Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дальний Восток в «цифре»

На сессиях ВЭФ обсудили проблемы ИТ-инфстраструктуры и способы их решения

Цифровизация российской экономики сегодня – ведущий тренд: недавно утвержден паспорт национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации». Неудивительно, что четвертый Восточный экономический форум во Владивостоке был намного более «цифровым», чем предыдущий – данной теме в той или иной мере было посвящено восемь секций. Кроме того, была прокатана короткая версия цифрового интенсива «Остров 10-21», состоялась презентация Школы цифровой экономики ДВФУ (которая, впрочем, свелась к сольному выступлению видного адепта цифровизации российской экономики - главы Сбербанка Германа Грефа). Перед началом форума краевая администрация организовала для малого бизнеса «Восточную Upgrade-лабораторию», на которой обсуждались перспективы развития в крае цифрового предпринимательства. Не все 8 секций затрагивали Дальний Восток, часть обсуждений имели характер межведомственных совещаний по выполнению нацпрограммы. В результате обсуждений проявилась региональная специфика в трех направлениях: ИТ-инфраструктура, транспорт и трансграничная торговля.

Дальний Восток в «цифре»
Фото: ТАСС, Фотобанк ВЭФ
ИНФОРМАЦИОННАЯ ИНФРАСТРУКТУРА
Цифровизация невозможна без соответствующей инфраструктуры. Тем не менее, о ней периодически забывают: например, при строительстве космического города Свободный, который должен был стать «умным городом», не заложили требования по организации связи.

Основная же проблема с ИТ-инфраструктурой, как отметили участники одноименной секции, состоит в нехватке у государства средств для инвестиций. Операторы, в свою очередь, не видят для себя выгоды в развитии инфраструктуры, или видят её только для крупных городов. На существующей же инфраструктуре сервисы предоставлять невыгодно: для окупаемости дата-сервисов нужно снизить издержки в 2-3 раза. Из этого замкнутого круга есть всего три модели выхода: американская (высокий платежеспособный спрос и развитые рынки), китайская (инфраструктурные госинвестиции в регионы низкого спроса), и третья - концессия с неконкурентной средой, но с обязательствами оператора, такая модель реализована в Бразилии в труднодоступных районах Амазонки.

Для различных районов Дальнего Востока нужны разные модели: американская на развитом юге, китайская в менее обжитых местах, и бразильская на необжитом севере (улусы в Якутии, районы Чукотки и Магаданской области). По словам главы «Ростелекома» Михаила Осеевского, формат ГЧП в этой сфере перспективен, но бизнес должен предложить государству свои модели по концессиям.

Этот тезис поддержал представитель «Ростеха» Василий Бровко: государство, не имея достаточно средств для всех проектов развития, активно использует ГЧП, но для его реализации необходим ответственный бизнес, готовый работать в таких проектах с меньшей долей прибыли, чем 10-15 лет назад. Он разделил ИТ-инфраструктуру на базовую, которую государство должно развивать в ориентации на 50-летний период, и сервисы, которые можно создавать на основе этой инфраструктуры - от телемедицины до дистанционного зондирования земли (ДЗЗ), в отдельности они могут быть интересны разным инвесторам. Прикладные сервисы могут появляться на уровне среднего и малого бизнеса. При этом, государство должно гарантировать, что правила ГЧП не будут меняться хотя бы 10 лет, иначе бизнес не сможет спланировать свое участие в концессии. Г-н Бровко предложил использовать ДФО в качестве пилотной зоны для внедрения робототехники, искусственного интеллекта и других, в проектах опережающего развития на территориях, неблагоприятных для постоянного проживания людей.

Чжу Сянь (Новый банк развития БРИКС) согласился с тем, что на все виды инфраструктуры у государства денег не хватит, и предложил выделить три категории инфраструктур, каждую из которых следует развивать по-своему: имеющие коммерческий потенциал и обеспечивающих возврат инвестиций, их государству поддерживать не обязательно; инфраструктурные проекты, доход которых недостаточен для частных компаний, им нужна поддержка государства в виде минимальных концессий; проекты в отдаленных районах, которые не принесут дохода, участие государства в них критически важно.

Владислав Бутенко (Boston Consulting Group) констатировал отсутствие единой простой модели развития ИТ-инфраструктур для Дальнего Востока и исчерпание возможностей для выгодных бизнес-проектов, вследствие чего теперь придется высчитывать каждый проект и подбирать для него индивидуальное решение. Новая модель работы с издержками - это шеринг между операторами и распределение издержек между операторами и государством. Наконец, сферу ИКТ следует считать не отдельной отраслью, а функционалом, который пронизывает все отрасли и должен быть заблаговременно подготовлен регионами в виде агрегированного плана создания сетей связи.

