Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Диагноз: золотая лихорадка

На ВЭФ обсудили, как помочь инвесторам добывать больше драгметалла

Объем золотодобычи в России растет 10 лет подряд, но в последнее время резко увеличилось число добывающих компаний и выданных лицензий. Однако отрасль все еще нуждается в поддержке, и по большинству направлений государство готово ее оказать, заверили участников сессии ВЭФ «Золото. Новая страница золотой лихорадки».

Диагноз: золотая лихорадка
Фото: ТАСС / Фотобанк ВЭФ
ПРИЗНАКИ «ЛИХОРАДКИ»
«Золото — лидер по объему затрат на геологоразведку за счет средств как федерального бюджета, так и недропользователей. Уровень финансирования показывает устойчивый рост с 2015 года и составляет около 16,5 млрд рублей», — рассказал один из основных докладчиков сессии, министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. По его словам, основная часть вложенных средств — примерно 14,8 млрд рублей — приходится на недропользователей. При этом за последние пару лет возросло число лицензий — с 1504 до 1940 штук.

«Самих золотодобытчиков тоже становится больше — только за 2016 год число недропользователей выросло с 446 до 518», – отметил Борис Яценко, партнер EY и руководитель группы по оказанию услуг для горнорудного и металлургического сектора в России и СНГ. Во время сессии он подтвердил отраслевой диагноз «золотая лихорадка» и привел подробную статистику о растущем рынке.

По данным EY, добыча и производство главного драгметалла последовательно растет в России начиная с 2007 года. За 10 лет показатели почти удвоились, поднявшись с примерно 163 до 297 тонн. Начиная с 2015 года картина выглядит наиболее гармоничной — постепенно поднимается и рыночная цена, и объемы добычи.

Дальний Восток, пожалуй, главный участок этой позитивной «лихорадки»: ДФО уверенно лидирует по объемам добычи. «В регионе сосредоточено более 40% (национальных. — Прим. ред.) запасов золота, а доля в добыче в 2016 году составила 46 % от общероссийской», — указал глава Минприроды. По данным аналитиков EY, доля ДФО в добыче еще выше — 53 % по состоянию на 2016 год.


ВОСТОЧНЫЙ СЕКТОР В ПРИОРИТЕТЕ
Добывать, впрочем, становится все труднее, констатировали участники сессии. «Все месторождения уходят в места, далекие от инфраструктуры, со сложными климатическими и географическими условиями, со сложной логистикой. И чтобы организовать там геологоразведку, требуются значительные затраты», — отметил Алексей Голубенко, генеральный директор АО «Золото Камчатки».

Из выступления главы Минприроды Сергея Донского следовало, что у золотодобытчиков ДФО есть все основания рассчитывать на поддержку. Он подчеркнул, что «восточный сектор» приобретает все больший приоритет, в том числе — при реализации программ по воспроизводству минерально-сырьевой базы и подготовке поправок в законодательство. «Россия обладает уникальным преимуществом в виде своего минерально-сырьевого потенциала, — подчеркнул Донской. — Вне всяких сомнений, мы должны наращивать это преимущество, создавая тем самым основу для роста других отраслей, которые косвенно участвуют в добыче или используют сырье для производства продукции. И в таком бизнесе, как поиск и разведка полезных ископаемых, требуются совместные усилия государства и инвесторов по снижению отраслевых рисков».

По словам министра, в 2017 году за счет средств федерального бюджета ведется геологоразведка золота на 31 объекте. Помимо прямого финансирования работ, государство намерено активно использовать механизмы ГЧП для обеспечения минерально-сырьевых проектов инфраструктурой, указал Донской. Он упомянул и другие меры по поддержке инвесторов, действующие в ДФО — прежде всего, налоговые льготы и возможность финансирования из Фонда развития Дальнего Востока.


«ХВОСТИКИ» И «ПРИРЕЗКИ»
Однако некоторые меры и механизмы, как признали на сессии, еще нуждаются в доработке. Так, по словам модератора мероприятия генерального директора ПАО «Полюс» Павла Грачева, рынок с большим энтузиазмом воспринял новые меры поддержки региональных инвестпроектов, которые были внедрены по инициативе Минвостокразвития с 1 января нынешнего года.

Однако механизм предусматривает, что весь производственный цикл проекта проходит на территории региона. «Применительно к золотодобыче и переработке это включает аффинаж. Ну а, как известно, аффинаж на Дальнем Востоке не сильно развит, поэтому вот этот «хвостик» производственной цепочки заканчивается за пределами региона со всеми вытекающими дискуссиями с налоговыми органами», — объяснил Грачев.

Представитель департамента привлечения частных инвестиций Министерства по развитию Дальнего Востока Демис Эминов признал, что «хвостик остался», и пообещал устранить недоработку. «Думаю, что в осеннюю сессию, в крайнем случае в начале весны, мы исправим это положение и, если правительство разрешит, внесем поправку», — заверил Эминов.

Перед чиновниками на сессии поставили еще несколько проблем, требующих внимания профильных ведомств и законодателей. Например, добытчиков беспокоили ограничения на изменение границ участков: на многих проектах рудное тело или жила регулярно выходят за границы лицензионного участка, но сделать «прирезки» фактически можно только один раз. Соответствующий законопроект, как заявил глава Минприроды, уже подготовлен, хотя пока не все ведомства его поддержали. «Мы уверены, что в определенных условиях инициатива может быть поддержана», — сказал Сергей Донской.


БЕЗГРАНИЧНЫЙ ИНТЕРЕС
Зарубежные инвесторы тоже поддались лихорадке и проявляют активный интерес к российскому золотому промыслу. «Рынок проседал некоторое время назад, но теперь интерес возвращается — и к золоту, и к России», — сообщил Джон Манн, член совета директоров УК «Руссдрагмет», которая управляет российскими активами британской группы Highland Gold Mining Ltd.

При этом иностранцы сетуют на ограниченный доступ к крупным месторождениям — объекты с запасами от 50 тонн считаются стратегическими, и для привлечения на них зарубежных инвесторов нужно разрешение правительства. Работа по этому вопросу ведется, заверил в ходе сессии глава Минприроды. Он уверен, что в конце концов «решение будет найдено».

Джон Манн из «Руссдрагмета» пояснил, что прийти в Россию могут в первую очередь китайские инвесторы — они уже проявляют к стране и отрасли неподдельный интерес. «Мы увидим и новые партнерства, и прямые инвестиции, и соответствующий рост курса акций», — спрогнозировал представитель Highland Gold.

А губернатор Магаданской области Владимир Печеный от имени дальневосточных чиновников призвал инвесторов не медлить. «Кто к нам пришел, тот не пожалел, —заявил он. — А кто еще не пришел — тот немножко опоздал, торопитесь».

Опубликовано в журнале «Экономика Дальнего Востока».