Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Долги наши тяжкие

Станут ли банкротами дальневосточные регионы, разбиралось EastRussia

Только два российских региона сейчас свободны от государственного долга – таковы данные Минфина. Еще в двух в начале 2018 года было введено внешнее финансовое управление, то есть они, по сути, были признаны банкротами. Могут ли стать банкротами дальневосточные регионы, накопившие большие долги, и что это значит для их жителей, разбиралось EastRussia.

Долги наши тяжкие
Фото: shutterstock.com
ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ БАНКРОТЫ

По данным российского Минфина, по состоянию на начало 2018 года общий размер государственного долга всех регионов России составлял 2,3 триллиона рублей. В течение 2017 года он вырос на 174 млрд рублей, а за последние пять лет сумма госдолга удвоилась.

За первое полугодие совокупный объем госдолга всех субъектов РФ чуть снизился – на 5,4 % (на 125 млрд рублей) - и составил 2,19 трлн рублей. Однако снижение это произошло в основном за счет трех регионов – Кемеровской и Свердловской областей и Краснодарского края: на них, по данным агентства «РИА Рейтинг», пришлась почти половина от суммы, на которую сократился госдолг.

Госдолг ДФО, если смотреть на абсолютные величины, далеко не самый большой в стране: 172,36 млрд рублей. Почти у всех других федеральных округов госдолг больше, причем у некоторых – в разы. Исключения - Северный Кавказ (в СКФО госдолг составляет около 82 млрд рублей) и Уральский ФО (134 млрд).

В отдельных дальневосточных регионах размер госдолга, на первый взгляд, тоже не самый внушительный, если сравнивать с другими субъектами РФ. При этом совершенно уникальная ситуация в Сахалинской области – там, согласно официальным данным, госдолга нет вообще, не было и в начале 2018 года. В России кроме Сахалина лишь один субъект с нулевым госдолгом – Севастополь.

И даже в дальневосточных регионах, накопивших серьезные долги, они не столь велики, как в некоторых других субъектах РФ. Так, госдолг Якутии (55,2 млрд рублей, рост за полгода – на 6,6 %), Хабаровского края (46,6 млрд, +13,4%), Амурской области (28,7 млрд, +3,6 %) все же несравним с задолженностью, например, Татарстана (94,2 млрд рублей), Московской области (96,8 млрд), Красноярского (100,6 млрд) или Краснодарского (129,2 млрд) краев.

На этом фоне вроде бы совсем скромно смотрятся долги Приморского края (5,4 млрд, +22,8% за полгода), Камчатки (4,2 млрд, долг за полгода сократился на 8,5%), Магаданской области (16,1 млрд, +21,3 %), Чукотки (10,4 млрд, сократился на 3 %), Еврейской автономной области (5,7 млрд, +10,1 % с начала года).

Однако абсолютные цифры в данном случае ровным счетом ни о чем не говорят. Ведь все, как известно, относительно. И тот факт, что в половине российских регионов госдолг за полгода снизился, а в большинстве дальневосточных – вырос, говорит о большем, чем конкретные суммы задолженности.

Самое главное – как соотносятся долги региона и доходы его бюджета. К примеру, в уже упомянутых Краснодарском и Красноярском краях размер задолженности составляет соответственно 65,2% и 56,8% от налоговых и неналоговых поступлений в их бюджеты в течение последнего года. В Амурской области госдолг составляет 75,7% от доходов бюджета. В Магаданской – 87,5%. В Чукотском автономном округе – 96,3%. В Еврейской автономная область – 100,8%. То есть в последнем случае долги региона (внешне не столь уж большие – 5,7 млрд рублей) оказываются больше, чем его доходы. Если называть вещи своими именами, этот регион – банкрот. И еще три близки к этому: предельно допустимый размер госдолга, обозначенный в Бюджетном кодексе РФ, в них превышен.

Впрочем, здесь же можно упомянуть субъекты-«антирекодсмены», до которых дальневосточным регионам-должникам по этому показателю еще далеко. Так, в Орловской области соотношение долга и доходов бюджета составляет 102,6%, в Карачево-Черкесской Республике - 108,7%, Хакасии - 123%, в Костромской области - 128%, в Республике Мордовии  - 246%.

В начале этого года Федеральное казначейство ввело внешнее финансовое управление в двух из них: Хакасии и Костромской области. По сути, эти регионы официально были признаны несостоятельными, а все финансовые процессы в них взяты под тотальный контроль. Произошло это впервые в истории России.

- Все расходы регионов в данном случае полностью контролируются федерацией через казначейство. Для регионов экономической свободы практически не остается. Ввести в этих двух регионах казначейское исполнение – абсолютно правильный ход: это возможность предотвратить в них полный дефолт, - поясняет Евгения Бухарова, кандидат экономических наук, профессор кафедры социально-экономического планирования СФУ.

Почему казначейское управление введено только в двух регионах из тех, где долги больше доходов бюджета? При принятии решения учитывался и такой показатель, как доли в общем размере госдолга бюджетных и коммерческих кредитов. Если доля последних высока, а доходы региона меньше, чем его задолженность –  в совокупности это означает, что долг погасить практически невозможно, он будет только расти. Из перечисленных регионов ДФО, находящихся «в красной финансовой зоне», у двух – Магаданской области и ЕАО – на коммерческие кредиты приходится половина всего госдолга.
 
КТО У КОГО В ДОЛГУ
 
Как вообще получилось, что сразу несколько дальневосточных регионов оказались на грани несостоятельности? Возможно ли что-то сделать, чтобы исправить ситуацию? Быть может, и в этих регионах ДФО ввести внешнее финансовое управление, взять экономику под тотальный государственный контроль? В Хакасии и Костроме это ведь дало результаты: госдолг уменьшился.

– Будет ли управлять экономикой региона Федеральное казначейство или иная структура извне – это, с моей точки зрения, не увеличит и не уменьшит прибавочный продукт, который в регионе создается. Выход может быть только в предоставлении большей финансовой самостоятельности регионам и в то же время в возложении на них большей ответственности за свою экономику, - считает Альберт Фалалеев, профессор, доктор экономических наук, член-корреспондент РАО. – Сейчас, в очень непростой экономической обстановке, государство разными финансовыми манипуляциями вынуждено возмещать дефицит производства, потерянных из-за этого дефицита доходов и невозможность выхода на западные рынки. Но сами по себе финансовые инструменты и манипуляции никакой ценности не имеют. При этом экономические отношения регионов с центром, мягко говоря, несбалансированны, поскольку значительная доля всего произведенного прибавочного продукта, то есть, будем говорить, финансов, из регионов изымается и оседает в центре. Сейчас, когда ситуация близка к критической, работа над тем, чтобы этот баланс все же соблюдался, начинается, и проходит в настоящее время в форме предоставления регионам дополнительных субсидий, которые все же пока не компенсируют те потери, которые они несут. А работать в этом направлении необходимо, потому что сейчас даже богатейшие регионы, которые традиционно были в числе доноров, вдруг оказались среди должников.

С этой точкой зрения согласна и Евгения Бухарова. В ситуации, когда существенная часть доходов регионов уходит в центр, субъекты РФ просто неизбежно будут становиться должниками. И занимать при этом деньги под проценты как у государства, так и у коммерческих структур. А проценты (и проценты на проценты) практически не дадут задолженности уменьшиться. Классический замкнутый круг.

– Ситуация с размерами госдолга – это на самом деле беда не регионов, это беда нашего законодательства. Когда большая часть доходов у регионов изымается, у них не остается возможности улучшить положение, инвестировать в развитие своей экономики, чтобы повысить доходную часть бюджета, - говорит Евгения Бухарова. - Ситуация перезрела: межбюджетные отношения необходимо трансформировать и корректировать. При этом формально финансовая свобода у регионов есть. У них денег нет. Все субсидии, которые туда поступают, приходят связанными. У регионов есть обязательства, которые они не могут не исполнять, а на другое средств уже не хватает. То есть проблема не в том, что на региональном уровне кто-то не хочет или не умеет грамотно управлять финансами – зачастую управлять нечем, и не по вине региона.

В областном бюджете ЕАО отмечается, что в течение 2018 года размер задолженности сократится на 600 с лишним миллионов рублей. На обслуживание долга при этом пойдет почти 268 миллионов. Эта сумма – проценты по уже реструктурированным кредитам – более чем вдвое превышает дефицит областного бюджета. А источниками финансирования регионального бюджета являются в том числе кредиты, полученные как от государства, так и от банков.

Так что, похоже, в роли вечных должников регионы-дальневосточники останутся навсегда.
Что на Дальнем Востоке произошло за неделю и кому это выгодно?
Эксклюзивная аналитика от EastRussia – каждый вторник в вашем почтовом ящике