Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дипломатия гольфа

Как новая союзническая политика США и Японии повлияет на мир и Россию

Для японских политиков, делового сообщества и экспертов, как и для их коллег в других странах, победа Дональда Трампа на президентских выборах в ноябре прошлого года явилась полной неожиданностью. В свете того, что вся внешняя стратегия Японии к моменту выборов уже была «заточена» под Хиллари Клинтон, Токио без преувеличения испытал от их исхода  «шок и трепет». Для этого были серьезные основания. 

Дипломатия гольфа
Фото: Авианосец ВМФ США Carl Vinson / фото wikiwand.com
Во-первых,  в Стране восходящего солнца были весьма напуганы неожиданными заявлениями Трампа о необходимости того, чтобы ключевые союзники США в Азии — Япония и Южная Корея, взяли на себя адекватную плату за пребывание американских войск на их территории. Это породило в Токио сомнения в приверженности  избранного американского президента японо-американскому военному альянсу, который на протяжении многих послевоенных десятилетий считается гарантом безопасности Японии.

Во-вторых, Трамп обвинил Японию, наряду с Китаем, в нечестной торговой практике, а  также в манипуляциях курсами своих валют, что, по его мнению,  порождает крупный дефицит Америки в торговле с этими странами и лишает американцев большого количества  рабочих мест. Американский миллиардер, ставший вдруг президентом, договорился до того, что назвал премьер-министра Синдзо Абэ  «киллером», который тащит курс иены вниз и тем самым крадет рабочие места в США. 

Наконец, Трамп заявил, что выведет США из создающегося Транстихоокеанского партнерства (ТТП) — соглашения 12 стран региона о свободной торговле, которое вот-вот должно было вступить в действие. На него японский премьер-министр возлагал большие надежды как на важный внешний «драйвер» его экономической политики, получившей название «Абэномики». Ее амбициозная цель заключается в том, чтобы вывести Японию из трясины продолжающихся более четверти века хозяйственных неурядиц.

Встревоженный, но очень напористый, глава японского правительства единственный из лидеров зарубежных стран сумел добиться встречи с Трампом в Нью-Йорке по пути на саммит АТЭС  в столице Перу Лиме еще в ноябре прошлого года. Это был беспрецедентный случай, когда уже избранный, но еще не вступивший в должность президента США политический лидер страны  встречается с главой иностранного государства.  Встреча явилась своего рода притиркой двух политиков. На ней Абэ удалось установить, как он заявил, отношения личного доверия с Трампом и снять свои тревоги, связанные с предвыборными инвективами американского деятеля в адрес Японии.

А во время официального визита в США 10-12 февраля этого года Синдзо Абэ, видимо, получил все то, чего он хотел, на саммите уже с «полноценным» президентом Дональдом Трампом. Как отмечает рупор японских деловых кругов, газета Nikkei, культивирование теплых отношений с иностранными государствами не занимают высокие приоритеты в планах Трампа, как это уже поняли лидеры торговых партнеров США, включая Германию, Мексику и Канаду. Есть два исключения: Соединенное Королевство и Япония.  Премьер-министр Британии Тереза Мэй стала первым руководителем иностранного государства, нанесшим официальный визит  новому обитателю Белого дома. Это объясняется тем, что поскольку Британия выходит из ЕС, более тесные отношения с США становятся для Лондона – самого верного зарубежного партнера Вашингтона — особенно насущными.  Однако, как пишет газета, в то время как визит Мэй был кратким и деловым, Трамп оценил его встречу с японским премьером Абэ  как «очень, очень хорошую химию». Трехдневный визит Абэ в США, первый с момента инаугурации Трампа, был отмечен беспрецедентным уровнем гостеприимства.  Он включал два ужина подряд и игру в гольф в Палм-Бич, штат Флорида, где президент принимал японского лидера в своей  зимней резиденции.

