Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дальний Восток взял ориентир на молодых

Предприятия ДФО готовы вкладываться в студентов и в развитие их компетенций

Дальнему Востоку всегда не хватало рабочих рук, большая востребованность в кадрах есть и сейчас. Однако сегодня предприятия все охотнее принимают молодых специалистов, подыскивают их в вузах и средних специальных учебных заведениях, а затем вкладываются в их дальнейшее развитие и обучение. Почему ДФО берет ориентир на молодежь и какие специалисты сейчас нужны макрорегиону, в интервью EastRussia рассказал глава Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке Сергей Ховрат.

Дальний Восток взял ориентир на молодых
Фото: Пресс-служба АРЧК ДВ

- Сергей Владимирович, сейчас Дальний Восток, по сути, переживает новую волну индустриализации. На ваш взгляд, какие специальности на рынке труда будут востребованы?

- По поводу большой индустриализации – я согласен. Например, индекс промышленного производства на Дальнем Востоке за девять месяцев 2019 года составил 6,9%. Общероссийский показатель равен 2,7%. Более двух тыс. инвестиционных проектов либо будут, либо уже реализуются на Дальнем Востоке – это новые предприятия, новые отрасли производства в регионе. Соответственно, это и новый вызов.

Что касается отраслей, то наибольшая кадровая потребность на добывающих предприятиях, в лесопереработке, в аквакультуре и рыбоводстве, транспорте и логистике, сельском хозяйстве. Если говорить о профессиях, то здесь широкий перечень: горный инженер, маркшейдер, инженер-механик, технолог в лесной промышленности, судоводитель и т. д. Эти специальности востребованы уже сейчас и будут востребованы в дальнейшем, потому что предприятия развиваются, людей требуется все больше.

Интересный тренд, который мы видим сегодня — это то, что работодатели очень прицельно интересуются молодыми людьми, которые только выпустились либо из средних специальных учебных заведений, либо из высших учебных заведений. Они заинтересованы в том, чтобы привлечь выпускников на работу и инвестировать в их развитие.

Резидент ТОР «Михайловский» «РусАгро-Приморье» – яркий пример работы с выпускниками. Компания организует длительные – от полугода до года – стажировки для старшекурсников и выпускников профильных вузов. Направляют их в Тамбовскую и Белгородскую области, где агропроекты, которые у нас только запускаются, уже работают давно. По данным компании, 90% стажеров в результате включаются в штат компании. Старший агроном-семеновод, руководитель лаборатории, ветврачи, инженер-программист – это позиции, которые занимают вчерашние студенты.

Похожие траектории развития кадров есть и в других регионах. Приведу еще один пример: в Хабаровске девушка устроилась овощеводом в компанию JGC Evergreen. Немного проработав, поняла, что ей это интересно, предприятие заинтересовалось в ней как в сотруднике, оплатило обучение в вузе, и человек стал агрономом, построил свою карьеру и реализовался.

То есть сейчас наш регион предлагает молодым интересующимся, амбициозным людям перспективы быстрого карьерного роста и самореализации.

- То есть если в центральной части России человек получил образование и очень часто не может без опыта работы найти ее, то на Дальнем Востоке работодатель вкладывается в развитие компетенций?

- Есть такие примеры, и их действительно достаточно много. Исходя из той потребности, которую мы собрали в прошлом году до 2025 года, 35% приходится на вакантные должности без требования к стажу работы.

 - Вы не составляли какой-то рейтинг по самым востребованным специальностям?

- Востребованность определяется тем, какое производство развито в регионе. Если говорить о Приморском крае, то там, например, постоянно требуются электрогазосварщики, потому что там работает завод «Звезда», Дальневосточный центр судостроения и судоремонта, другие судостроительные компании. Если говорить о Сахалине, то там востребованы профессии, связанные с нефтегазовой сферой, также там требуются специалисты туристической отрасли. В Хабаровском крае нужны специалисты для местных производств, например, для «КнААЗ им. Ю. А. Гагарина».

