Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

«Дело Скрипаля» и Япония

Почему Страна восходящего солнца не выслала российских дипломатов

«Дело Скрипаля» и Япония
Фото: Александр Щербак / ТАСС

Валерий Кистанов

руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН
В марте этого года ведущие страны Запада начали скоординированную высылку российских дипломатов в связи с обвинением России со стороны премьер-министра Великобритании Терезы Мэй  в якобы применении ею химического оружия при покушении на убийство бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери в английском городе Солсбери. Более 20 стран выслали свыше  100 российских дипломатов, причем только Соединенные Штаты изгнали 60 человек. Эти действия подавались в Европе и США как проявление международной солидарности в ответ на агрессивные действия Москвы. Из стран «Большой семерки» лишь Япония воздержалась от высылки российских дипломатов. Более того, поначалу официальный Токио сторонился и развёрнутой на Западе безудержной кампании осуждения России. Это вызвало волну критики администрации Синдзо Абэ как внутри страны, так и за рубежом. Правительство Японии обвиняли в том, что по «делу Скрипаля» оно шагает не в ногу с остальными «демократиями мира».

Так, японский официоз - газета Japan Times в номере от 27 марта писала по этому поводу: «Международные партнеры Великобритании должным образом отреагировали на то, что министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон назвал “крупнейшей коллективной высылкой российских разведчиков”. Тем не менее, есть одно заметное исключение. Несмотря на то, что японскому правительству были представлены те же доказательства, оно отказалось напрямую обвинять Россию, оставшись единственным членом Группы семи, который не поддержал обвинение Великобритании и не изгнал российских официальных лиц».

Далее газета с сожалением констатирует, что вместо этого в телефонном разговоре с российским лидером 19 марта премьер-министр Синдзо Абэ просто заявил, что «применение химического оружия недопустимо и, прежде всего, важно установить факты». Абэ воспользовался тем же телефонным звонком, чтобы поздравить Владимира Путина с победой на выборах президента России и выразить желание более тесного сотрудничества.

Такая невнятная реакция Токио вынудила Терезу Мэй немедленно запросить телефонный звонок с Синдзо Абэ 20 марта. Цель звонка заключалась в том, чтобы побудить Японию сделать  более жесткое заявление на запланированной на следующий день встрече министра иностранных дел России Сергея Лаврова со своим японским коллегой Таро Коно в Токио. Однако к неудовольствию сторонников жесткого подхода к России на встрече высокопоставленных дипломатов двух стран Коно лишь повторил нейтральные слова Абэ. Более того, встреча министров иностранных дел прошла в непринужденной атмосфере. В ответ на шутку Коно о том, что российская делегация привезла с собой немыслимый снегопад, Лавров ответил своей шуткой: мы не вмешивались в ваши выборы, поэтому решили вмешаться в вашу погоду. Коно также подарил своему российскому коллеге торт по случаю его дня рождения.

Не остались в стороне от нападок на администрацию Абэ и остальные ведущие газеты Японии, требуя от нее немедленного присоединения к другим странам в принятии конкретных мер по наказанию Москвы за «дело Скрипаля». В этом плане особенно старалась правоконсервативная «Санкэй симбун», разразившаяся серией статей на эту тему. В частности, на ее страницах в своем репертуаре выступил бывший советолог Хироси Кимура, состоящий ныне в почетных профессорах Университета префектуры Хоккайдо.

В своей статье, опубликованной в номере от 12.04.2018, он оценивает «дело Скрипаля» ни больше, ни меньше как ставящее под вопрос всю политику Японии в отношении России. Японский профессор откровенно пишет, что администрация премьер-министра Синдзо Абэ с помощью выстраивания отношений доверия между руководителями Японии и России  добивается на переговорах о северных территориях (четырех островах южных Курил – EastRussia) реализации своих замыслов по возвращению этих территорий. Поэтому она занимает негативную позицию по поводу санкций, которые G-7 (Большая семерка) ввела против России из-за присоединения Крыма. Однако теперь, по мнению Кимуры, в связи с «делом Скрипаля» Япония стоит перед необходимостью принять важное решение в своей политике в отношении России.

Другие японские комментаторы также едины в своем мнении о том, что желание премьер-министра Синдзо Абэ не обострять отношения с Москвой в связи  с «делом Скрипаля» обусловлено надеждами на получение от нее уступок в территориальном споре по поводу южных Курил. Вышеупомянутая Japan Times прямо указывает на то, что причина сдержанности японского правительства заключается в том, что премьер-министр Синдзо Абэ не хочет, чтобы что-либо мешало его стремлению к территориальной сделке с Россией. В мае он отправится в Россию, где встретится с Путиным в 21-й раз. Как считает газета, этот визит явится кульминацией «нового подхода» Абэ к России. Объявленная в мае 2016 года, эта политика предполагает использование экономических стимулов и «личных отношений доверия» лидеров для поиска решения территориального спора в стране, что позволит подписать мирный договор.