В ходе неформального общения, составившего значительную часть визита,  Трамп дал заверения Абэ относительно сохранения приверженности США двустороннему альянсу безопасности.  При этом он ни словом не упомянул свою предвыборную критику Японии ни по части «бесплатного  проезда Токио в американском поезде безопасности», ни по части японской торговой и валютной политики.  Правда, надежды Абэ  убедить Трампа в пересмотре своего решения о выходе  из ТТП не сбылись,  и  Токио был вынужден согласиться на торгово-экономические переговоры с Вашингтоном на двусторонней основе. Именного этого добивался американский руководитель. После прихода в Белый дом Трамп выполнил свое предвыборное обещание вывести США из соглашения о свободной торговле в виде ТТП, членами которого являются 12 стран региона.  Взамен него он стремится к заключению двусторонних сделок, которые, как  считает президент,  принесут выгоду  рабочим и промышленности США в соответствии с его лозунгом «Америка прежде всего».

Во время переговоров в Вашингтоне и Палм-Бич Трамп не касался проблемы валютного обмена и торговли автомобилями, за которые он критиковал Японию больше всего. Вместо этого он договорился с Абэ наладить диалог на уровне заместителя премьер-министра  и министра финансов Японии Таро Асо и вице-президента США Майка Пенса по трем сферам — макроэкономической политике (прежде всего,  по налоговым и монетарным проблемам), экономическому сотрудничеству в таких областях, как капиталовложения в инфраструктуру и энергетику, и двусторонним торговым отношениям.  Абэ также объявил, что два правительства будут активно обсуждать валютную политику двух стран на уровне министров финансов.

В ходе встречи с американским президентом  Абэ стремился заручиться пониманием Трампа того вклада, который вносит Япония в создание рабочих мест в Соединенных Штатах  с помощью инвестиций своих компаний. Действительно, в этом отношении ситуация значительно изменилась по сравнению с 1980 годами, характеризовавшимися торговыми войнами Японии и США.  В 2015 году японские автомобилестроители выпустили 3,8 млн. автомобилей на американской территории. Они вкупе с производителями запчастей и дилерами создали 1,5 млн. рабочих мест.

Более того, Абэ поехал в США, приготовившись «купить» американское  расположение с помощью внушительного плана стоимостью в 150 млрд долл. инвестиций в экономику США и создания там  700 тыс. новых рабочих мест в таких областях, как инфраструктура, скоростные железные дороги и кибербезопасность. Но, как отмечают японские аналитики,  не ясно, преуспел ли Абэ в выправлении искаженных взглядов американского президента на проблемы двусторонней торговли. В совместном заявлении Абэ и Трампа лишь говорится, что  «два лидера остаются полностью приверженными усилению экономического сотрудничества между их странами и во всем регионе, основываясь на правилах для свободной и честной торговли».

Таким образом, проблемы экономического взаимодействия двух стран, как уже очевидно, будут подняты позже в «рамках двустороннего диалога», о котором договорились два деятеля  с целью обсуждения дел в области торговли и инвестиций. Правда, до японо-американской торговой войны в духе 80-х годов прошлого столетия дело, скорее всего,  не дойдет. Как заявил близкий помощник Абэ, оба лидера подтвердили, что торговые споры 1980-х годов — «дела минувших лет». Тем не менее, предстоящие переговоры, обещают быть весьма непростыми, и японские СМИ уже призывают  правительство твёрдо отстаивать на них свою позицию. Они также предупреждают, что представленные Абэ факты и завязавшаяся дружба могут не сработать, если  Трамп вдруг   впадет в настроение, что «все страны используют нас». По мнению экспертов, Япония должна быть особенно острожной, поскольку  ее профицит в торговле с США, превышает 60 млрд. долл.

Что касается военного сотрудничества двух государств, то беспокойство по поводу заявлений Трампа, побуждающие Японию наряду с Южной Кореей платить больше за альянс безопасности с США, фактически уже были нивелированы, когда министр обороны США Джеймс Мэтисс посетил Токио за неделю до визита Абэ в США. Тогда глава Пентагона назвал поддержку Японией американских войск, расположенных в стране, «моделью разделения стоимости».