ЦИФРОВИЗАЦИЯ ТРАНСПОРТА
Тезис об ИКТ как функционале, пронизывающем все отрасли, получил подтверждение на других секциях. Одной из самых представительных стала секция, посвященная цифровизации транспорта, которую открыло выступление одного из главных ответственных за «цифру» чиновников, зампреда Правительства РФ Максима Акимова. Он отметил, что Россия опаздывает с цифровизацией транспортно-логистических цепочек из АТР, как места концентрации мировых грузоотправителей, и призвал сделать российские компании бенчмарком цифровизации. С точки зрения бизнес-процессов транспорт – идеальный объект для цифровизации, имеющий потенциал роста эффективности до 35% за счет бесшовной доставки груза, новых цифровых сервисов для пассажира и других технологий. Г-н Акимов предложил построить «транспортный цифровой мост» в АТР, который бы гарантировал всем участникам перевозок достоверность цифровых подписей и защищенное оперирование в цифровой среде.

Сергей Иванов, спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта, поддержал Акимова, заявив, что оптимизация транспортных расходов даст рост ВВП на 1%.

Гендиректор РЖД Олег Белозёров охарактеризовал управляемую им корпорацию как крупнейшего владельца информации о перевозках грузов и пассажиров, и рассказал о стратегии цифровизации железной дороги, включающей внешний и внутренний контуры. Во внешнем контуре клиентам при помощи цифры предоставляются новые сервисы: интермодальные и «бесшовные» перевозки, и другие. У РЖД уже есть проект «Цифровая железная дорога», предполагающая создание интегрированной системы управления грузовыми перевозками, включающей электронную торговую площадку. Это избавляет процесс от множества документов, грузоотправитель может заказать перевозку в несколько кликов. Система позволяет видеть, где находятся вагоны, снизить их порожний пробег. К платформе, по словам г-на Белозерова, уже присоединилось 3000 грузоотправителей, её оборот превышает 10 млрд рублей. Система присоединяет, кроме железной дороги, также автотранспорт, склады, и в перспективе планирует включить страхование грузов. Пассажирам РЖД предоставляет сервисы по оформлению проездных документов, в т.ч. на мультимодальные перевозки, возможность заказать гостиницу и т.д. Внутренний контур включает повышение экономичности транспортных процессов, оптимизацию процедур и технологических цепочек. Это, например, мобильное приложение для путейцев. Вместе с японскими специалистами тестируются датчики рефконтейнеров для скоропортящихся грузов, отправляемых по Транссибу.

Не осталась без внимания тема китайского транзита: Антон Замков («РТ-Инвест Транспортные Системы») предложил оборудовать все автомобили, пересекающие границу РФ и КНР, системами ГЛОНАСС и китайской Бэйдоу. Цинвэй Чжан (первый секретарь комитета КПК провинции Хэйлунцзян) призвал к реализации совместного проекта «Логистический информационный порт Северо-восточной Азии». Наконец, Виктор Парахин (ФГУП «ЗащитаИнфоТранс») предложил создать «пространство доверия» ЕврАзЭС на основе единой цифровой платформы, включающей «цифровые транспортные коридоры». Такая платформа, по мнению выступающего, могла бы содержать информацию о грузе, обеспечивать ускоренное прохождение таможенных процедур, мультимодальные перевозки, бесшовную и безбарьерную транспортировку. Это позволит сократить время перевозки груза по «зеленому коридору» от Китая до ЕС с 20 до 5 дней. Докладчик рекомендовал использовать в качестве полигона транспортный коридор «Приморье-2», для чего оборудовать участок дороги в этом коридоре «умной» инфраструктурой, запустить по «Приморью-2» беспилотный грузовой автотранспорт, отработать на платформе такие сервисы, как  «умный цифровой пункт пропуска», технологию автоматизированной перегрузки, мультимодальных перевозок, «умный порт» и «умный логистический центр». Успешный опыт создания «цифровых коридоров» Приморье-1 и Приморье-2 может быть впоследствии распространен на другие трассы.  

ТРАНСГРАНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ
Ещё одна перспективная сфера цифровизации – это международная торговля с её критическим звеном в виде инфраструктура доставки, в которой ведущую роль играют почтовые службы. Гендиректор «Почты России» Николай Подгузов рассказал о цифровизации своего ведомства, которое доставляет из Китая 200 млн посылок в год. Доля онлайн-торговли в общем объеме российской торговли пока не превышает 3,5%, Минпромторг планирует довести её до 20%. С этой целью «Почта России» запускает строительство 38 логистических центров в 34 городах, что позволит обеспечить доставку отправлений в течение 1-2 дней для 80% населения, инвестиции в этот проект составляют 24 млрд руб. Один из таких комплексов, стоимостью 3 млрд руб. и площадью 17 тыс. кв. м, будет в 2020 году запущен в Хабаровске, что позволит пересылать в регион до 15 млн посылок.

Логистический комплекс, по словам г-на Подгузова, является не только зоной сортировки, но и местом складского хранения, где можно комплектовать заказы при покупке. Арендаторами центра выступят торговые компании. «Почта России» также развивает экспресс-каналы, что уменьшает срок доставки небольших посылок из Китая с 2-3 недель до одной недели, а в перспективе 1,5-2 лет - до 3 дней.