В ходе предстоящих переговоров с Путиным Абэ конкретно надеется на прорыв в проведении совместной хозяйственной деятельности на спорных островах. Пять приоритетных направлений  этой деятельности  уже отобраны, но сторонам еще предстоит согласовать правовую основу проектов. Однако, подчеркивает издание, это не так просто, потому что Япония требует создания особого правого режима, который позволил бы японским субъектам действовать на островах без признания суверенитета России. Japan Times откровенно пишет, что хотя эти проекты являются маломасштабными, их значение будет заключаться в том, что они позволят вернуть японское присутствие на острова впервые после, как считает газета,  их оккупации Советским Союзом в конце Второй Мировой Войны. По расчетам Абэ, восстановление японского влияния на островах может послужить первым шагом на пути к окончательному возвращению территории.

Правда, делает оговорку издание, даже если бы у Японии был реальный шанс вернуть острова, отсутствие солидарности (со странами Запада по «делу Скрипаля» - EastRussia) со стороны администрации Абэ было бы достойным сожаления. Однако ситуация усугубляется тем фактом, что у Абэ нет реальной перспективы достижения прорыва. Действительно, накануне приезда в Японию в апреле Лавров подтвердил позицию российского правительства о том, что любые совместные проекты должны осуществляться в соответствии с российским законодательством. Вместо того чтобы отвлекаться на свои бесплодные усилия  вернуть четыре северных острова с целью создания  своего исторического наследия, Абэ должен сосредоточиться на демонстрации того, что Япония является надежным партнером по безопасности, а не просто «другом  лишь в хорошую  погоду», - заключает издание.

На фоне хора японских критиков России, а заодно и собственного правительства, по поводу «дела Скрипаля» одинокое соло «не в кассу» исполнил известный отставной политик Юкио Хатояма. Будучи лидером тогдашней Демократической партии Японии, он возглавлял японское правительство с 16 сентября 2009 года по 4 июня 2010 года. Бывший премьер-министр поделился в Сети личным мнением по поводу «дела Скрипаля». В своем Twitter Хатояма написал о том, что вся эта история не случайна. Он подчеркнул то обстоятельство, что громкий скандал случился незадолго до Чемпионата мира по футболу, который пройдет в России летом 2018 года. Японский деятель также напоминает, что события на Украине случились непосредственно перед Олимпиадой в Сочи. Хатояма отмечает, что у России не было мотивов убивать Скрипаля, и указывает на отсутствии у нее запасов использованного против него газа в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия. По мнению Хатоямы, «дело Скрипаля» используется премьер-министром Великобритании Терезой Мэй исключительно для того, чтобы обрушиться с критикой на президента России Путина.

И все же, судя по всему, администрация Абэ не выдержала давления извне и присоединилась к другим членам «Группы семи» 17 апреля, согласившись с тем, что именно Россия, вероятно, стояла за нападением на Скрипаля. В заявлении, опубликованном в тот день, министры иностранных дел G-7 одобрили вывод Великобритании о том, что «нет никакого правдоподобного альтернативного объяснения», кроме того, что Россия несет ответственность за нападение на бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочь Юлию в Солсбери 4 марта. Однако министр иностранных дел Таро Коно оговорился позднее в тот же день в Токио, что Япония по-прежнему надеется на то, что все факты инцидента станут известны благодаря дальнейшему расследованию, проведенному Организацией по запрещению химического оружия и британской полицией. Вместе с тем Коно подчеркнул, что Япония не намерена следовать другим членами G-7 в высылке российских дипломатов из-за инцидента.

Парадокс ситуации заключается в том, что в разгар яростной антироссийской кампании по поводу «дела Скрипаля», в которой, хотя и в ограниченных масштабах, принимает участие Япония,   Россия в конце марта сняла запрет на импорт морепродуктов из этой страны. Он был введен в связи с катастрофой на АЭС Фуксима-1 в марте 2011 года из-за опасности их радиационного заражения.  И это при том, что несмотря на настоятельные просьбы Токио, более двадцати стран, включая Китай, Южную Корею, а также Евросоюз, все еще сохраняют полный или частичный запрет на ввоз японских морепродуктов.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил на Московской конференции по безопасности в начале апреля, что многим странам, выславшим российских дипломатов из-за так называемого «дела Скрипаля», «выкрутили руки». По его выражению, это делается для демонизации России. Слова Лаврова в полной мере могут быть отнесены и к Японии, которая, хотя и не высылала российских дипломатов, но в результате нажима извне все же официально, хотя и бездоказательно,  осудила Россию по указанному «делу».

Такой шаг вряд ли будет способствовать созданию благоприятной атмосферы для дальнейших переговоров о решении территориальных переговоров и заключении мирного договора между двумя странами. В том числе в ходе предстоящих встреч Путина и Абэ в Москве и Санкт-Петербурге в мае текущего года.