Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дело – труба?

Эксперты международного форума «ТЭК России в XXI веке» о развороте на Восток: если мы не успеем в ближайшие пять лет, то опоздаем

Дело – труба?

Одной из центральных дискуссий XIII Московского международного энергетического форума «ТЭК России в XXI веке» стал восточный вектор энергетической стратегии страны. По мнению экспертов, «повернуться на Восток» не так-то просто: прежде чем поставлять энергию на экспорт, нужно разобраться с ее внутренним потреблением, а подача газа в Китай невозможна без импортозамещения. Но так ли мы нужны нашим новым партнерам, как нам кажется? Дискуссия получилась бурной.

Газ по плану

Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Арнольд Тулохонов обратил внимание на оптимизацию энергопотребления, подчеркнув, что рост производства электроэнергии не самоцель, а реальный фактор повышения уровня жизни населения.

«Россия производит электроэнергию, не востребованную рынком (Тулохонов привел слова министра энергетики РФ Александра Новака о том, что рост производства электроэнергии в России составит 28-30%, а потребление вырастет на 15%. – прим.автора), - сказал он. – Народу на востоке (страны – прим.автора) от этого ни жарко, ни холодно. Точно также и с нефтью: мы добываем все больше и больше, а жить становится хуже и хуже. И связи здесь никакой нет».

По его словам, газопровод «Сила Сибири», который призван решить ряд восточных проблем, на самом деле никаких проблем не решает. Более того, он идет, как и нефтепровод, по самым удаленным, незаселенным и пустым местам Сибири и Якутии.

Тулохонов отметил, что в реальной жизни интересы федерального центра и энергопроизводителей иногда не совпадают. При производстве электроэнергии возникают конфликтные ситуации, связанные с понижением уровня Байкала и мешающие энергетикам при прокладке магистральных газопроводов в стороне от промышленных центров Южной Сибири, а также игнорирующие позиции науки.

Чтобы скоординировать развитие энергетической отрасли с интересами различных структур, Тулохонов предложил создать Госплан. «Восточная политика разбита на региональную политику: каждый регион спасается сам по себе, но интереса России там нет. Я сегодня очень отчетливо сказал, что нужен Госплан, который интересы регионов превращает в интересы и государства, но Госплан не сам по себе - он должен иметь научно обоснованную стратегию, которая рождена в реалиях и на перспективу. У нас ни Госплана нет, ни науки», - прокомментировал Тулохонов EastRussia свое заявление.

С необходимостью государственного планирования при развитии и размещении добывающих и газоиспользующих мощностей на востоке согласился начальник управления по координации восточных проектов ОАО «Газпром» Виктор Тимошилов. «Не знаю, надо ли устанавливать Госплан, но то, что государственное планирование конкретно по востоку должно быть усилено – это однозначно, - констатировал он. - К большому сожалению, сегодня не мотивируют производителя к наращиванию объемов добычи для поставки на внутренний рынок, хотя эта задача была задекларирована, то есть приоритетной в Восточной газовой программе».

Тимошилов в своем выступлении подчеркнул, что «независимые производители хотят заниматься экспортом». По его словам, это не случайно, поскольку сама экономическая среда к этому подталкивает. «На востоке наблюдается несколько иное соотношение по перспективным поставкам газа на экспорт и внутренний рынок. Если по зоне Единой системы газоснабжения 3:1 в пользу внутреннего рынка, то на востоке (страны – прим.автора), если пофантазировать и предположить, что все перспективные экспортные проекты будут реализованы как по сетевому, так и по сжиженному природному газу, то соотношение будет обратным - и даже 1:10 в пользу внутреннего рынка», - поделился Тимошилов.

Тем не менее, стоимость газа для населения остается по-прежнему неприемлемой. Для изменения ситуации, по мнению Тимошилова, требуется существенная либерализация налоговых условий. Он подчеркнул, что либерализация нужна «не точечная, как это предлагается сейчас по территориям опережающего развития и по отдельным проектам, но именно тотальная. Результаты будут – будут и налоги, и рабочие места. Тогда будет внутренний мотив расширять производство. Пока потребление газа на Дальнем Востоке значительно ниже, чем планировалось по Восточной газовой программе».