В разрезе профилей – наиболее частые заявки работодателей на поиск и подбор на вакансии водитель трактора, горнорабочий подземный, электромеханик судовой, матрос, машинист горных выемочных машин, сборщик корпусов металлических судов, слесарь КИПиА, электрогазосварщик. В категории уникальных специалистов чаще других требовались аудитор в сфере строительства, специалист оформления таможенного транзита, главный агроном, главный ветеринарный врач. На руководящие позиции высокий спрос на главных конструкторов и механиков, руководителей проекта в области судостроения.

- А приходится искать каких-то необычных специалистов?

- Не так давно у моих сотрудников появилась необходимость найти человека на уникальную позицию – главный агроном в тепличный комплекс «Саюри» в Якутии. Казалось бы, какие теплицы в Якутии? Но там серьезное, на мой взгляд, производство, для которого нужен агроном, чтобы компетентно следить за процессом выращивания растений в непростых климатических условиях. Вообще искать человека для любой позиции интересно, в каждом случае находишь свою изюминку, и когда получается, несомненно, работа приносит удовлетворение.

- Какова механика подбора сотрудников?

- Основная задача Агентства по развитию человеческого капитала — обеспечивать кадрами резидентов ТОР, инвесторов и другие хозяйствующие субъекты. Мы бесплатно помогаем предприятиям, которым оказывается государственная поддержка. У нас есть сформированные компетенции и очень серьезная аналитическая, методологическая основа. То есть, мы берем конкретное предприятие и, исходя из его потребностей, помогаем ему: показываем, где найти сотрудников, выходим на органы государственной власти, чтобы организовать процесс подготовки кадров на перспективу – обучать конкретным специальностям. На основе потребностей и нашей экспертной оценки составляется план контрольных цифр приема в учебные заведения, подбора и т. д.

У всех разные запросы. Недавно во Владивостоке встречались с компанией, которая занимается производством носков. Ей просто были нужны специалисты здесь и сейчас, один-два человека, потому что таких специалистов не так уж много и нужно в принципе. Решение оптимальное в данном случае – производственное обучение. А есть крупные компании, например, горнодобываюшие, это уже большая стратегическая задача, где поиск по сайтам вакансий не поможет, нужно взаимодействие с государственными органами, чтобы в конечном итоге найти нужных специалистов и организовать профессиональную подготовку кадров на будущие периоды.

- Вы помогаете резидентам, но их очень много. Как справляетесь? Или нет наплыва обращений?

- Наплыв обращений есть. Например, по госпрограмме в 2020 году у нас стоит задача трудоустроить порядка 15 тыс. специалистов. Понятно, что мы не можем взаимодействовать по индивидуальному плану с каждым резидентом, потому что мы – не кадровое агентство, которое просто подбирает людей. Мы используем модульные решения, хорошо зарекомендовавшие себя механики взаимодействия, так сказать, накладываем «кальку» на проект и адаптируем ее под конкретного работодателя.

То есть, АРЧК ДВ работает как интегратор. Для решения стратегических задач мы взаимодействуем с органами власти, которые находятся на территории региона — центрами занятости, министерствами образования, министерствами экономики. Сами бы мы, конечно, не справились.  Если говорить о стратегии, то важным звеном становится сбор кадровых потребностей. Для чего их собирать, например, до 2025 года? Для того, чтобы уже сейчас просчитать потребность и наложить на имеющуюся систему образования, понять, где есть перекосы. В 2018 году мы эту работу осуществили, во взаимодействии с органами государственной власти на местах у нас получилось открыть 17 новых специальностей, большей частью в СПО.

- А если нужны специалисты, которых нет в регионе?

