Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дальний Восток в ожидании ВЭБа

Поможет ли укрупнение институтов развития Дальнего Востока оптимизировать управление территорией

Дальневосточный федеральный округ (ДФО) не первый год находится в фокусе внимания федеральных властей. Однако существовавшая с 2013 года довольно сложная система управления макрорегионом не раз подвергалась критике. Как следствие, объявленная в ноябре 2020 года Правительством РФ реформа институтов развития завершится созданием в системе государственной корпорации «ВЭБ.РФ» (ВЭБ.РФ) единого «сверхинститута» развития Дальнего Востока. Будет ли новая структура исключительно финансовым инструментом развития ДФО? Или она займет важное место в выработке и реализации стратегии развития макрорегиона? Как она будет взаимодействовать с отвечающими за Дальний Восток федеральными органами исполнительной власти? Ответы на эти вопросы попытался дать эксперт ИАА «East Russia».

Дальний Восток в ожидании ВЭБа
Фото: вэб.рф

Роман Тарантул

предприниматель, член Русского географического общества

Дальневосточный федеральный округ занимает 40,6% территории России, однако проживает здесь лишь 5,6% населения страны. Не в лучшем состоянии находятся экономика и социальная сфера макрорегиона.  Как следствие, российское руководство уделяет особое внимание развитию данной территории. Так, еще в 2013 году Президент России объявил развитие Дальнего Востока национальным приоритетом страны XXI века.

Долгосрочные национальные программы, специально созданная система  государственного управления, преференциальные режимы для бизнеса и инвестиций – далеко не все меры, призванные обеспечить ускоренное развитие ДФО. Несмотря на достижение некоторых экономических и социальных успехов, в развитии региона по-прежнему остается множество проблем. В частности, критику экспертного и бизнес сообщества вызывает разветвленная система государственного управления Дальним Востоком, которая сейчас состоит из заместителя председателя Правительства РФ – полномочного представителя Президента в ДФО, Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики (Минвостокразвития) и сразу нескольких так называемых «институтов развития», существовавших в форме государственных фондов, автономных некоммерческих организаций, акционерных обществ.

Согласно федеральным законам, Полпред представлял Президента России в пределах ДФО, а также обеспечивал реализацию конституционных полномочий главы государства на территории округа. Минвостокразвития занимается координацией исполнения госпрограмм, управлением федеральным имуществом и контролировал осуществление органами госвласти субъектов полномочий Российской Федерации. Институты развития решают профильные задачи на выделенных направлениях, между которыми не всегда можно было установить точные границы распределения обязанностей и полномочий.

Примечательно, что до запуска Реформы мало кто упоминал о важной роли ВЭБ.РФ в развитии Дальнего Востока, который уже несколько лет является ключевым актором реализации множества проектов в макрорегионе. Госкорпорация представлена в ДФО как самостоятельно, так и в лице дочерних Фонда развития Дальнего Востока (ФРДВ), Российского экспортного центра (РЭЦ), ВЭБ-Лизинг и др.

2019-2020 год стали периодом наибольшей инвестиционной активности госкорпорации в макрорегионе. ВЭБ и его «дочки» профинансировали строительство терминала внутренних авиалиний в хабаровском аэропорту, комплекса по перевалке угля в порту Ванино, завода минеральных удобрений в Приморье, горно-металлургического комбината в Забайкалье, газоперерабатывающего предприятия в Амурской области. К середине 2020 года портфель инвестиций ВЭБ.РФ в дальневосточные проекты превысил 600 млрд рублей. Кроме того, госкорпорация запустила целый ряд программ поддержки малого и среднего бизнеса в ДФО. Таким образом, в указанный временной период были сформированы предпосылки для формирования в структуре ВЭБ.РФ «сверхинститута» развития ДФО, которому осталось лишь придать организационную оболочку.

Однако ряд фактов дает основание полагать, что по завершению Реформы именно ВЭБ.РФ станет ключевым игроком в развитии Дальнего Востока, который будет не только распоряжаться финансовыми ресурсами, но и влиять на внутри- и внешнеэкономическую повестку в макрорегионе путем определения приоритетных направлений развития территорий, влияния на органы власти, выстраивания самостоятельных отношений с зарубежными партнерами. При подобном развитии событий полпред и Минвостокразвития значительно утратят свой политический вес в макрорегионе, а основной задачей их деятельности станет создание необходимых условий для реализации проектов госкорпорации.

