Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Детективы истории

Албазинцам покажут, как выглядели их предки

Детективы истории

Ученый секретарь Фонда «Петропавловск» Андрей Черкасов - об Албазинской экспедиции, гордости за свою историю и о том, что является настоящей удачей для археолога.

- Андрей Николаевич, недавно в СМИ появилась информация, что в Албазинском остроге в рамках вашей экспедиции нашли золотой слиток, относящийся ко временам первого амурского поселения казаков в XVII веке…

- Найден не слиток, а металлический предмет с золотыми элементами. Его обнаружение было совершенной неожиданностью для нас, тем более что сделано оно было гораздо позже завершения полевого сезона. Произошло это так. Я отдал реставратору, с которым мы сотрудничаем (он из Музея изобразительных искусств им Пушкина), на очистку, реставрацию и консервацию ряд предметов, которые, как мы полагали, не представляли особой ценности, так – фрагменты металлических вещей, решили обработать для очистки совести. А чуть позже реставратор сообщил, что в процессе очистки одного из предметов - железной пластины - на ней была обнаружена золотая фольга. Сейчас артефакт все еще в работе и мы не можем точно интерпретировать его, скорее всего, это элемент украшения или одежды жителя острога.

- Албазинская экспедиция за три года превратилась в проект, направленный на развитие региона. Как вам это удалось?

- Лучше начать с предыстории. Пару лет назад мы выпустили книгу «Православие на Дальнем Востоке: от первопроходцев до наших дней», в которой посмотрели на историю Дальнего Востока с оригинального ракурса – с точки зрения истории православной церкви. При работе с книгой мы столкнулись с тем, что несмотря на интересную тему, история Дальнего Востока - история его открытия, освоения, культурного и экономического развития - недостаточно известна в Центральной России. Ведь все, что находится за Уралом, очень далеко и, значит, почти не существует. Кроме того, и на самом Дальнем Востоке у людей не всегда правильное знание истории своего региона, а отсюда - неправильное понимание своего места в общей истории России. Многие воспринимают себя живущими на отшибе, оторванными от основных процессов развития страны.

Чтобы изменить эту ситуацию – необходимо популяризировать историю Дальнего Востока, рассказывать людям (не только тем, которые тут живут) об этом регионе, занимающем значительную часть страны. Задача серьезная, амбициозная – но «дорогу осилит идущий». Мы решили начать с малого - организовали археологическую экспедицию по исследованию Албазинского острога. Один из самых главных археологических памятников Амурской области – это Албазинский острог, с историей которого связаны важнейшие события на Дальнем Востоке в XVII веке – поход Ерофея Хабарова, строительство острога Никифором Черниговским, основание первого православного монастыря на Амуре иеромонахом Гермогеном, военное противостояние с маньчжурским Китаем, ставшее примером воинской доблести русских воинов.

Археологическая экспедиция очень интересный формат – она позволяет решать не только научно-исследовательские задачи, но и путем привлечения молодежи выполнять педагогическую миссию, привлекать внимание к данной тематике широкую общественность.

Когда началась работа с экспедицией, стали появляться один за другим новые интересные составляющие. В результате получился очень серьезный проект, который охватывает несколько сфер - от развития туризма (проект Албазинского острога вошел в региональную областную программу по развитию туризма) до сугубо научных (открытие новых археологических памятников).

СПРАВКА: Албазинский острог – крупнейшее поселение русских первопроходцев на Амуре во второй половине XVII века.

Впервые Албазин упоминается в 1650 году, когда отряд Ерофея Хабарова занял на верхнем Амуре городок даурского князя Албазы. В 1651 году Хабаров, покидая острог, сжег его.

В 1665-1666 годах на территории острога обосновалась группа из 84 казаков и крестьян во главе с Никифором Черниговским. Эти люди убили на Лене в устье реки Киренги илимского воеводу Л. А. Обухова. Царь Алексей Михайлович заочно приговорил Черниговского к смертной казни. Беглецы поставили на Албазинском городище «воровской острог», который стал единственным русским укрепленным пунктом в Сибири, построенным без царского разрешения. В 1672 году Черниговский с товарищами были прощены и поверстаны на службу в Албазинском остроге. Так единственный в истории Сибири «воровской» острог стал государственным.

Кроме того, Албазин фигурирует в истории в связи событиями маньчжурской агрессии в 1685–1689 годах, завершившейся подписанием Нерчинского мирного договора.

- Каковы цели экспедиции?

- Изначально перед нами стояли две задачи. Первая - исследование Албазинского острога. Сначала мы обратились за помощью к геофизикам компании «Петропавловск». С их помощью мы провели геомагнитное сканирование острога, что позволило нам определить, где на его территории находятся наиболее интересные объекты, и выбрать место раскопок.

