – деньги надо не только дать, но и проконтролировать. Провести финансовый аудит и понять, на что действительно надо давать. Как уже говорил, исполнительной власти надо конструктивно работать с мэрами.

– Какие самые важные законы планируется принять заксобрание Иркутской области до конца текущего года? И какие законы нужно было бы еще принять, чтобы вы могли сказать себе, что  с пользой провели свой срок на посту руководителя Законодательного собрания  Иркутской области?
– Хочу особо выделить законопроект, который я уже упоминал выше – «О внесении изменений в отдельные законы Иркутской области» и призван усовершенствовать формы наших контрольных полномочий.
Также считаю важным законопроект, который мы утвердили на сентябрьской сессии, «О ежемесячной денежной выплате отдельным категориям студентов в целях привлечения их для дальнейшей работы в медицинских организациях, расположенных на территории Иркутской области». Законопроект инициирован депутатами нашего парламента в рамках последовательных действий по решению проблемы нехватки врачебных кадров в территориях Приангарья. Законом устанавливается стипендия для талантливых студентов медицинских вузов. Теперь они будут получать из региональной казны пять тысяч рублей, а молодые люди, обучающиеся медицинским специальностям по целевым направлениям – по три тысячи рублей в месяц. Такая практика уже применяется в соседних регионах, значит, Иркутская область не должна отставать в конкурентной борьбе за будущих врачей.
Кроме того, областной парламент намерен продолжить работу над стратегией социально-экономического развития Иркутской области, рассчитанной до 2030 года. Документ был принят в первом чтении 15 февраля 2017-го – с условием, что он будет тщательно доработан. До конца года предполагается вынести этот важнейший вопрос на одну из  сессий.   
И, конечно, главная задача депутатского корпуса совместно с правительством – это формирование бюджета области на 2018 год и плановый период 2019-2020 годов. Все депутаты Законодательного Собрания сформулировали и направили в профильный комитет по бюджету предложения, которые необходимо учесть при составлении документа. На основании этих предложений мы подготовили обращение к губернатору региона. Подчеркну, что мы придерживаемся принципа системности при работе над главным финансовым документом, областной бюджет 2018 года и последующих лет обязательно сохранит свою социальную направленность – как и ранее, более 70% расходов планируется направить на социальную сферу – образование, здравоохранение, культуру, спорт. В приоритете нашей работы остаются все виды социальной поддержки населения, исполнение указов Президента Российской Федерации по повышению заработной платы бюджетникам, поддержка развития массовых видов спорта, отраслей сельского хозяйства и малого бизнеса.
В завершение хочу сказать: я не провожу срок, я работаю. Замещаю государственную должность председателя Законодательного Собрания путем избрания из числа депутатов. Как и все депутаты несу ответственность перед своими избирателями, при этом исполняю функциональные обязанности руководителя. Могу отметить, что именно с нашего созыва начинается эра цифровых технологий, применительно к депутатской работе. Мы стали первыми в стране по открытости и доступности информации, внедрив систему «Электронного парламента». Каждый гражданин может увидеть, как идет работа над законопроектами, какие законы принимаются, найти необходимые документы. Сайт Законодательного Собрания Иркутской области в 2017 году был признан лучшим в стране среди сайтов представительных органов власти субъектов.
Все, что мы делаем, мы делаем для благополучия жителей Иркутской области. Действие законов, которые мы принимаем, видны по индикативным показателям нашего региона. Жизнь расставляет все на свои места.