В ходе своего саммита два лидера подтвердили, что японо-американский альянс является «краеугольным камнем мира и безопасности» в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Как и Мэтисс, Трамп заверил Абэ, что двусторонний союз безопасности покрывает спорные с Китаем острова Сэнкаку (по-китайски, Дяоюйдао). Этого заверения администрация Абэ ранее добивалась от предшественника Трампа — Барака Обамы, чтобы быть уверенной в том, что США будут стоять за спиной Японией в остром территориальном споре  с Китаем вокруг этой группы необитаемых островков в Восточно-Китайском море. Они в настоящее время контролируются японцами.

На встрече с американским президентом премьер-министр Японии  особо подчеркнул, что выстраивание отношений с Китаем представляет собой «величайшую задачу этого века».  В ходе их общения  во Флориде  значительная часть времени была отведена этой стране. Хотя детали беседы не раскрывались, Абэ, как полагают японские СМИ,  объяснил позицию Японии относительно так называемой морской экспансии Китая в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях.  В свете нее он обосновал необходимость роста  военных расходов Японии.

«США и Япония должны и далее крепить их военный союз, чтобы Китай двигался в правильном направлении, поскольку эта страна продолжает укреплять свои военные возможности»,— сказал Абэ. Однако, по мнению японских экспертов, хотя Трамп склоняется к более сильному союзу с Японией,  американский президент  проявил признаки желания избежать слишком сильного ущерба китайско-американским отношениям. Как два союзника Япония и США совместят их политики в отношении Китая, остается неясным, подчеркивают эксперты.

Ведь ровно за день до встречи с Абэ президент США продемонстрировал готовность выстраивать позитивные отношения с Китаем. В телефонном разговоре с председателем КНР  Си Цзиньпинем он заявил, что  продолжит уважать  политику «Одного Китая»,  которая рассматривает Тайвань и материковый Китай как части единого Китая. Хотя месяцем ранее Трамп  насторожил Пекин  утверждением, что не понимает, почему США должны придерживаться этой политики, проводившейся  президентом Ричардом Никсоном и его помощником по безопасности  Генри Киссинджером.

На переговорах с Трампом, как и следовало ожидать, Абэ традиционно поднял проблему ракетно-ядерной угрозы со стороны Северной Кореи, которая наряду с «китайской угрозой» официально возведена Токио в ранг наиболее острого вызова безопасности Японии. В связи с этим американский президент пообещал своему партнеру, что  «Соединенные Штаты стоят за Японией, ее великим союзником, на 100 процентов». Твердости  тональности этого заявления добавил сам лидер КНДР, который, как пишет Japan Times, «вторгся» в обед Абэ с президентом Дональдом Трампом своим запуском продвинутой баллистической ракеты средней дальности на расстояние в 500 км в Японском море.

В доказательство того, что он не бросает слов на ветер, американский президент 9 апреля двинул к берегам Корейского полуострова армаду во главе с авианосцем «Карл Винсон». С учетом того факта, что ранее Трамп пояснил Абэ, что в отношении ракетно-ядерного потенциала Северной Кореи у Вашингтона «все опции на столе», и особенно того обстоятельства, что  указанная армада снялась с якоря в Сингапуре  сразу после ракетного удара США по Сирии, указанное действо не может не вызвать беспокойство в мире.

Однако премьер министр Синдзо Абэ, который среди мировых лидеров наиболее активно выступает за проведение жесткого курса в отношении Пхеньяна, можно не сомневаться, поддержит и этот, чреватый военным конфликтом с непредсказуемыми последствиями, шаг Трампа. Подобно тому, как он одним из первых глав зарубежных государств безоговорочно одобрил ракетную атаку США на аэродром правительственных войск Сирии, Абэ позитивно оценит и эту акцию Вашингтона. Правда, как указывают японские наблюдатели, такая позиция японского премьер-министра может бросить тень на предстоящую 27-28 апреля в Москве его встречу с президентом РФ Владимиром Путиным.