Вторая задача – поиск Спасского монастыря. Иеромонах Гермоген, пришедший в Албазин вместе с казаками Никифора Черниговского, основал в 1671 году Спасский монастырь - первый православный монастырь на Амуре. Он был сожжен в 1685 году во время нападения маньчжур, и мы поставили перед собой задачу попытаться найти его остатки. Пока эта задача не выполнена, но зато мы нашли много чего другого. Регион практически не исследован. И только мы воткнули лопату – «полезли» новые археологические памятники - древние поселения, начиная с неолита, датирующегося 3 тыс. до н. эры, до средневековья. И это направление истории также требует дополнительного исследования, что стало для нас третьей задачей.

СПРАВКА:

Проект «Албазинская экспедиция» инициирован и организован Фондом «Петропавловск» совместно с Центром по сохранению историко-культурного наследия Амурской области в 2011 году. Основные задачи «Албазинской экспедиции»:

- исследовать историю российского Приамурья и Дальнего Востока;

- привлечь внимание широкой общественности к истории Приамурья и российского Дальнего Востока;

- способствовать культурному и историческому просвещению жителей области;

- повысить интерес молодого поколения дальневосточников к истории малой родины – Амурской области;

- привлечь современные технологии к исследованию историко-культурного наследия Амурской области;

- модернизировать музейные площадки в регионе;

- способствовать развитию туризма в области.

- В чем уникальность Албазина для Амурского региона? Почему именно там был основан острог?

- Я думаю, удобством расположения и благоприятными местными условиями. На Верхнем Амуре территория «Албазинской земли» достаточно удобна для земледелия, это достаточно ровный плодородный участок земли среди сопок и хребтов. И с древних времен это было удобное место для жизни, именно поэтому здесь такая насыщенность памятниками древних эпох.

- Расскажите, пожалуйста, о наиболее ярких находках…

- Находок достаточно много. Это преимущественно предметы быта – керамика, металлические предметы, элементы одежды и обуви, берестяной туесок. Много военного снаряжения – пули, ядра, стрелы, ножи, найдены две пороховницы из рога. Встречаются украшения – бисер из пастового стекла, серебряная и бронзовые пуговицы, подвески. Нашли несколько серебряных монет XVII века.

Неожиданно для себя у нас образовалась интересная коллекция из фрагментов китайского фарфора и силодоновой керамики, найденных на остроге и его окрестностях. Возможно, это позволит прояснить многое из истории русско-китайских связей. Можно также вспомнить предмет с золотой фольгой, о котором мы говорили в начале беседы.

Однако что такое интересная находка для археолога? Археология изучает не отдельные предметы, а культурный слой - весь комплекс предметов, найденных в определенном контексте. Анализ общей ситуации помогает нам реконструировать прошлое. Просто найти необыкновенно красивый сосуд или саблю – этого мало. Нам важно, что находится рядом, что было под ним, а что над ним. Это позволяет нам реконструировать общий контекст и, значит, более полно понять прошлое. Где эта вещь лежала, как лежала, уронили ее, сломали или похоронили с кем-то. В этом преступление «черной археологии». «Черные археологи» стараются найти самое ценное на археологическом памятнике, разрывая культурный слой, вырывают вещи из археологического контекста – их ведь не интересует история в ее целостности. Это как найти легендарную библиотеку Ивана Грозного, вырвать страницы из книг, а потом продавать их на черном рынке, говоря, посмотрите, какие интересные картинки. Из какой книги – не главное, зато рисунок красивый.

- В прошлом году такая удача вам улыбнулась...

- Когда мы разбили и начали копать раскоп с помощью геофизических данных – мы сразу же обнаружили деревянное сооружение. Мы были озадачены – не совсем понятно, что это такое. Расчищаем, идут вертикально вкопанные бревна – частокол. Забор какой-то поставили русские люди в центре острога?! Острог - крепость, вал – все, как полагается, только почему-то бревна стоят далеко друг от друга. Нет, на частокол не похоже. Стали думать. Потом поняли – это не частокол, а фундамент сооружения - сваи. Далее мы увидели, что зацепили лишь внешнюю часть, а сооружение на самом деле больше. Мы предполагаем, что нашли фундамент сгоревшей церкви. Вверху был мощный слой пожара – сгоревшие бревна, угли, дерево. И эти сваи не просто вкопаны в землю, как мы думали, но еще ниже – система горизонтально лежащих балок, чтобы само сооружение не плыло из-за мерзлотных процессов. Очень интересная с инженерной точки зрения конструкция. Я знаю, что таких вещей на Дальнем Востоке еще никто не находил. Единственная проблема возникает с датировкой. Конечно, хотелось бы, чтобы это был XVII век – что оно относится к моменту возникновения Албазинского острога. Но скорее всего это XIX век, когда пришли казаки и в память о защитниках Албазина построили церковь, которая впоследствии сгорела. Об этом свидетельствуют письменные свидетельства одного из жителей Приамурья. В этом году мы планируем докопать фундамент.

- Один из ваших проектов – это антропологическая реконструкция жителя Албазино. Это тоже ваша находка?