Коллега г-на Подгузова, вице-президент China Post Group г-н Ли Сюн рассказал, что его ведомство занимается интернет-доставкой с 2001 года, и в 2017 году обработало 1,2 млрд посылок. China Post имеет более 60 логистических центров, работающих с иностранными операторами, специальный складской центр есть и для России. Возможности торговли с нами г-н Ли Сюн оценил как замечательные: объемы торговли растут, в 2017 году в РФ отправлено более 100 млн посылок. Россия становится все более важным партнером, поэтому китайские партнеры готовы вкладываться в развитие инфраструктуры трансграничной торговли. В настоящее время осуществляется авиадоставка грузов из Ханьчжоу в Сибирь, планируется линия до Москвы. Соседний Дальний Восток китайские почтовики намерены обслуживать посредством железной дороги.

Гендиректор eBay в России и на развивающихся рынках Европы Илья Кретов, в свою очередь, оценил российский рынок электронной торговли как весьма перспективный: пока электронный ритейл в России составляет всего 2,5-3% от общего объема ритейла. Что касается международной онлайн-торговли, то Россия с оборотом этого сегмента в 18 млрд долл. занимает меньше 1% глобального рынка. Перспективы роста г-н Кретов видит, помимо импорта, и в развитии экспорта: сегодня розничный экспорт составляет около 400 млн долл., и этот объем, по его мнению, может быть увеличен в 25 раз. Перспективным пользователем электронной торговли является малый бизнес. Сейчас в России экспортом занимается только 0,3-04% малого бизнеса, в восточной Европе – 2%, в западной – 7%. При достижении в России европейского уровня объем экспортного рынка составит уже 10 млрд долл., для этого eBay занялась экспортизацией городов в российских регионах. Пока, по словам г-на Кретова, жители регионов an masse не готовы к экспорту: они не знают английского, не понимают, что такое маркет-плейсы, не владеют культурой обслуживания клиента. Есть и проблемы в сфере государственного регулирования: не решен вопрос о возврате НДС при розничном экспорте, порядок временного вывоза товаров на склады временного хранения за рубеж.

Директор Китайского международного центра электронной коммерции г-н Чжу Сяолян обратил внимание аудитории на возможности, которые предоставляет электронная торговля формата В2С для малого и среднего бизнеса приграничных регионов. Партнер McKinsey & Company Елена Кузнецова обозначила цель достижения в электронной торговле 20% к 2025 году и указала на малую долю экспорта – сегодня исходящий трафик российской электронной торговли составляет 1% от входящего. Китайская сторона проделала большую работу по предоставлению удобных платформ торговли и пакетов услуг, приложили усилия и государство, и власти провинций - например, компенсировали расходы предприятий по подключению к платформам. При этом в России пока не видно таких игроков, которые бы предоставляли услуги малым предприятиям в регионах.

Вера Подгузова (Российский экспортный центр) напомнила про задачу роста к 2024 году товаров неэнергетического несырьевого экспорта и перечислила четыре направления работы РЭЦ по развитию электронной коммерции: обучение экспортеров, оптимизация нормативно-правовой базы, создание комплексной экспортной инфраструктуры и снижение затрат на экспортную интернет-торговлю за счет логистики, маркетинга и обработка платежей. Выступавший на секции по российско-китайским коммуникациям зампред Правительства Удмуртии Михаил Хомич, в свою очередь, рекомендовал РЭЦ как эффективный инструмент для проникновения на рынок Китая экспортеров, до которых просто надо донести его (РЭЦ) возможности.

Торгпред России в КНР Сергей Инюшин напомнил, что на долю Китая приходится половина мировой электронной коммерции (1 трлн долл.). Оборот России с 13 млрд долл. – в 100 раз меньше, а экспортный оборот меньше ещё в 100 раз. Для того чтобы претендовать на место в экспорте, российским производителям следует активно развивать себя с помощью электронной коммерции, других путей уже нет. Проблема развития российского экспорта, по мнению г-на Инюшина, заключается не в выборе площадки и не в маркетинге - Китай уже придумал отличные инструменты продвижения товаров, которыми российские экспортеры могут пользоваться, - а в наличии экспортного производства.

ПРОЛОГ ВМЕСТО ЭПИЛОГА
В завершение обзора следует заметить, что производство продуктов питания является одной из немногих конкурентоспособных отраслей в России, за счет которых возможен рост несырьевого и неэнергетического экспорта в Китай. При этом китайский рынок защищён многочисленными нетарифными барьерами - по поводу которых представители того самого малого бизнеса, которому предписывается в 25 раз увеличить экспорт в Китай, к сожалению, не имели возможности задать вопросы китайским чиновникам.

Известна история о том, что российское мороженое китайцы стали пускать в свои торговые сети только после того, как президент России лично привез партию мороженого в подарок китайскому лидеру. Поскольку подобный способ проникновения на рынок КНР невозможно масштабировать, приморские экспортеры, собравшиеся на упомянутой в начале текста Upgrade-лаборатории, пришли к выводу о необходимости использования для экспорта инструментов e-commerce, и договорились о создании местной цифровой сбытовой платформы, не дожидаясь появления во Владивостоке обучающих программ РЭЦ.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике