Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Днем с огнем

Корреспондент EastRussia разбирался в причинах лесных пожаров, уничтоживших в Забайкалье несколько поселений

Днем с огнем

Забайкальский край уже традиционно в апреле становится одним из самых полыхающих регионов России. Не обходится без трагедий; но если в апреле 2014 года несчастье произошло из-за одного лесного пожара, перешедшего на военный склад у села Большая Тура Карымского района, то в апреле 2015 года пожары практически без сопротивления выжгли с десяток поселков, оставив без крова сотни людей.

Предупрежден, значит… разоружен

Леса в Забайкалье гореть начали не вчера и не неделю назад, а едва ли не в середине марта. Гослесслужба региона 19-го марта официально обозначила начало пожароопасного сезона, а 25 марта губернатор Константин Ильковский уже ввел в регионе режим чрезвычайной ситуации, наученный горьким опытом 2014 года, когда задержка стоила краевым властям не только критики со стороны зампреда правительства страны Александра Хлопонина, но и десятка жизней и разрушения целого поселка Большая Тура из-за взрывов.

«Основные причины лесных пожаров – это некачественная подготовка субъектов к пожароопасному сезону, в том числе часто нескоординированность действий властей при тушении лесных пожаров. <…> В Иркутской области введение ЧС опоздало на 29 дней, в Забайкальском крае – на 17 дней, что, соответственно, позволяет пожарам распространяться достаточно мощно, и мы больше сил и средств должны тратить на тушение этих пожаров», - цитировались слова Хлопонина в стенограмме с заседания правительства России на официальном сайте кабмина.

В этом году, несмотря на введение режима ЧС, спустя неделю после первых пожаров недовольные среди федерального руководства все равно были. На этот раз возмутился Рослесхоз и его господрядчик на тушении пожаров – «Авиалесохрана».

«По информации региональной диспетчерской службы лесного хозяйства Забайкальского края на конец суток 23 марта в лесном фонде региона было зарегистрировано 19 пожаров на площади 355 га. Аналогичные среднепятилетние показатели имеют нулевые значения, что является достаточным основанием для введения режима ЧС в лесах в соответствии с постановлением правительства Российской Федерации №376 от 17 мая 2011 года… <…> Ситуация в Забайкальском крае находится на постоянном контроле оперативного штаба Рослесхоза. Штаб отмечает несвоевременность введения в регионе особых режимов, в том числе режима ЧС по лесопожарной обстановке, необходимость усиления межведомственного взаимодействия в части выявления виновников возникновения лесных пожаров и привлечения их к административной и уголовной ответственности», - цитировалось заключение Рослесхоза на сайте «Авиалесохраны» за несколько дней до решения Ильковского о введение режима ЧС.

При этом госучреждение также уточнило, что к середине недели (25-26 марта) на большей части региона прогнозируется повышение температуры воздуха, в отдельных районах – до +16°С, что приведет к повышению класса пожарной опасности в лесах. Значительным фактором риска перехода огня в лес и роста площадей пожаров является постоянный ветер с порывами до 20 м/c.

Министр природных ресурсов РФ Сергей Донской пошел дальше и, помимо замечаний о плохой подготовке региона к пожароопасному сезону, посоветовал губернатору накануне пика пожароопасного сезона проверить профпригодность руководителя ответственной за леса Гослесслужбы края Руслана Балагура.

Обычно в таких ситуациях говорят: «Предупрежден, значит, вооружен», но не в ситуации с забайкальскими властями. Председатель комиссии по ЧС, вице-премьер краевого правительства Геннадий Чупин отнесся ко всем претензиям скептически, заявив местному информагентству «Чита.Ру», что режим ЧС введен вовремя, а Гослесслужба Балагура не готова из-за того, что люди к ним не идут на работу из-за низких зарплат. С тем и вошли в пожароопасный сезон.

Черный понедельник

Утро 13 апреля. Площадь лесных и степных пожаров из-за сильных ветров и сухой погоды увеличилась с 1 тыс. до 3 тыс. га. Огонь начал подступать к поселениям, а где-то с такой скоростью перекинулся на дома, что люди порой не успевали их покинуть. Особенно всех потрясла смерть трехлетней девочки, сгоревшей в машине во время эвакуации из дачного кооператива под Читой.

В течение всего дня поступали сообщения о все новых и новых переходах пожаров на населенные пункты и дачные кооперативы, особенно доставалось окружающему краевой центр Читинскому району, где огонь беспощадно выжигал поселки один за другим. Огонь уничтожил часть улицы в новеньком микрорайоне Добротный пятитысячного поселка Смоленка под Читой, затем выгорели другие его районы – военный городок №57 и поселок Забайкалец.

Многим бы показалось, что страшнее этого не может быть ничего. Многим, но не забайкальцам, которые год назад пережили взрывы военных складов в Большой Туре. Угроза аналогичного ЧП существовала и в этот раз, о чем рассказывал руководитель администрации Читинского района Андрей Эпов на совещании при проверке из МЧС России. По его данным, огонь 13-14 апреля угрожал сразу трем военным частям и одному складу ГСМ в Читинском районе.

После черного для Забайкалья 13 апреля и серого 14 апреля наступило время собирать камни. Комиссия по ЧС, правительство региона, губернатор – все вдруг поняли, что ситуация накаляется, и включились в нее, привлекая все возможные ресурсы, в том числе федеральные, от которых еще в марте отказывались, не вводя режим ЧС. В регион сотнями начали направляться авиадесантники, прибыло два самолета-амфибии Бе-200, несколько других воздушных судов, тушением занялись военные. Ситуацию удалось взять под контроль – пожары ушли от населенных пунктов.

Полмиллиарда ущерба

15 апреля, когда Чита, до этого погруженная в непроглядные облака дыма из-за пожаров в районе, наконец увидела небо и солнце, региональные власти начали подсчитывать убытки. Выяснилось, что за два дня полностью выгорело 237 жилых домов и 284 дачи в 17 населенных пунктах 12 районов региона.

«На данный момент за адресной помощью обратились 958 человек. Все необходимые для компенсационных выплат средства уже перечислены, люди начали получать деньги. С 14 апреля начали работу специальные рабочие группы по восстановлению документов, срок выдачи которых сейчас не превышает сутки. Кроме того, ведется работа по очистке пройденных пожаром территорий – чтобы подготовить их для строительства нового жилья», – цитировались слова Ильковского с совещания при полпреде президента в СФО Николае Рогожкине, экстренно прибывшем в Читу, на официальном портале региона.

Естественно, за помощью в выплате компенсаций региональные власти обратились к правительству страны, попросив 460 млн рублей на первоочередные меры по борьбе с последствиями пожаров и предварительно 203 государственных жилищных сертификата для граждан, утративших свой дом.

Вспомнил о забайкальских погорельцах и президент Владимир Путин во время прямой линии с населением. «Все выплаты будут проводиться в рамках закона. Это касается и Забайкальского края. Скажу, что пострадавшим положено по закону. По 10 тыс. рублей на каждого члена семьи. Миллион рублей семьям погибшим, 100 тыс. рублей тем, кто утратил свое имущество, по 50 тыс. рублей тем, кто частично утратил имущество. Но как правило, и в Забайкалье идет речь о полной потери. Сгорело все. В случае телесных повреждений положено 200 тыс. рублей, в случае тяжелых повреждений - 400 тыс. рублей», – пояснил глава государства.

21 апреля Путин провел в Абакане совещание по предотвращению ЧС на территории Сибирского федерального округа. По его словам, в настоящее время правительство оказывает первую необходимую помощь и на эти цели «уже выделено 687 млн рублей». «Однако этого явно будет мало, и нужно определить, какие меры еще должны быть приняты, каким темпом идет ликвидация последствий и как осуществляется компенсация пострадавшим в результате пожара, как материальная, так и в отношении расселения», — уточнил президент. Он добавил, что эффективность противопожарных мер продолжает оставаться низкой, и одна из причин – человеческий фактор. «Мы из года в год говорим об этом, но пока так и остается», – подытожил Путин.

Пока сотни оставшихся без крыши над головой забайкальцев разгребают завалы, пожары продолжают бушевать в регионе. Чистое небо над Читой и отсутствие сводок с новыми пострадавшими могут ввести в заблуждение, но на самом деле ситуация по-прежнему критическая. Просто огонь ушел вглубь региона, подальше от сел и городов. При этом площадь пожаров вот уже несколько дней составляет свыше 100 тыс. га – это более чем в 30 раз больше площади территории, охваченной огнем в злополучный понедельник 13 апреля, когда выгорели сотни домов. В минувшие выходные ситуация немного улучшилась из-за снегопадов в некоторых районах, но ненамного.

Преступления и назакания

Как и следовало ожидать, следственные органы СК РФ отреагировали на ситуацию молниеносно, возбудив 16 апреля шесть уголовных дел по факту массового уничтожения домов в результате пожаров. В пяти районах края возбуждены уголовные дела по статье УК РФ «Халатность, повлекшая причинение крупного ущерба», а в Шилкинском районе, где в результате пожара погибли два человека, уголовное дело по статье УК РФ «Халатность, повлекшая смерть двух и более человек». А уже на следующий день, 17 апреля, следствие задержало главу Гослесслужбы региона Руслана Балагура по подозрению в злоупотреблении должностными полномочиями. Пресс-служба ведомства при этом не скрывает, что, возможно, Балагура привлекут к ответственности и за пожары.

Известно, что Балагур – ставленник Константина Ильковского. Возможно, отвечать за своего подчиненного придется и ему. Во всяком случае, премьер-министр Дмитрий Медведев уже высказался на тему дисциплинарной ответственности за неготовность к пожарам глав регионов.

«Нужно рассмотреть вопрос о дисциплинарной ответственности глав муниципальных образований и регионов за неготовность к подобных мероприятиям, за последствия, которые наступают», - процитировало ТАСС слова Медведева, пригрозившего главам горевших регионов.

Впрочем, вопросы остаются и к федеральным органам власти, которые до сих пор не запретили палы травы и задерживают средства на тушение пожаров в регионы. По словам источника EastRussia в лесной сфере Забайкальского края, федеральный центр передал полномочия по тушению пожаров в регионы, но достаточным финансированием обеспечить их не может: «Гослесслужба региона и его подрядчики на тушение пожаров и авиапатрулирование лесов не имеют достаточного количества техники и людей из-за неготовности Рослесхоза профинансировать их. Тех денег, что есть, недостаточно для качественной работы по профилактике и тушению лесных пожаров».

Подтверждает это и судебное разбирательство, в ходе которого прокуратура доказала, что у подрядчиков для тушения пожаров в Забайкалье недостаточно техники, и обязала Рослесхоз профинансировать укомплектование парка. Но, по информации источника, дело так и не сдвинулось с мертвой точки: Гослесслужба при Балагуре не изъявила желания в судебном порядке взимать деньги с Рослесхоза.