Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Дружба дружбой, а денежки врозь

Русский с китайцем братья навек – но что стоит учесть в процессе братания?

Дружба дружбой, а денежки врозь
Фото: Koldunova Anna, shutterstock

Леонид Бляхер

профессор, зав.кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, доктор философских наук
Получив предложение порассуждать о сложностях в процессе дружбы российских и китайских деловых людей, я впал в легкую прострацию. Причина проста. Все, что я знаю, про взаимодействие с южным соседом, знает любой или почти любой дальневосточник. Более того, многие из моих знакомых, уже многие годы работающих с контрагентами из Поднебесной, знают на порядок больше. Стоит ли огород городить? 

Но, в конце концов, решил, что стоит. Во-первых, как показывает опыт, сайт EastRussia посещают далеко не только дальневосточники. Для людей же «западных» мои соображения могут быть и интересны. Во-вторых, те, кто работают с китайскими партнерами, достаточно редко рассказывают публично о специфике сотрудничества на этом рынке. Потому, мои соображения на этот счет имеют право на существование. Вдохновившись этими мыслями, я приступил…

Соображение первое – страноведческое. Китай – гигантская страна, очень сильно разнящаяся с севера на юг и с востока на запад. Южная и, особенно, юго-восточная часть Китая – промышленно развития и достаточно серьезно вестернизированная территория. Именно там расположены крупнейшие торговые центры и логистические «ворота» Китая, производственные корпорации и финансовые операторы, житница, кузница и здравница страны. Здесь для любого иностранца, желающего вложить деньги в экономику КНР, создадут режим максимального благоприятствования. Конечно, бюрократия и достаточно сложная есть и здесь. Но, если ваше предложение интересно, то вы ее просто не заметите. По крайней мере, пока оно интересно. Западная часть страны, как и юго-запад, развита намного слабее. Зато именно туда наиболее активно текут государственные инвестиции, ведется дорожное строительство, возводятся новые города и поселки. Пока иностранным партнерам там рады не всем и не всегда. Слишком не просто там все. И если юго-восток достаточно космополитичен в своих предпочтениях, то запад существенно более консервативен.

Северный Китай, примыкающий к дальневосточным территориям России, – Китай совсем особый. Он не просто «освоен» русскими в последние десятилетия так, что вывески на русском языке в приграничных городах Китая стали нормой. Здесь уровень культурного взаимодействия двух стран, двух народов и культур намного глубже. И для китайской, и для русской цивилизации – этот регион – отдаленная периферия. Но периферии эти смыкаются, срастаются, начинают походить друг на друга. Не случайно, Россия стала едва ли не первой державой, с которой Китай заключает равноправный торговый договор (смотри статьи Нерчинского мирного договора).

После присоединения к России Приамурья и Приморья в середине XIX века воздействие России на этот район Китая стало еще плотнее. Железнодорожное строительство (КВЖД) и возведение городов, многочисленные концессии в «Квантунской области», как тогда именовалась эта территория – все это создавало особую ауру северного Китая, Желтороссии. Даже поражение России в русско-японской войне не изменило ситуации. Рубль оставался основной валютой территории, а русский язык был «языком межнационального общения», да и официального делопроизводства.

После большевистского переворота в ДВР в 1922-м году огромная масса населения Приамурской окраины бежала от социалистического счастья в Северный Китай, где на долгие десятилетия сохранялась русская пресса и учебные заведения, торговля и производство. Да и сегодня десятки тысяч потомков русских переселенцев продолжают жить на севере Поднебесной.

В 50-е годы именно в эти провинции были сделаны основные инвестиции из СССР. Да и высшие учебные заведения Харбина, Мудандзяна и других крупных городов северной части КНР создавались, кстати, как и дальневосточные вузы, «десантом» специалистов из Москвы и Ленинграда. Все это создает особую атмосферу северных территорий, которые в качестве туристического бренда выбрали образ «русского Китая», правильной и понятной России, в отличие от той, которая «за рекой».

Это совершенно не значит, что все русское здесь будет приниматься на ура. Но при прочих равных, предложение из России здесь скорее встретит интерес и понимание, чем любое другое. Да и русский язык распространен гораздо шире, чем тот же английский. Сотрудничество сопредельных территорий здесь задается не решениями «высоких инстанций», а самой сутью взаимоотношений на фронтире, где предпочитают дружить и договариваться, а не конфликтовать.

Соображение второе – дружба дружбой, а денежки врозь. Привычка помогать «братским странам», сложившаяся еще в период империи и активно проявляющаяся в эпоху СССР, сохраняется в России и сегодня. На политике мы, как известно, не экономим. При этом подсознательно ждем от партнера аналогичного подхода. Но увы, подобный альтруизм – штука не типичная, во всяком случае, в Китае.

Можно сколько угодно отмечать близость геополитических интересов, намерение развивать сотрудничество и т.д. Но это, никоим образом, не приведет к вложению какой-либо значимой суммы в экономику братской страны без гарантий того, что инвестор получит понятную и ощутимую выгоду. Китаец может как угодно относится к «американскому империализму». Однако понимание того, что именно США, а совсем не братская Россия является основным экономическим партнером КНР, будет определять его экономическое поведение.

К несчастью, это понимание не всегда обнаруживается у стратегов отечественной экономики. В результате, вместо инвестиций и совместных проектов получаются протоколы о намерениях, правильные политические декларации и ощущение, что тебя обманули. Отсюда продолжающиеся рассуждения о желтой угрозе и ползучей экспансии. А ведь все просто. Хотите дружить? Давайте проводить фестивали и конференции, встречаться друг у друга в гостях и говорить хорошие слова под аккомпанемент хрустальных фужеров.

Хотите делать дело? Тоже можно. Тогда стоит спокойно подумать о том: что из того, что нужно партнеру, интересно и тебе? Или наоборот. Есть ли у партнера нечто, что позволит тебе сделать дело лучше, качественнее, эффективнее.  Есть ли возможность выстроить отношения так, чтобы всем было интересно и выгодно? Если есть, то целоваться в десны можно и потом, как и рассказывать о вечной любви и дружбе между нашими братскими странами. Это тоже важно, но оно про другое. Не про хозяйство.

Соображение третье – сложный закон, но простые правила. Действительно, число законов в Китае велико. Здесь мы вполне можем порадоваться за отечественное законодательство. Есть и более громоздкое. Кроме того, к очень правильным законам государственного уровня (для ВТО, для зарубежных партнеров и т.д.) есть законы провинций, решения партийных органов, традиции, исполняемые не менее трепетно, чем законы.

Для внешнего наблюдателя – это какой-то невозможный пучок противоречий, конфликтов и неопределенностей. Но это для внешнего наблюдателя. Для агентов, действующих внутри, все это легко укладывается в понятные и, главное, стабильные правила игры, прекрасно понимаемые всеми участниками. В зависимости от того, на каком уровне эти правила оформляются, они приобретают тот или иной «законный» вид, оставаясь теми же самыми правилами.  

Кстати, и законодательство России воспринимается таким же образом. Для китайского предпринимателя нет принципиальной разницы между формальной нормой и неформальным правилом. Он видит правила игры и играет по ним. Вот здесь и возникает острая необходимость предпринимателей двух стран, да и не только предпринимателей друг в друге. И в первом, и во втором варианте необходим «лоцман», который проведет корабль вашего бизнеса через все Сциллы и Харибды чужих правил.

Как вы заинтересуете его, ваши проблемы. Но без такого «лоцмана» ваш путь будет намного трудней. Да и его успешное завершение будет совсем не очевидным. Если вы сможете стать таким «лоцманом» для китайского партнера, он тоже найдет возможность вас отблагодарить. То есть, нужно договориться и сверхсложные законы вдруг станут очень простыми и понятными. Главное, не мерить их своей мерой. Они другие. Их создавали для разного.

Есть и психологические отличия. Они не принципиальны, но порой превращают общение в цепочку недоразумений. Информанты из числа отечественных предпринимателей часто отмечали, что китайским партнерам очень трудно сказать «нет». Для них это потеря лица. С контрагентом, стремящимся «расставить все точки над и», как правило, просто рвут отношения. Отличий множество. Если их просто перечислять, то небольшая статья разрастется до изрядного тома. Но из слов тех же информантов следует и другое: какими бы не были различия в нормах и менталитете, культуре и образовании, если люди заинтересованы друг в друге, в совместной деятельности, то они договорятся. Разумные люди всегда найдут возможность договориться друг с другом.
25 ноября: актуальная информация по коронавирусу на Дальнем Востоке
Дайжест региональных событий и свежая статистика