При этом, считает Тимошилов, государство не определилось со степенью контроля на газовом рынке. «Должен быть разработан механизм, который создал бы уровень комфорта для нас как для предприятия, развивающего газотранспортную систему, чтобы мы могли быть на 100% уверены, что на момент ввода предприятия объемы газа, которые заявляются, они были бы подтверждены, что деньги, которые были потрачены на ввод месторождений и прочее, что они были потрачены не зря», - подчеркнул эксперт.

«И сегодня даже не понятно, как государство будет гарантировать газоснабжение при либерализации рынка и в случае ухода того или иного крупного игрока. Описываемые проблемы носят системный комплексный характер», - продолжил он, сказав о необходимости создания конкурентного рынка, без которого «не может произойти чуда».

«Энергетики со мной согласятся – необходимо больше свободы», - отметил Тимошилов. Тему продолжил первый заместитель генерального директора по инвестициям и развитию ОАО «ДВЭУК» Дмитрий Селютин, пояснив, что увеличивать объемы потребления энергии в энергоизбыточных районах Дальнего Востока зачастую не получается в том числе и из-за регулируемых тарифов, когда введение объекта влечет за собой серьезные тарифные последствия.

«Совершенно очевидно, что Российская Федерация со своим бюджетом не сможет в среднесрочной перспективе участвовать в развитии сетевого хозяйства Дальнего Востока. С другой стороны, дальневосточники совершенно не виноваты, что по насыщенности сетями они находятся далеко позади всей России. Следовательно, тариф общенациональных компаний – “ФСК”, “Русгидро” - должен включать инвестиционную составляющую, ориентированную на дальневосточные проекты. То есть это RAB-регулирование, это длинные тарифы, тарифы на 3-5 лет, общенациональные тарифы со включением туда средств, которые данные операционные компании моли бы направлять на развитие электроэнергетики Дальнего Востока», - сказал Селютин. Он также отметил, что энергетическое отставание макрорегиона сложилось из-за малонаселенности, удаленности и тяжелого климата территории.

«Поэтому строить нужно, и строить нужно еще много», - подытожил Селютин.

Рынок перемен

Экспорт газа на Восток, пожалуй, оказался ключевой темой дискуссии. Заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов начал свое выступление со слов о том, что ошибочно считать события на Украине и санкции причиной «поворота» России к восточным соседям: вопрос о диверсификации экспортных рынков страны, в частности газового рынка, звучал еще в 1995 году в первой энергетической стратегии России.

«Россия должна для обеспечения своей энергобезопасности диверсифицировать экспортные потоки российских энергоресурсов. И именно с этих позиций, на мой взгляд, и надо оценивать и заключение контракта с Китаем, и строительство газопровода "Сила Сибири", и создание новых заводов по сжижению природного газа как на Дальнем Востоке, так и в других регионах России. Но сделанное – это только первый шаг, вслед за которым необходимо дальнейшее развитие газотранспортной системы на востоке, дальнейшее развитие сотрудничества. А поскольку газовые ресурсы на востоке России, как известно, имеют сложный компонентный состав, необходимо создание в этих регионах ряда крупных газоперерабатывающих комплексов и даже химических производств», - сказал он.

По его словам, потребление газа в Китае стремительно растет. Если в 2000 году этот показатель составил всего 24 млрд кубометров, то в 2010 – уже 107 млрд. За 10 лет в 5 раз выросло потребление газа и в 2013 году составило 167,6 млрд кубометров. При этом если в 2000 году весь потребляемый в стране газ в ней же и добывался, то в 2010 году объем импорта газа составил уже 16,5 млрд кубометров, а в 2013 году – 53 млрд, из которых 25 млрд поступило в сжиженном виде и 28 млрд – по трубопроводам.