- То же самое — ищем, где взять. Сначала смотрим на характер потребности — нужен ли опыт, сколько специалистов необходимо, с каким образованием, по каким специальностям. Смотрим по регионам, где есть похожее производство, привлекаем по программам «Соотечественники», «Трудовая мобильность». Для местного рынка организуем переобучение, работаем с образовательными организациями, которые могут подготовить таких специалистов.

- А если к вам за помощью обратится нерезидент, поможете такой компании?

- Мы работаем со всеми. Резиденты — основное направление, но есть и нерезиденты. За девять месяцев 2019 года мы содействовали трудоустройству персонала в 72 компании.  А вообще соглашения у нас заключены с 300 компаниями. Кому-то нужно показать путь к учебному заведению, кому-то подобрать специалистов, кому-то нужен весь перечень наших услуг. А кто-то только заходит на рынок, и таким компаниям мы помогаем на рынке сориентироваться — готовим обзор заработной платы, чтобы на этой основе предприятие элементарно могло сформировать штатное расписание.

- Кстати, про зарплаты. Региональные власти часто говорят о том, что зарплата на Дальнем Востоке должна быть в два-три раза выше, чем в европейской части России, чтобы люди ехали туда. Что вы можете сказать на этот счет по обзору рынка зарплат?

- В среднем по Дальнему Востоку зарплаты сейчас выше, чем в европейской части на 23%. Конечно, заработная плата отличается в разных отраслях, регионах и для разных специальностей: у квалифицированных специалистов превышение заработных плат уже сейчас может быть в разы выше.

В современных реалиях Дальнего Востока повышенный компенсационный пакет своим работникам может устанавливать резидент ТОР за счет тех финансовых возможностей, которые у него возникают в связи с налоговыми преференциями, существующими для резидентов ТОР и СПВ. Компании готовы платить большую заработную плату квалифицированным специалистам, обладающим опытом и знаниями. Таких примеров, по данным наших коллег из Корпорации развития Дальнего Востока, немало – МС «Бункер», Mazda, «ДВ-Инжиниринг». Взять тот же завод каменной ваты «ТехноНИКОЛЬ Дальний Восток». Численность персонала на предприятии, созданном резидентом ТОР «Хабаровск», сегодня составляет чуть более 150 человек, а средняя зарплата равна 61 553 рублям. Это при том, что средний уровень заработной платы в Хабаровском крае оценивается Росстатом в 48 463 рубля. Для сравнения, в том же Краснодарском крае он равен 33 845 рублям (данные 2018 года). И количество таких примеров, благодаря резидентам ТОР и СПВ будет расти вместе с экономической активностью региона и квалификацией кадров.

- Порой жители дальневосточных городов заявляют, что им самим не хватает работы, и не понимают, зачем привозить людей из других регионов, когда мест нет и зарплаты небольшие.

- Сразу скажу, что в нашей работе приоритет при трудоустройстве отдается жителям ДФО. Порядка 90% трудоустроенных Агентством специалистов – это местные жители. Если же посмотреть на статистику географии соискателей на вакансии, которые Агентство размещает на работных сайтах и на нашем портале «Работа на Дальнем Востоке», то мы увидим рост доли дальневосточников в этих откликах. Если в 2017 году на долю местных в нашей базе резюме приходилось 57%, то в 2018 году — уже 64%. У нас главная ориентация идет на жителей Дальнего Востока. Агентство готово предлагать жителям ДФО именно то, что дают новые предприятия, рассказывать, где можно обучиться этой специальности, где можно переобучиться, и предложить работу с достойной заработной платой. Вакансий с зарплатой в 18-20 тыс. рублей в нашем банке практически нет

- Есть на Дальнем Востоке компании, которые вкладываются в выпускников вузов, в переобучение, может быть, создают кафедры?