- У нас есть несколько относительно хорошо сохранившихся черепов из погребений жителей острога. Раскопали их не мы. В 70-ых годах прошлого века наши коллеги из Новосибирска и Благовещенска копали острог несколько лет и сделали уникальные находки. Например, они нашли колодец, в который казаки, когда уходили в 1685 году, покидали все ненужные вещи. Колодец залило водой, вода замерзла – получилась линза вечной мерзлоты, и вещи во льду законсервировались. Для археологии большая проблема - найти предметы из органики: дерево, кость, кожа, ткани разрушаются, и чаще всего то, что мы находим, либо металл, либо керамика. Тогда же археологам удалось найти много вещей в очень хорошей сохранности – варежки, обувь, одежда, поделки из дерева.

Были там и уникальные вещи – например, бронзовый перстень. Наш реставратор почистил его. На нем обнаружился невнятный рисунок, где угадывается изображение какой-то птицы. Возможно, орел. Если орел двуглавый, то мы можем предполагать, что это перстень какого-то официального лица, использующего его как печатку. Очевидно, погребенный был очень важным человеком.

Эту коллекции мы в прошлом году вместе с Центром по сохранению историко-культурного наследия перевезли в Амурский областной краеведческий музей в Благовещенск. Кроме вещей, у нас оказались скелетные останки погребенных албазинцев. Мы решили сделать по ним антропологическую реконструкцию лиц по методике Герасимова. Мы уже сделали графическую реконструкцию одного из лиц. Сделали 3D-сканирование черепов, теперь по распечатанной 3D-копии антрополог будет делать скульптурную реконструкцию. Скоро у нас будет бюст албазинца. Удалось найти и женский череп – есть возможность воссоздать лица мужчины и женщины в композиции.

Антропологический проект позволяет повернуть историю к нашим современникам в прямом смысле слова человеческим лицом. Чтобы они увидели, что это не просто отдаленная история, а люди, которые жили здесь, пахали землю, сражались за нее. Вообще, мысль у нас далеко идущая. Мы хотим, чтобы Приамурье ассоциировалось не только с богатыми ресурсами и красивой природой, но и с людьми, которые здесь живут. И наш антропологический проект – один из шагов в этом направлении. У этого проекта есть и научное измерение - существует проблема формирования русского этноса, и нам важно показать, каким образом формировалось русское население, тем более на Дальнем Востоке.

- Все находки вы передаете в Амурский областной краеведческий музей им. Г.С. Новикова-Даурского?

- Мы по закону обязаны сдавать находки в музей, но пока этого не сдали, так как обрабатываем коллекцию. Мы с самого начала сотрудничаем с благовещенским музеем. Давали ему деньги на реставрацию иконы XVIII века. Недавно музею из федерального бюджета выделили деньги на разработку проекта реконструкции музея, в чем мы также приняли участие.

- Традиционный музей уже отжившее понятие. Каким будет новая экспозиция?

- Был разработан новый проект музея с использованием последних медийных технологий. Если проект воплотится в жизнь, то, не исключаю, это будет самый интересный музей на Дальнем Востоке, а возможно, и в России.

Основной центр экспозиции – Албазинский зал, вокруг него сосредоточена вся история Дальнего Востока – от неолита до советского периода. В наше время музей должен быть интерактивным, иначе в него молодежь не пойдет. Важно создать эффект присутствия – не просто лежат какие-то вещи - витрина, древние орудия, а нужно, чтобы человек видел, как они использовались в контексте, чтобы была возможность некой игры. Заходишь и оказываешься на стенах острога. Ты идешь, заглядываешь в окошко, включается оборудование - и наблюдаешь жизнь вокруг острога: селянин пашет поле, ловят рыбу местные аборигены, идет торговля с приехавшими китайцами.

Тут же у нас будет реконструкция антропологическая. Скульптура албазинца, о которой я говорил, лицо реального человека, который умер, а мы его вернули к жизни, и каждый может посмотреть в его глаза. Он будет одет как албазинец - у нас осталась обувь, одежда, орудия труда, оружие - мы все это реконструировали. Уже сейчас в Благовещенске есть интерактивная книга. Нажимаешь на артефакт – идет рассказ о его истории.

- Получается, экспедиция способствует и культурному просвещению жителей области?

- Безусловно. Впрочем, жители Приамурья и так самодостаточны. У них своя культура, свои развлечения, они развиваются – и все хорошо. Но присутствует и другая тенденция - дескать, мы живем по остаточному принципу, до Москвы не добраться – далеко и дорого. Нам важно дать понять, что люди не оторваны от Москвы, Кубани, Урала и других регионов, что Приамурье - очень важная часть огромной страны, в том же XVII веке здесь происходили значимые события. Что его история началась не в XIX веке, когда сюда пришел Муравьев-Амурский, а много раньше. Мы хотим рассказать об этом амурчанам, чтобы они гордились своей историей.