На сегодняшний день Китай заключал контракты на поставку трубопроводного газа с Туркменией, с Мьянмой, с Узбекистаном и с Россией. Кроме того, построен газопровод «Казахстан – Китай», ресурсной базой которого является совместное китайско-казахстанское предприятие и базовое месторождение «Жанажол». «Таким образом, законтрактованный объем поставок трубопроводного газа составляет 125 млрд кубометров, и к ним можно добавить вот эту десятку казахстанскую. То есть суммарно 135 млрд кубометров трубопроводного газа. А общий объем контрактов на поставку сжиженного природного газа составляет около 60 млн тонн, то есть это примерно еще 83 млрд кубометров», - констатировал эксперт.

Однако уповать только на Восток ни в коем случае нельзя. Мастепанов сообщил, что многие специалисты, в том числе и зарубежные, ставят под сомнение саму готовность Китая импортировать из России значительные объемы газа. Основной довод - в Китае активно будет развиваться собственная добыча сланцевого газа, наращиваться его импорт, в том числе из государств Центральной Азии, поэтому не исключено, что российский газ Китаю не особенно и нужен.

Чрезвычайный и полномочный посол, заместитель директора Российского Центра исследований АТЭС Глеб Ивашенцов считает важным учитывать при формировании стратегии России в Азии тот фактор, что отношения России и Запада, прежде всего с Соединенными Штатами, вступили в достаточно продолжительный период новой «холодной войны». «Поворот к Азии необходим России для обретения в достаточной степени уверенности и снижения собственной уязвимости перед этими агрессивными выпадами, - сказал Ивашенцов. - И в этой ситуации газовые контракты с Китаем имеют огромное значение. Несмотря на то, что реальные поставки газа начнутся в Китай через несколько лет, сам факт заключения газового соглашения показывает Западу, и прежде всего Европе, что у России есть альтернатива. Можно ожидать, что объем российских поставок газа в Китай будет через 10-12 лет сопоставим с поставками в Европу, это не только выведет на новый уровень российско-китайское стратегическое партнерство, но и укрепит роль России и Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в мире в целом».

По его словам, Россия наращивает энергетическое наступление на Азиатско-Тихоокеанский регион. Но нужно учитывать и те сложности, которые перед нами стоят. Наши нефть и газ не имеют безграничных возможностей на азиатском рынке. Этот рынок давно поделен между крупными иностранными компаниями – продавцами и покупателями нефти и газа, и никто из них не собирается уступать России свою долю прибылей, высказал уверенность эксперт.

Кроме того, у России всего несколько лет, чтобы выйти на рынок сжиженного природного газа (СПГ), что опять-таки скажется на продвижении России на рынке стран АТР, обозначил президент Союза нефтегазопромышленников России Генадий Шмаль. «У нас есть не очень большая пауза временнáя, потому что сейчас многие страны, в том числе и на Востоке, предпринимают определенные усилия для увеличения производства СПГ. И если мы не успеем в ближайшие, скажем, пять лет, то мы опоздаем, и эта ниша будет занята, тогда будет пробиться на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона намного сложнее», - заявил эксперт.

«Я имею в виду, прежде всего, то, что строит сегодня у нас “НОВАТЭК” - завод “Ямал СПГ”, ну и ряд других проектов. Есть еще и у “Роснефти” предложения, есть у "Газпрома" предложения и т.д. То есть у нас сейчас проектов, которые крутятся пока в головах в основном, по созданию мощностей СПГ, примерно на 80 млн тонн в год. Из них 10 - у нас с вами есть на Сахалине, в рамках “Сахалина-2”, 16,5 – то, чем занимается “НОВАТЭК”, ну и остальные. Поэтому, конечно, это те вопросы, над которыми нужно думать», - уточнил он.

Замещение – это отставание

Топливно-энергетический комплекс, во многом зависящий от импортных поставок (в первую очередь оборудования для разведки и добычи нефти и газа), не пострадал, а во многом выиграл от введения западных санкций и падения рубля - по крайней мере, так оптимистично полагали эксперты форума. Может, именно в непростых для России условиях давления со стороны западных участников рынка удастся совершить прорыв не только в переориентации на Восток, но и в технической и научной сферах. Хотя рассчитывать на быстрый эффект пока не стоит.