Во-первых, о лидирующей роли стратегии проектного финансирования в развитии Дальнего Востока говорит значительное аппаратное усиление ВЭБ.РФ с «дальневосточным уклоном». Правительство имело возможность «вшить» реорганизуемые и ликвидируемые институты развития в структуры профильных органов исполнительной власти, однако пошло по пути наращивания мощностей госкорпорации. Так, к ВЭБ.РФ отходят полномочия двух специализированных дальневосточных институтов развития: Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике (АРЧК) и Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АПИ). Дальневосточную мощь ВЭБа усилит и вливающееся в его состав «Роснано», которое также имеет определенные интересы в макрорегионе, к примеру, являясь соучредителем Дальневосточного фонда высоких технологий. Под полное управление ВЭБ.РФ переходят Корпорация развития малого и среднего предпринимательства и Фонд развития промышленности. Обе структуры также реализуют целый ряд проектов на Дальнем Востоке страны, а их вхождение в состав ВЭБ.РФ позволит привести к общему знаменателю госпрограммы поддержки малого и среднего бизнеса в ДФО.

Во-вторых, о том, что ВЭБ.РФ станет ведущим игроком в экономической и политической жизни Дальнего Востока говорит и новая расстановка связанных с макрорегионом государственных топ-менеджеров. Председатель ВЭБ.РФ Игорь Шувалов с 2008 по 2013 год в должности первого вице-премьера уже курировал вопросы развития Дальнего Востока. В 2013 году был учрежден пост «дальневосточного» вице-премьера, одновременно ставшего полномочным представителем Президента в ДФО. На должность был назначен на тот момент помощник Президента РФ Юрий Петрович Трутнев, на которого и была возложена ответственность за макрорегион и который несет ее поныне. Данные изменения в составе Правительства многие политологи тогда назвали «аппаратным успехом» и «удачным гамбитом» Игоря Шувалова, который снял с себя прямые обязанности по управлению сложным макрорегионом, но в то же время не утратив своего влияния в ДФО и сохранив за собой должность первого вице-премьера. Сегодня же И. Шувалов, не входя в состав Правительства и получая широкие «дальневосточные» аппаратные и финансовые ресурсы, становится де-факто надинституциональным куратором российской политики в округе. Де-юре полномочия по управлению макрорегионом все так же сохраняются за «дальневосточным» вице-премьером Юрием Трутневым.

В ноябре 2020 года на пост министра по развитию Дальнего Востока и Арктики был назначен Алексей Чекунков, который на протяжении шести лет возглавлял ФРДВ, входящий в состав ВЭБ.РФ. Эксперты называют Чекункова человеком из команды Шувалова, а его назначение на министерский пост – безусловным карьерным повышением. Кроме того, Чекунков - не политик и не чиновник в классическом понимании этих терминов. На протяжении всей карьеры он занимался работой с финансами и инвестициями, в том числе и частными. Вероятно, его назначение министром призвано повысить эффективность Минвостокразвития в сопровождении инвестиционных проектов. При этом в условиях главенствующей роли ВЭБ.РФ на Дальнем Востоке от нового министра вряд ли ожидают активного участия в политической повестке.

В-третьих, в пользу того, что ВЭБ.РФ станет для ДФО чем-то большим, чем просто источником проектного финансирования, говорит и накопленный в госкорпорации опыт работы с зарубежными партнерами. Скорее всего, власти наделят дальневосточный «сверхинститут» широкими международными полномочиями, рассчитывая дать новый импульс буксующему «повороту на восток». К примеру, к развитию Дальнего Востока прямо или косвенно могут быть привлечены такие азиатские «дочки» ВЭБ.РФ как VEB Asia Limited и «Российская торговая компания», которые сейчас занимаются привлечением иностранных инвесторов в российские проекты и продвигают отечественных экспортеров на рынках АТР. Тем более, что нынешний глава ВЭБ.РФ Игорь Шувалов имеет давний опыт выстраивания отношений с азиатскими партнерами. В 2008-2018 годах, будучи первым вице-премьером, он отвечал за выработку государственной политики в сфере внешнеэкономической деятельности и внешней торговли, при этом курируя азиатское направление сотрудничества. На посту главы ВЭБ.РФ он представляет Россию в Совете Межбанковской организации ШОС, регулярно встречается с высокопоставленными официальными лицами Китая, Японии, Сингапура.

Таким образом, в ближайшее время в стране будет сформирован новый дальневосточный «сверхинститут», который, вероятнее всего, несмотря на свой проектно-финансовый профиль, будет играть ведущую роль в системе государственного управления макрорегионом и оказывать ключевое влияние на политическую повестку.

3 декабря: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайджест региональных событий и свежая статистика