- «Газпром переработка Благовещенск» очень серьезно вкладывается, взаимодействует с Дальневосточным федеральным университетом, где открыта кафедра. Их совместная работа началась, в том числе через Агентство по развитию человеческого капитала. Большую работу с молодыми специалистами также проводят «Колмар», «Торэкс-Хабаровск», «РусАгро», УУАЗ и другие компании

- Сегодня выпускники школ очень хотят получить высшее образование, но на предприятиях нуждаются в рабочих специальностях. Как в вашем банке вакансий распределяются такие специальности?

- 75% от общей кадровой потребности в перспективе до 2025 года — это рабочие со средним специальным образованием. Если говорить о престижности профессий, на мой взгляд, вектор меняется. Мы недавно были во Владивостоке, смотрели колледж, которому по единой субсидии Минвостокразвития выделили деньги на развитие материально-технической базы. Тренажеры, на которых сейчас занимаются студенты, полностью соответствуют сегодняшним реалиям, а в некоторых случаях даже уже шагнули вперед. Соответственно, в такие колледжи и идут работодатели, потому что понимают, что там сейчас готовят специалистов, которые смогут работать на технически актуальном оборудовании.

Если говорить в цифрах, то на Дальнем Востоке сейчас 46% молодежи в возрасте от 15 до 19 лет занимаются в системе среднего профессионального образования, а три года назад этот показатель составлял 36,2%. Сейчас реализуется нацпроект «Образование», мы работаем с министерством просвещения и регионами, чтобы через этот проект проходило финансирование развития наших учебных заведений. В 2019 году завершился конкурс на 2020 год, результат — 450 млн для 18 колледжей. Эти деньги, в конечном итоге, превращаются в компетенции учеников, выпускники становятся востребованными.

- А какая работа ведется со школьниками, которые стоят перед выбором профессии?

- Выражаясь казенным языком, в 2019 году во исполнение программы подготовки кадров для ключевых отраслей экономики, которая утверждена постановлением Правительства, была издана «дорожная карта» по профессиональной ориентации. Она содержит перечень мероприятий, которые мы реализуем совместно с субъектами. Это уроки профориентирования, куда мы приглашаем наших работодателей, Дни открытых дверей на предприятиях, мероприятия в рамках проектов «Билет в будущее», «Неделя без турникетов» и  т. д. Сейчас на территории Дальнего Востока открываются Центры опережающей профессиональной подготовки, на базе которых проходит много профориентационных мероприятий, реализуется комплекс мер, направленных на то, чтобы рассказать, где можно найти работу, с какой зарплатой, где обучиться этой профессии на территории Дальнего Востока.

Если говорить о том, как мы информируем центральную часть России, то в декабре в третий раз прошли Дни Дальнего Востока в Москве, в основном их мероприятия были ориентированы на школьников, на учащихся средних специальных учебных и высших образовательных учреждений. Выставку посетили более 27 тыс. человек. На мой взгляд, с каждым годом интереса к знаниям о Дальнем Востоке у детей из центральной части России становится все больше и больше.

- Как считаете, какие еще меры могли бы помочь остановить отток населения из ДФО?

- Думаю, нужно просто системно работать над этой проблемой, чем и занимается Минвостокразвития, вице-премьер. Человеку нужно что? Первое — работа, второе — жилье, а третье — чтобы он вышел и его устраивал окружающий мир, окружающая действительность. Понятно, что много и в течение короткого времени сделать просто невозможно, поэтому сегодня и создаются новые предприятия, чтобы была работа, развиваются центры экономического роста, чтобы людям было комфортно жить. Должна помочь и «дальневосточная ипотека». Еще раз повторюсь: системная реализация запланированных мер, поиск новых идей, решений в конечном итоге приведет к тому, что тренд оттока населения, я думаю, будет переломлен.

- Как изменится работа Агентства после его переименование в Агентство по развитию человеческого капитала Дальнего Востока и Арктики?

- Мы распространяем свою деятельность на территорию Арктики. Дополнительные функции заключаются в том, что опыт, который мы наработали на Дальнем Востоке, будет реализовываться, в том числе и в регионах Арктической зоны.
25 сентября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика