Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Диалог продолжается

Министры иностранных дел России и Японии обсудили Северную Корею и южные Курилы

Диалог продолжается
Фото: ruspolitica.ru

Валерий Кистанов

руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН
Прошедшие на минувшей неделе в Москве переговоры министров иностранных дел  Японии Таро Коно и России Сергея Лаврова не вызвали большого интереса у ведущих  японских СМИ. Их проигнорировала даже региональная газета «Хоккайдо симбун».  И это несмотря на то, что газета  в силу своего статуса является наиболее заинтересованным и осведомленным изданием по части территориальной проблемы в российско-японских отношениях и внимательно отслеживает все нюансы и малейшие подвижки в позициях сторон по этой проблеме. Как известно,  проблема порождена   претензиями Токио на четыре острова южных Курил.

Низкий интерес в Японии к событию связан, видимо, с тем, что встреча министров произошла буквально вслед за саммитом их руководителей - премьер-министра Японии Синдзо Абэ и президента России Владимира Путина на полях форума АТЭС во вьетнамском городе Дананге. Ставшие известными итоги саммита, впрочем, пролили мало света на перспективы решения пресловутого территориального  спора.

Сама же министерская встреча, как и ожидалось, не принесла каких-либо сенсаций или прорывов. С высокой степенью достоверности можно было предполагать, что речь на ней пойдет о двух наиболее востребованных  в двусторонних отношениях на сегодняшний день  темах: не спадающей напряженности  на Корейском полуострове и совместной экономической деятельности на  южных Курилах. Их в Японии именуют своими северными территориями.  Об этой деятельности Путин и Абэ договорились во время официального визита российского лидера в Японию в декабре 2016 года.

В Японии одним из немногих центральных СМИ, откликнувшихся  на переговоры глав внешнеполитических ведомств, был  рупор японских деловых кругов, газета Nikkei. 25 ноября газета поместила статью под характерным заголовком «Япония и Россия сталкиваются с растущим разладом по Северной Корее».  В ней  отмечается, что на переговорах Лаврова и Коно Япония подталкивала  Россию к тому,  чтобы предпринять дальнейшие шаги в отношении ядерных  и ракетных  разработок Северной Кореи. Однако в ответ получила критику за упор  на экономические санкции и угрозу военных действий, инициируемую  США.

Как пишет издание, министр иностранных дел Японии Таро Коно  сказал своему русскому партнеру Сергею Лаврову, что Россия может играть исключительно большую роль в Северной Корее. Это было сказано с целью  заручиться сотрудничеством со  стороны России в такой сфере, как полное выполнение санкций ООН в отношении государства-отшельника.

Лавров, со своей стороны, выразил обеспокоенность по поводу противоракетной обороны  Японии, включая план приобрести разработанную США систему «Иджис Эшор» наземного базирования. В ответ Коно подчеркнул, что эта ПРО нацелена на защиту от нападений со стороны Северной Кореи и не представляет угрозу для России.

Позже на пресс-конференции, сообщает деловое издание,  Лавров сказал, что военный сценарий в отношении Северной Кореи будет иметь катастрофические последствия. Россия выступает за решение проблемы путем диалога и ставит под вопрос японо-американский нажим в пользу введения нефтяного эмбарго и более жестких экономических санкций.

Коно и Лавров также обсудили план совместной экономической деятельности на спорных территориях. Здесь страны сфокусировались на пяти секторах, включая туризм. Любопытно отметить, что Nikkei подает как уже решенный тот факт, что Россия и Япония для совместного хозяйствования на южных Курилах  создадут специальную систему, которая не подрывает правовые позиции сторон на контролируемых, по терминологии газеты, Россией островах.  Лавров и Коно согласились провести   переговоры на уровне директоров департаментов в декабре этого года, а заместителей министров  в январе или феврале.  Кроме того, газета извещает о том, что на встрече в Москве министры  договорились продвигать подготовку к саммиту  в России в мае следующего года премьер-министра Японии Синдзо Абэ и президента России Владимира Путина. Коно также предложил Лаврову посетить Японию до предполагаемого саммита.

Помимо переговоров с Лавровым, Коно принял участие в очередном заседании российско-японской межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам, сопредседателем которой он является. На нем министр обсудил со своим российским визави – первым  вице-премьером Игорем Шуваловым предложенный в прошлом году Синдзо Абэ план экономического сотрудничества, состоящий из восьми пунктов, включая энергетику, медицину  и другие области. Там же Коно призвал Россию отменить ограничения на импорт из Японии промышленных и продовольственных товаров, введенные после аварии на атомной электростанции Фукусима в марте 2011 года.

Наконец, Nikkei напоминает читателям о том, что дедушка нынешнего министра иностранных дел Японии Итиро Коно был одним из главных дипломатических переговорщиков при заключении в 1956  году совместной советско-японской декларации, а его отец – Ёхэй Коно в свою бытность тоже министром иностранных дел Японии  как раз являлся основателем с японской стороны вышеупомянутой межправительственной комиссии. Таким образом, Таро Коно своей нынешней поездкой в Москву  продолжил семейную традицию  развития отношений с Россией, заключает экономическая газета.



Правоконсервативная газета  «Санкэй симбун» в заголовок своей статьи также выносит тезис о том, что на переговорах Лаврова и Коно образовался ров между их позициями в отношении Северной Кореи. Газета, в частности, выделяет тот момент, что на замечание Коно о том, что  дислоцированная в Японии противоракетная система  не представляет угрозу России, Лавров  выразил убежденность о том, что   США не передадут управление этой системой Японии.

Вместо собственных материалов о встрече министров иностранных дел России и Японии либеральная  «Асахи симбун» и некоторые другие газеты помещают сообщение о ней американского информационного агентства Рейтер.  Причем в заголовки перепечаток  указанные издания опять же выносят обеспокоенность России по поводу сотрудничества Токио и Вашингтона в сфере ПРО. Само же американское агентство, анализируя российско-японские переговоры, приходит к выводу, что на них Япония хотела сосредоточиться на решении насчитывающего семь десятилетий территориального спора между двумя странами, но замечания Лаврова по поводу Северной Кореи бросили тень на переговоры.

Агентство упоминает тот факт, что в начале этого года премьер-министр Японии Синдзо Абэ выразил надежду на прорыв в территориальном споре Токио с Москвой, но теперь эти перспективы потускнели. В подтверждение своего прогноза Рейтер приводит слова  Лаврова и Коно о том, что они достигли прогресса в отношении мер по ускорению российско-японского экономического сотрудничества на островах, однако не представили никаких подробностей относительно разрешения ключевой проблемы спора – кто обладает суверенитетом над островами.

Что касается 13-го по счету заседания российско-японской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, то оно не вызвало никаких откликов у японских СМИ. И дело вовсе не в несчастливом номере мероприятия. Отсутствие реакции может служить свидетельством того, что  Россия не входит в число приоритетных экономических партнеров Японии – третьей экономической державы мира и второй в  Азии.

В самом деле,  по данным Федеральной таможенной  службы, в  2016 году объем российско-японского  товарооборота составил всего $16,1 млрд, хотя еще каких-то три года назад превышал $30 млрд.  Среди внешнеторговых партнеров  дальневосточного соседа наша страна занимает лишь 15-е место (ее доля в общем  товарообороте Японии  составляет  мизерные 1,6%).  Япония так же  не является лидером  в нашей внешней торговле – она занимает  только 7-е место среди внешнеторговых контрагентов России (3.4%).

В 2015 году  объем накопленных прямых инвестиций из Японии в России сократился до $1,3 млрд (15 место среди стран-инвесторов) по сравнению с 2012 годом, когда они равнялись 2.7 млрд долл. Снижение наполовину данного показателя можно объяснить  не только ухудшением инвестиционного климата в нашей стране, но и влиянием санкций стран Запада, к которым относится и Япония, несмотря на свое расположение на Востоке. На Россию приходятся микроскопические 0,3%  в общем объеме зарубежных капиталовложений Страны восходящего солнца.  Кстати, российские инвестиции в соседней Японии стремятся  к нулю на парадоксальном фоне ежегодного вывоза из нашей страны десятков миллиардов долларов.

Пока что не просматриваются значимые экономические проекты и в том пакете документов общей стоимостью в $2,5 млрд, которые были подписаны в Токио в декабре прошлого года во время визита  российского президента в Японию.  Не стоит рассчитывать в силу незначительности его масштабов, что так ожидаемое совместное хозяйствование на южных Курилах «сделает погоду» в торгово-экономических отношениях двух стран. Для Токио оно имеет  больше политическое, нежели экономическое значение.

В общем, не случайно первый вице-премьер Шувалов на упомянутом заседании межправительственной комиссии резюмировал:  «У нас есть единое понимание общей задачи – вывести двустороннее сотрудничество на уровень, который отвечал бы реальным экономическим потенциалам двух стран и не отставал бы от интенсивности политических контактов, прежде всего на высшем уровне».

Со своей стороны, Таро Коно отметил, что  в ходе заседания была затронута проблематика развития Дальнего Востока, который, по словам министра, имеет огромный потенциал. «Можно развивать российско-японское сотрудничество в этом регионе в таких областях, как сельское, лесное, рыбное хозяйство, налаживать инфраструктуру для создания экспортной базы на Дальнем Востоке, налаживать условия для развития инвестиций», – сказал министр.

Словом,  как и в прежние десятилетия,  мы еще не один год будем слушать диалог об огромном нереализованном потенциале торгово-экономического сотрудничества между Россией и Японией. А ведь обе стороны утверждают, что именно оно должно проложить путь к решению территориальной проблемы и, в конечном счете,  подписанию мирного договора между двумя странами.
8 августа: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика