Иркутск
Улан-Удэ

Благовещенск
Чита
Якутск

Биробиджан
Владивосток
Хабаровск

Магадан
Южно-Сахалинск

Анадырь
Петропавловск-
Камчатский
Москва

Хабаровск и Владивосток: два города, два края – одна судьба

Леонид Бляхер о соперничестве Хабаровска и Владивостока – дальневосточных столиц, соединенных Транссибом

Хабаровск и Владивосток: два города, два края – одна судьба

Леонид Бляхер

профессор, зав.кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета, доктор философских наук
Про извечную конкуренцию двух центров дальневосточного региона уже писаны сотни текстов. И в самом деле – Хабаровск спорит с Владивостоком за первенство в самых разных областях от транспорта до образования, от музыки до кино. Различия очевидны.  Владивосток – город портовый, военный и, одновременно, невероятно живой, авантюрный, готовый на самые неожиданные и рискованные приключения. Город, расположенный в пространстве не только вдаль и вширь, но и… по вертикали. Здесь, кажется, даже машины скоро обучатся скалолазанию. Хабаровск, напротив, город, хоть и тоже военный, но чинный и благонамеренный, купеческий и чиновный. Во Владивостоке, как и во всей стране, чиновников тоже не мало. Но здесь они кажутся, скорее, предпринимателями, менеджерами своих «предприятий», нежели государевыми людьми. В Хабаровске не только предприниматели, но и журналисты, музыканты и педагоги невероятно похожи на больших и маленьких чиновников.  Разные города. Очень разные и, одновременно, невероятно похожие.

Возникли они примерно в одно и то же время – в середине XIX века, когда по Айгуньскому договору Россия присоединила Приамурье и Приморье.  Строились города, прежде всего, как крепости, военные центры, откуда могла контролироваться территория. Правда, Хабаровск уже в 90-е годы становится центром генерал-губернаторства, а Владивосток продолжает оставаться главной морской крепостью на Тихом океане. Но сходство не исчезает.

Оба города стоят на Транссибе, который по сегодняшний день остается главной нитью, соединяющей Дальний Восток с европейской Россией. Правда, Хабаровск – хоть и важная, но только одна из узловых станций, а во Владивостоке Транссиб заканчивается. И там, и здесь есть порт. Правда, если во Владивостоке им дышит весь город, то в Хабаровске это – только одно из городских предприятий. И в Хабаровске, и во Владивостоке есть гигантские мосты, считающиеся для своего времени одним из вершин технической мысли. Но мосты под стать городу, каждый своему. Огромные и в то же время воздушные мосты в городе у Океана и массивный и солидный, на века, мост через Амур у Хабаровска. Сходна и оставшаяся часть исторической застройки. Хотя отличия тоже имеются. Есть общее и в рельефе: сопки центра Хабаровска и Владивосток, уступами сбегающий по отрогам гор к своим набережным. Так, похожие или разные?

Наверное, все-таки похожие. Чем? Думаю, самым главным – Дальним Востоком. Прекрасным и загадочным регионом. Местом, где самые богатые земли и далеко не самые богатые люди. Местом, где захватывает дух, от красоты бескрайних равнин, подернутых дымкой тумана сопок, величия Амура и беспредельности океанских просторов. Местом, где почему-то власти предержащие думали и думают о чем угодно, только не о том, чтобы жителям региона было удобно жить. Местом, где поездка в Китай – рядовое событие, а путешествие в Белоруссию – приключение. Странное, очень странное место – наш Дальний Восток. Об этом странном месте, о судьбе его столиц, о его будущем и хотелось бы порассуждать.

Главная, как мне кажется, странность нашей прекрасной земли состоит в том, что за очень короткие постсоветские десятилетия здесь произошли и происходят невероятные по скорости изменения. Рухнул ВПК, на котором еще с далеких 30-х годов ХХ века строилась региональная экономика. Взошла звезда сырьевых отраслей. Лес, рыба, металлы, бобы и зерно постепенно вытеснили танки и подводные лодки, корабли и самолеты. На много, на порядки возросло дорожное строительство. Мосты и тоннели, развязки и трассы, городские, региональные, федеральные. Да дороги еще далеки от совершенства. Но еще недавно их просто не было. Полностью обновлен в 90-е аэропорт в Хабаровске и совсем недавно красавец-хаб во Владивостоке.  Транссиб и Северный морской путь получили «второе дыхание».

Появилось то, о существовании чего уже стали забывать за долгий советский период – частное предпринимательство, породившее десятки новых магазинов и ресторанчиков, кафе и развлекательных центров, частных больниц и детских садов. И, как венец обновления – гигантский, на зависть всему миру кампус ДВФУ на острове Русский, более напоминающий пятизвездочный отель, нежели университет.

За неполные три десятка лет регион пережил смену такого числа властителей и политических конструкций, которое в более спокойном месте или в более спокойное время хватило бы не на одно столетие. Не жизнь, а калейдоскоп сменяющих друг друга хозяйственных, политических до и просто бытовых форм.

Но, странное дело, в разговорах на улице и в транспорте, в сетованиях бабушек у подъезда и журналистов в коридорах изданий постоянно возникает одна и та же тема: Ну, ничего же не меняется!!! Все, как было, так и остается!!! Что же это «все», которое не меняется, несмотря на постоянные и, часто, радикальные изменения? Давайте разберемся.

Начнем с очевидного, того, что, и  правда, не меняется. Первое и, наверное, самое неприятное – тарифы. Эта беда уже долгие десятилетия осложняет жизнь всем в регионе. Огромные энергетические тарифы делает и производство, да и саму жизнь в регионе «золотой». Казалось бы, две огромные ГЭС на Зее и Бурее.  Значительные мощности в Приморье. Новые и новые вложения в энергетику региона. Но… воз и ныне там. Тарифы продолжают бороться с конкурентоспособностью дальневосточной продукции. Дорогая она выходит. То есть сырье-то, конечно, покупают. А вот продукты его переработки, извините. Дороговато. Да разве только продукты? Стандартная ситуация беседы дальневосточника и приезжего имеет два «обязательных» сюжета. Первое – констатация, что зарплаты у нас очень даже ничего. Вторая – оторопь, когда дальневосточник называет цену за коммунальные услуги. Она оказывается намного больше, чем, скажем, в российских столицах.

Вторая, уже привычная беда – удаленность, оторванность. Дело не только в том, что «путь не прост» или «десять тысяч верст» крюк не малый. Вон, южный сосед решил построить скоростную магистраль в 12000. И ничего. Строит. Дело в том, что начальство, которое определяет, как в регионе жить, чему здесь быть, живет, как правило, от региона далеко. Еще про первого такого владыку Ивана Борисовича Пестеля, губернатора Сибири ходил анекдот, что у него лучшее в мире зрение: из Петербурга всю Сибирь видит. Да и сегодня первые лица предпочитают управлять регионом из прекрасного  далеко.

Их представления о регионе основаны на официальных отчетах, статистических данных. И то, и другое – вещи хорошие. Только вот отчитываются люди не за «жизнь», а за совершенно конкретные «статьи». Да и статистика отвечает не на те вопросы, о которых ты хочешь узнать, а на то, о чем ты спросил. Вот и возникает в головах у большого начальства путаница. ВВП (статистический показатель) путают с уровнем жизни (виден в холодильнике и кошельке). Капиталовложения путают с эффективностью управления экономикой. Много что и с чем путают. Не потому, что глупые или не компетентные. Просто реальность, особенно российская чтобы ей управлять, должна не цифрами, а ногами, руками и глазами изучаться. Издали это плохо выходит. Возникают две не связанные реальности.

Это плохо? Да. Но так ли фатально? Можно ли согласовать эти реальности? Думаю, что можно. Об этом следующий очерк.