Сенатор Тулохонов высказал мнение, что в современных условиях «наши традиционные рынки сбыта углеводородов уже не нуждаются в таких объемах поставки нефти и газа». «Сегодня появился уникальный шанс для прогресса отечественной промышленности. Однако вектор ее должен существенно измениться. Предстоит за короткий период перейти от экстенсивных методов к росту эффективности ТЭК без увеличения объемов добычи углеводородного сырья», - отметил сенатор. Однако, по его ожиданиям, импортозамещение в ближайшие годы «останется только на бумаге».

Заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Алексей Мастепанов уверен, что сейчас государству «необходимо создать эффективные условия привлечения финансовых ресурсов к развитию инновационных проектов». «Это можно сделать и через налоговое освобождение и льготные кредиты за счет включения в себестоимость затрат на инновации с повышающим коэффициентом, вводя льготные условия как для концентрации ресурсов по целевым научно-техническим направлениям и проектам, так и для разработки и освоения комплексных технологий. Это тем более актуально потому, что серьезной проблемой современного научно-технического комплекса России остается его систематическое недофинансирование», - отметил он.

Президент Союза Нефтегазопромышленников России Генадий Шмаль в разговоре с EastRussia.ru предложил заменить слово «импортозамещение» «импортонезависимостью». «Что такое «импортозамещение»? Это значит, что мы идем в хвосте и применяем то, что там уже применено 10 лет назад. Поэтому нам нужно думать, конечно, о создании собственного оборудования, собственных технологий», - отметил Шмаль, добавив, что «мы являемся ведущей страной по добыче нефти и газа, и все это сделали без опоры на турецких строителей, без опоры на зарубежные какие-то вещи. Мы создали уникальный Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс, который является величайшим достижением всей инженерной мысли наших российских, советских людей. И это сделали, опираясь только на собственные силы. Да, немножко помогали нам, а иногда и палки в колеса ставили, ну, иногда мы покупали трубы у немцев, у Маннесманна (Mannesmann AG – ныне несуществующий немецкий концерн по производству труб – прим.автора)».

«А когда строили газопровод “Уренгой – Помары – Ужгород”, то господин Рейган объявил эмбарго на поставку нам техники, поставку оборудования для компрессорных станций, и мы вышли из положения, и в ответ на эти санкции этот уникальный газопровод построили за 18 месяцев при нормативе 60. Это наш был ответ на те санкции, которые были», - заявил он EastRussia.

Полностью не зависеть от импорта, по мнению Шмаля, не надо: сегодня импортозависимость отрасли составляет 60%, поэтому «такую задачу ставить нецелесообразно и неправильно, иначе это будет слишком дорогое удовольствие», но по многим вещам, например 99% потребности нефтегазового комплекса в трубах, мы можем обеспечивать себе сами.

«Есть вопросы, которые потребуют времени. Это, прежде всего, вопросы автоматики и телемеханики, насосного оборудования, вопросы, связанные с программным обеспечением (тут мы немножко отстаем). Но выход ведь всегда есть: сегодня целый ряд компаний из стран, которые нейтрально относятся к санкциям, ну возьмите Японию, японские фирмы (та же Yokogawa, фирма Panasonic) готовы работать с нами именно по созданию целых комплексов, связанных с автоматизацией процессов», - считает он.

Не согласен с термином «импортозамещение» и заместитель главного инженера по научно-технической работе и экологии ООО «Газпром добыча Ямбург» Анатолий Арабский. «”Импортозамещение” очень термин глупый. Если замещать, то делать то, что уже кто-то давно сделал, и снова делать, это значит – отставать», - выразил он EastRussia свою точку зрения и призвал «работать на импортоопережение, то есть на экспорт».

«Когда у нас будет то, что экспортировать им, тогда они с удовольствием продадут нам то, что есть у них. Это нормальный ход, поэтому надо с точки зрения новаций работать над тем, чтобы опережать время, а не отставать», - сказал Арабский. По его словам, «страна должна быть в значительной степени независимой по базовым показателям».

«Мелочь всегда можно купить, но над иметь и то, что можно продать взамен, чтобы не только туда платить. Поэтому я говорю об инновациях – это то, что мы сами разрабатываем», - убежден Арабский.